Библиотека управления

Советы директоров предприятий с SOE в России

Туткевич Владимир Эксперт Ассоциации Независимых Директоров
Филатов Александр Исполнительный директор Ассоциации независимых директоров
Черкаев Дмитрий Руководитель Исследовательского центра АНД, член экспертной группы Комитета по деловой этике Торгово-промышленной палаты РФ, канд. юрид. наук, доцент ГУ-ВШЭ

Оглавление журнала

      Целью данной статьи является обзор правил и прецедентов, связанных с деятельностью советов директоров крупнейших российских акционерных обществ с государственным участием (в дальнейшем SOE — State-Owned Enterprises). В рамках обзора кратко рассмотрены законодательные основы деятельности советов директоров, освещены такие вопросы, как сфера ответственности, основные функции советов директоров SOE, их подотчетность государственным ведомствам, характеристики состава и численности, деятельность профильных комитетов при советах директоров, а также практика оценки их деятельности и вопросы вознаграждения директоров.

Терминологически следует разделять государственные предприятия и акционерные общества с участием государства. Государственные предприятия — это организационно-правовая форма юридического лица, которая отсутствует в зарубежном праве. Например, Федеральное государственное унитарное предприятие (ФГУП) «Мосгортранс» (наземные пассажирские перевозки по г. Москве) или ГУП «Петербургский метрополитен». Государственные предприятия не являются собственниками своего имущества, а владеют государственным имуществом на одном из ограниченных вещных прав. Федеральный закон «О государственных и муниципальных предприятиях» предусматривает ограничения по распоряжению имуществом, принадлежащим государственному предприятию: по целому ряду сделок оно вправе им распоряжаться только с согласия государства. В настоящем исследовании практика управления такими предприятиями рассматриваться не будет.
В отличие от государственных предприятий, акционерные общества владеют своим имуществом на праве собственности и не должны получать разрешений со стороны государства на распоряжение тем или иным имуществом.
Государство, участвуя в акционерном обществе, выступает как акционер и имеет те же права, что и остальные акционеры. По данным Министерства государственного имущества РФ, по состоянию на январь 2002 г. в России было приватизировано 129 811 бывших государственных предприятий, т. е. свыше 66% от общего их количества на начало процесса приватизации в 1992 г. В 2001 г. были реализованы пакеты акций, находившиеся в государственной собственности, на общую сумму 9,99 млрд руб. При этом число предприятий, все еще находящихся под полным или частичным государственным контролем, фактически стабилизировалось. С каждым годом количество приватизируемых предприятий продолжает сокращаться. Так, в 1998 г. было приватизировано 2100 предприятий, в 1999 г. — 700, а в 2000 г. — 150. Таким образом, большая часть бывших государственных предприятий была приватизирована уже в первые 3-5 лет приватизации.
Следует учитывать распространенную российскую практику, когда государство владеет акционерным капиталом опосредованно (через контроль над основным предприятием, имеющим, в свою очередь, контрольный пакет в своей дочерней компании). К компаниям с прямым государственным участием можно отнести, например, РАО «ЕЭС России» (контрольный пакет в собственности государства), ОАО «Российские железные дороги (РЖД)» (100% акций в собственности государства), ОАО «Связьинвест» (в собственности государства 75% минус одна акция), ОАО «Аэрофлот», ОАО «Внешторгбанк» и другие компании. В числе акционерных обществ с опосредованным государственным участием можно выделить, например, дочерние компании ОАО «Связьинвест», среди которых ОАО «Ростелеком», региональные операторы связи (ОАО «Северо-Западный Телеком», ОАО «Южная телекоммуникационная компания», ОАО «Центртелеком» и др.) или ОАО «Транстелеком» (100% акций принадлежит ОАО «Российские железные дороги»). Хотя формально такие предприятия не относятся к SOE, государство активно вмешивается в их управление. Некоторые из предприятий данного типа отчитываются напрямую перед органами управления материнской компании, минуя собственный совет директоров, а в советах директоров других состоят государственные чиновники. Поэтому в настоящем исследовании отдельные механизмы работы советов директоров будут показаны на примере таких компаний.
По оценкам экономистов, на сегодняшний день российское государство владеет 100%-ным пакетом акций в более чем 160 акционерных обществах, контрольным пакетом — более чем в 540 компаниях, наконец, блокирующим пакетом — примерно в 1200 компаниях. Более мелкими долями российское правительство владеет еще в 1750 предприятиях. Компании, в которых государство сохраняет свою долю, представляют, по мнению правительства, стратегическую значимость как для обеспечения обороноспособности, так и в плане государственного контроля над важнейшими элементами инфраструктуры (в том числе естественными монополиями).

Положительные изменения в практике управления SOE
В последние годы правительство предпринимало шаги с целью повысить эффективность управления государственными пакетами акций в российских предприятиях. Под эффективным управлением правительство понимает как увеличение доходов государства от дивидендов, выплачиваемых по государственным пакетам акций, так и повышение акционерной стоимости тех предприятий, в которых государство намерено реализовать свою долю. В рамках этих усилий государство обращало основное внимание на советы директоров как органы управления, через которые оно может осуществлять прямое влияние и контроль над компаниями.
Надо отметить, что за последние пять лет значительно возрос государственный контроль над советами директоров в SOE. Были выпущены нормативные акты, где SOE были сгруппированы по степени важности для государства и, соответственно, по уровню ведомств, в которых должны приниматься решения о различных предприятиях. Подробнее об этих постановлениях речь пойдет в разделе «Состав совета директоров».
Принятие Кодекса корпоративного поведения, носящего рекомендательный характер, инициировало позитивные сдвиги в практике корпоративного управления акционерных обществ в целом и компаниях с государственным участием в частности. Положительным изменением явилось создание специализированных комитетов при советах директоров многих предприятий. Значительная доля таких комитетов была создана начиная со второй половины 2003 г., однако следует отметить, что процедуры в большинстве подобных комитетов еще до конца не отлажены. В нескольких компаниях с государственным участием (РАО «ЕЭС», Сбербанк, Аэрофлот) созданы комитеты по аудиту, с помощью которых предполагается улучшить механизмы внутреннего контроля. Однако во многих компаниях комитеты создаются формально и к их работе даже не привлекаются независимые директора. Подробнее об этих комитетах речь пойдет в разделе «Деятельность совета директоров».
Что касается независимых директоров, то их деятельность также активизировалась в последние годы. В российском корпоративном сообществе наблюдается дефицит профессиональных управленцев, готовых исполнять обязанности независимых директоров, и настороженное отношение контрольных акционеров, в том числе государства, к институту независимых директоров, поэтому чаще всего функции независимых директоров в SOE берут на себя представители миноритарных акционеров. В настоящее время в России действует ряд организаций, которые объединяют профессионалов и помогают им в осуществлении функций независимых директоров. Например, в Национальном реестре профессиональных корпоративных директоров из 120 членов примерно 20 входят в советы директоров компаний с государственным участием. Более подробно о таких организациях, объединяющих профессионалов, речь пойдет в разделе «Состав советов директоров».
В период до 2003 г. в целом наблюдался процесс повышения прозрачности российских компаний и улучшения функционирования советов директоров. Следует отметить, однако, что в 2004 г. этот процесс приостановился и отчасти даже пошел на убыль. Во многом это связано с событиями вокруг ОАО «ЮКОС», в результате которых многие сделали вывод об уязвимой позиции компаний, стремящихся к максимальной открытости своей деятельности. Тем не менее, согласно исследованиям, проведенным Российским институтом директоров, Ассоциацией менеджеров, Ассоциацией Независимых Директоров, качество корпоративного управления в российских компаниях постепенно повышается.

Правовые изменения в практике корпоративного управления
Серьезные положительные изменения произошли за последние три года и в правовой базе корпоративного управления. В частности, был заметно обновлен Федеральный закон «Об акционерных обществах», последние изменения в который были внесены в феврале 2004 г. По инициативе Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг (ФКЦБ, а впоследствии — Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР)) был принят Кодекс корпоративного поведения (ККП), регламентирующий деятельность советов директоров и имеющий рекомендательный характер. ККП пока не получил широкого распространения ни в частных, ни в государственных предприятиях, хотя ряд компаний приняли свои внутренние корпоративные кодексы на основе ККП ФКЦБ.
Существуют требования, имеющие обязательный характер. Так, в соответствии с постановлением ФКЦБ (ФСФР) все акционерные общества в своем годовом отчете должны иметь раздел, в котором по установленным формам раскрывается информация о следовании рекомендациям Кодекса корпоративного поведения. Данный фактор в совокупности с ужесточившимися требованиями листинга на российских биржах приводит к повышению уровня корпоративного управления в компаниях с государственным участием, ценные бумаги которых котируются на биржах.
Еще одно улучшение в правовой сфере связано с принятием нового Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»: в результате введения дополнительных процедур судебного контроля число «заказных» банкротств резко уменьшилось. Кроме того, возможность обращения с заявлением о возбуждении дела о банкротстве появляется теперь только после безуспешности исполнительного производства по иску кредитора.
Согласно отчетам о результатах исследований практики корпоративного управления в российских акционерных обществах, проведенных Российским институтом директоров, улучшения затронули такие аспекты практики корпоративного управления, как проведение общих собраний, структура советов директоров, увеличение количества независимых директоров, а также раскрытие информации.
Всемирный банк и Международная финансовая корпорация в своем докладе «Бизнес в 2005 году — устранение препятствий для роста» сделали вывод, что в России вести бизнес стало удобнее и легче.
Проанализировав предпринимательский климат в 145 странах, авторы доклада констатировали, что в России можно относительно быстро и недорого открыть свое дело, а условия найма и увольнения сотрудников весьма гибкие.

Основные недостатки в практике управления SOE
Проблемы с управлением SOE можно условно разделить на объективные и субъективные. К первым относятся трудности, характерные и для частных предприятий. Это общее снижение прозрачности, последовавшее за событиями вокруг «ЮКОСа», о котором говорилось выше. Кроме того, это многочисленные конфликты интересов и даже случаи коррупции среди отдельных членов советов директоров SOE. Решению этой проблемы препятствуют недостаточно четко прописанные требования к деятельности членов советов директоров, отсутствие процедур оценки их работы, а также нечетко сформулированные для них государственными ведомствами цели. Более подробно об этих проблемах речь пойдет в разделах об оценке деятельности советов директоров и о вознаграждениях.
Субъективные недостатки в управлении SOE выявляются в результате проверок, которые регулярно проводят различные государственные ведомства, в первую очередь Счетная палата РФ. Так, в 2004 г. Счетная палата сделала вывод о неудовлетворительном качестве управления государственным имуществом по следующим причинам:

  • SOE не соблюдают Кодекс корпоративного поведения. Представители государства при голосовании по распределению дивидендов не выполняют директивы Федерального агентства по управлению федеральным имуществом (ФАУФИ — бывшее Министерство имущественных отношений РФ), а последнее иногда не дает четких указаний там, где они необходимы;
  • представители государства не соблюдают порядок принятия решений о начислении дивидендов по государственным пакетам акций;
  • ФАУФИ не подает иски в суд на компании, не перечислившие дивиденды в бюджет государства;
  • ФСФР (бывшее ФКЦБ) плохо контролирует раскрытие информации со стороны SOE, хотя, по мнению Счетной палаты, должно это делать.

По мнению члена комиссии Совета Федерации по взаимодействию со Счетной палатой, в рамках процесса приватизации госимущества управление как таковое не ведется, приватизация выглядит как случайный процесс.
Спланированной государственной политики по подготовке предприятий к приватизации нет. У ФАУФИ не хватает функций для эффективного осуществления предпродажной подготовки и продажи пакетов компаний.

Структура и размер совета директоров
Для российской практики корпоративного управления характерно, что в большинстве советов директоров участвуют представители главного акционера и высшего руководства компаний. Это относится к акционерным обществам, имеющим государственное участие, равно как и к частным компаниям.
В крупнейших российских SOE присутствуют как чиновники, так представители руководства компаний. Если государство владеет акциями компании опосредованно, через другие SOE, то в совет директоров таких компаний обычно входят представители материнской SOE.
Например, в ОАО «Южная телекоммуникационная компания (ЮТК)», контрольный пакет акций которой принадлежит ОАО «Связьинвест», шесть из одиннадцати членов совета директоров являются представителями «Связьинвеста». В ОАО «Транстелеком», 100% акций которого принадлежат естественной монополии по железным дорогам, двое из одиннадцати директоров являются исполнительными, а остальные — сотрудники материнской компании, ОАО «РЖД». Все они обязаны голосовать в соответствии с указаниями «РЖД». В ОАО «Аэрофлот», где государству принадлежит контрольный пакет акций, семь из одиннадцати членов совета представляют главного акционера, т. е. государственные чиновники представлены в большей пропорции, нежели это предполагает находящийся в руках государства процент акций.

    SOE, в которых Счетной палатой РФ качество управления государственным имуществом признано неудовлетворительным:
    ОАО ПК «Концерн "Антей"»,
    ОАО «Газпром»,
    ОАО «Роснефть»,
    ОАО «НК "Славнефть"»,
    ОАО «ЛУКОЙЛ»,
    ОАО РАО «ЕЭС России»,
    ОАО «ТВЭЛ»,
    ОАО «Новороссийский морской торговый порт»,
    ОАО «АК "Транснефтепродукт"»,
    ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат»,
    ОАО «Ванинский морской торговый порт»,
    ОАО «Мурманский морской торговый порт»,
    ОАО «Связьинвест»,
    ОАО «Аэрофлот — Российские авиалинии»,
    ОАО «Техснабэкспорт»,
    ОАО «Совкомфлот»,
    ОАО «Химпром»,
    ОАО «Росгосстрах»,
    ОАО «Атомредметзолото»,
    ОАО «Ракетно-космическая корпорация «Энергия» имени С. П. Королева»,
    ОАО «Московский завод "Кристалл"»,
    ОАО «Арзамасский приборостроительный завод»,
    ОАО «Дальневосточное морское пароходство»,
    ОАО «Тверской вагоностроительный завод».

Что касается численности советов директоров, то Федеральный закон «Об акционерных обществах» предъявляет к ней минимальные требования, основанные на зависимости от числа акционеров компании. В соответствии с последними поправками, внесенными 24 февраля 2004 г., количество членов совета директоров не может составлять менее пяти человек; при этом сохранено условие, согласно которому для акционерного общества с числом акционеров, владельцев голосующих акций, более одной тысячи число членов совета директоров не может составлять менее семи человек, а для акционерного общества с числом акционеров, владельцев голосующих акций, более десяти тысяч — менее девяти человек.
В большинстве крупнейших и наиболее значимых предприятий численность советов директоров составляет 11 человек, несмотря на то, что данное число отсутствует в законодательных актах. Максимальный численный состав достигается в таких компаниях, как, например, РАО «ЕЭС России», в совет директоров которого входит пятнадцать человек, или ОАО «Связьинвест» (см. таблицу). Подробнее об участии других категорий директоров, в том числе независимых директоров, представителей миноритариев, профсоюзов и др., написано в разделах о составе советов директоров и об их деятельности.

Численность и годовой оборот совета директоров
КомпанияЧисленность СДОборот 2004 г.
Газпром1130 млрд долл.
РЖД1123 млрд долл.
РАО ЕЭС1522 млрд долл.
Волгателеком (главный акционер Связьинвест)110,4 млрд долл.
Связьинвест1621 млрд долл.
Мосэнерго133,1 млрд долл.
Аэрофлот111,6 млрд долл.
Ленэнерго (главный акционер Связьинвест)110,73 млрд долл.
АК Алроса ЗАО152 млрд долл.

Продолжение читайте в следующем номере.