Библиотека управления

Некоторые подходы к совершенствованию механизма управления технологическим развитием

Багриновский К.А., Бендиков М.А.

Оглавление журнала


1. СТАНОВЛЕНИЕ ИННОВАЦИОННОГО РЫНКА В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ

Доминирующая роль наукоемких производств и информационных технологий в современной экономике определяется их растущим вкладом в уровень развития и благосостояния общества. Кроме того, сегодня они служат показателем стратегического уровня экономической мощи страны, ее национального статуса.

В России в 90-е годы в результате резкого сокращения финансирования правительственных заказов для государственных нужд (главным образом, оборонно-ориентированных) значительные мощности высокотехнологичного комплекса оказались невостребованными и начали деградировать: сократились объемы производства и НИОКР, численность работников, нарушились многоуровневые кооперационные связи, часть производств перепрофилировалась на выпуск продукции более низкого технического уровня.

Общий кризис и структурная деформация экономики привели к тому, что в настоящее время в наиболее критическом положении находятся фундаментальные исследования и разработки, научно-технические и технологические заделы, научно-конструкторский и производственный состав специалистов, то есть тот интеллектуальный капитал, который является основой технологического развития и обеспечивает надежное инновационное лидерство в конкурентном противостоянии достижениям других стран.

Запас этого капитала, созданного в предшествующий период благодаря последовательной научно-промышленной политике, оказался столь велик, что даже без многолетнего минимально необходимого финансового обеспечения инерционная мощь промышленного потенциала удовлетворяет внутренние и внешние потребности во многих видах сложной продукции, что само по себе является экономическим феноменом, требующим объяснения. Ведь если обратиться к исследованиям по экономической безопасности, например, за 1994 г., то в них прогнозировался окончательный развал наукоемкой промышленности в течение нескольких лет2. В действительности же этого не произошло, ситуация оказалась более оптимистичной.

Проблема состоит в том, что без создания опережающих инвестиционных заделов (в капитальном строительстве и техническом перевооружении), а также без новых заделов в области фундаментальных и прикладных исследований и разработок, без совершенствования базы знаний и всей системы подготовки кадров, отвечающей современным и перспективным требованиям, промышленный потенциал наукоемких производств, в конце концов, окончательно утратит свою прогрессивную роль и свои конкурентные преимущества.

Необходимо иметь в виду, что, вопреки состоянию невостребованности, именно наукоемкий сектор промышленности является наиболее перспективной базой социально-экономического развития страны, ее экономической безопасности, масштабного и форсированного обновления устаревшего производственного аппарата (износ основного капитала в промышленности в 1997 г. составлял почти 52%, причем износ оборудования достигал 68%, а в машиностроении — более 70%. За прошедшие три года износ еще более увеличился).

И именно поэтому, то есть в силу практической безальтернативности инновационного пути, нужно четко определиться в характере, выборе форм и методов технологического развития с целью выработки правильной инновационной политики и оптимальной стратегии ее осуществления. Использование этих возможностей как основы экономического роста — последний и, пожалуй, единственный наш шанс построить современную экономику, сохранить свой статус в ряду экономически развитых стран.

Кратчайший путь к достижению этой цели проходит через эффективную научно-промышленную политику, для осуществления которой все предпосылки еще полностью не утрачены. К ним следует отнести:

а) наличие в стране мощного интеллектуального потенциала, имеющего в своей основе сформировавшуюся систему образования и традиционно высокий уровень научно-технической культуры;

б) имеющиеся свой и мировой опыт создания системы распространения технологических достижений в производства с более низким техническим уровнем;

в) постоянно расширяющееся многообразие форм и условий хозяйствования, правил их регулирования нормативно-правового характера (налоговых, таможенных, прав интеллектуальной собственности, ценовых, антимонопольных, защиты внутреннего рынка и т.п.);

г) потенциально высокий спрос на продукцию наукоемкой промышленности со стороны потребительского рынка и производственного сектора;

д) более высокий уровень рентабельности (доходности) наукоемких производств по сравнению с ресурсодобывающими и перерабатывающими.

Некоторые положительные результаты развития российской экономики в 1999—2000 гг. показывают, что реализация научно-промышленной политики, направленной на раскрытие потенциальных возможностей реального сектора экономики, позволяет переломить кризисные тенденции в социально-экономическом развитии страны.

Такая политика, нацеленная на структурные и институциональные преобразования экономики, практически обеспечивает ее хоть и неоднородную, фрагментарную, но, в целом, неуклонную трансформацию к рыночному типу. Либерализация экономических отношений влечет за собой проявление уже в переходный период свойственных рыночной экономике хозяйственных механизмов и регуляторов, таких, например, как конкуренция на рынке товаров и услуг, стимулирующая их перманентное обновление и улучшение качественных характеристик.

Тем самым в экономике, обладающей интеллектуальным и промышленным потенциалом, возникает устойчивый спрос на научно-технические и технологические достижения, объективно появляются необходимые (но не достаточные) условия для развития специализированного рынка инновационных продуктов и формирования его завершенной инфраструктуры.

Создание этого ключевого, с точки зрения распространения нововведений, механизма роста эффективности производства в плановой централизованной экономике оказалось неразрешимой проблемой. Слабые адаптационные способности промышленности, ее индифферентность по отношению к передовым достижениям, к требованиям рынка и потребительского спроса — все это, в конечном счете, отразилось на общих неудовлетворительных результатах технологического и социально-экономического развития страны.

Напротив, вместе с либерализацией экономики и отказом государства от непосредственного управления хозяйствующими субъектами в России появились изначальные предпосылки для становления инновационного сегмента рынка, непосредственно влияющего как на динамику технологического развития, так и на воспроизводственный потенциал промышленности, то есть на экономический рост. Наблюдается увеличение в абсолютном и относительном выражении внутренних затрат предприятий на НИОКР, капитальных вложений на техническое перевооружение за счет собственных и заемных средств.

В высокоэффективных индустриальных экономиках чрезвычайно развит процесс превращения изобретений и научных результатов в успешный технологический бизнес. По некоторым оценкам3, годовой объем наукоемкой продукции на мировом рынке сегодня достигает 2,5 трлн долл. (лидером является автомобилестроение, на долю которого приходится 450 млрд долл. в год, за ним следуют электроника — примерно 200 млрд, информационные технологии и телекоммуникации — около 160 млрд, авиация и космос — 142 млрд, вооружение — 106 млрд) и превосходит сырьевые и энергетические ресурсы. Объемы экспорта наукоемкой продукции приносят, например, США около 700 млрд долл. в год и создают 15 млн рабочих мест.

Россия также имеет в этой сфере серьезный потенциал: 12% ученых мира и накопленная интеллектуальная собственность, оцениваемая примерно в 400 млрд долл.4 Но ее доля в мировом объеме наукоемкой продукции ничтожно мала — сегодня она достигает лишь 0,3% и явно не соответствует научно-промышленному потенциалу, уровню развития науки и образования. Общественная задача состоит в существенном увеличении этой доли за счет приоритетов научно-промышленной и инновационной политики, направленной на финансовое оздоровление предприятий и создание благоприятного инвестиционного климата, прямого государственного финансирования важнейших фундаментальных и прикладных исследований и разработок, укрепления нормативно-правовой базы, эффективного менеджмента в решении инновационных проблем5.

Аморфность научно-промышленной политики в течение всего периода радикальных экономических преобразований, проявившаяся в слабой стуктурированности целей и недостаточности мер прямой и косвенной поддержки инновационной деятельности, привела к тому, что доля инновационно-активных предприятий в промышленности опустилась до предельно низкого уровня. В 1998 г. она уже не превышала, по различным оценкам, 4—5% (наша оценка — 0,73%). В то время как в развитых экономиках нормой считается 60—80%6 и в конце 80-х годов наша промышленность в целом также соответствовала этой норме.

Главными причинами проявления неблагоприятных тенденций в развитии инновационной деятельности явилось одновременное действие комплекса макроэкономических факторов:

  • общий спад экономики и промышленного производства, вызванного потерей управляемости, стихийной либерализацией цен и инфляцией, подорвавших финансовую базу предприятий;
  • резкое снижение возможностей государственной поддержки сферы исследований и разработок;
  • отрыв финансового рынка и инвестиционных потоков от реального сектора экономики, разрушение воспроизводственных контуров промышленных предприятий;
  • отказ государства от монополии на средства производства и осуществление широкомасштабной приватизации его промышленной собственности, сопровождавшиеся почти полным сокращением государственного участия в капитальных вложениях предприятий;
  • низкая конкурентоспособность отечественных предприятий, оказавшихся вытесненными с внутреннего рынка высокотехнологичной продукции и услуг, и т.д.

Своевременного и адекватного возмещения финансово-ресурсной базы для инновационной деятельности за счет собственных (внутренних) источников предприятий или заемных средств не произошло, да и не могло произойти в силу того, что высокая активность в высокозатратной инновационной сфере может быть обеспечена только при условии доминирующей роли государства и его финансовой поддержке. Сейчас же она носит символический характер.

В результате, наиболее ощутимые потери, невосполнимое (по крайней мере, в ближайшей перспективе) качественное и количественное сокращение понес кадровый и интеллектуальный потенциал исследований и разработок, наиболее квалифицированный и молодой состав специалистов предприятий. Утрачена важная для стабильной работы, с точки зрения передачи накопленных знаний и опыта, преемственность поколений. Одновременно резкие сокращения произошли в объемах выпуска инновационной промышленной продукции.

Опыт индустриально развитых стран с долгой историей рыночного развития показывает, что одних только рыночных механизмов недостаточно для активизации инновационной деятельности, необходима целенаправленная регулирующая функция государства в сфере НИОКР, его ответственность за общую стратегию технологического развития, за поддержку наукоемких технологий и фундаментальных исследований. Мера ответственности и поддержки определяется рядом причин:

а) высокими издержками некоторых прогрессивных исследований и разработок по отношению к национальным ресурсам;

б) различными недостатками рыночной системы в решении фундаментальных, долгосрочных проблем (например, далеко не все результаты исследований и разработок являются самоокупаемыми, не во всех случаях коммерческие интересы даже крупных корпораций простираются на решение задач государственного масштаба или приоритета);

в) стремлением к поддержанию военного и оборонно-промышленного потенциалов на максимально высоком научно-техническом уровне;

г) двойным применением некоторых военно-ориентированных исследований и разработок в гражданских отраслях экономики и др.

Задачей государства является определение научно-технических и технологических приоритетов в условиях ограниченности ресурсных средств, выработка инновационной и промышленной политики, представляющей взаимный интерес для науки, промышленности, инвесторов, непосредственно бюджетное финансирование так называемых базисных инноваций, создание условий для эффективного функционирования инновационного рынка.

Наряду с государственным участием и поддержкой в 90-х годах самым действенным способом в процессе перехода многих ведущих стран мира к постиндустриальному развитию стало продвижение технологических инноваций с помощью так называемого венчурного (рискованного) капитала. Например, в США имеется более 900 венчурных компаний и фондов, которые ежегодно вкладывают в инновационные проекты порядка 35 млрд долл. Близкая картина имеет место и в других промышленно развитых странах. Согласно статистике только одно из 100 предложений венчурному фонду получает финансирование и лишь 30% профинансированных проектов через 3—5 лет оказываются коммерчески удачными. Однако в случае удачи прибыль венчурного капиталиста на 10—15 и более процентов превышает банковскую ставку. Венчурные фонды, выступая в качестве инвесторов инновационных проектов, способны идти на риск ради высокой прибыли удачных проектов, компенсируя неудачные вложения.

Главными агентами инновационного рынка, образующими конкурентную среду, являются предприятия — создатели и обладатели научно-технических достижений и «ноу-хау»; небольшие самостоятельные фирмы, основная сфера деятельности которых — посредничество при распространении и внедрении нововведений до стадии производства; субъекты процессных, продуктовых и организационно-управленческих инноваций, то есть их потенциальные потребители (пользователи); а также кредитно-финансовые (в том числе венчурные), патентно-лицензионные, консалтинговые, рекламные, учебно-методические и прочие государственные и частные структуры.

Сложность и многообразие форм и методов взаимодействия всех многочисленных участников инновационной деятельности представляют исследовательский и практический интерес при определении оптимального соотношения рыночного и государственного регулирования технологического развития, при анализе механизмов распространения нововведений для создания эффективной системы управления этим развитием.

2. О МЕТОДАХ АНАЛИЗА МЕХАНИЗМОВ РАСПРОСТРАНЕНИЯ НОВОВВЕДЕНИЙ

Новшества, согласно экономической энциклопедии7, могут быть продуктовые, технологические, организационно-управленческие. В дальнейших рассуждениях, без нарушения их общности, под новшествами будут подразумеваться, главным образом, продуктовые и процессные (технологические) инновации, называемые нами «продуктами и услугами».

При изучении и оценке динамических процессов удовлетворения потребности в некотором новшестве в качестве количественной характеристики потребности может приниматься объем платежеспособного спроса на соответствующее новшество со стороны как потребительского, так и производственного секторов рынка.

Основной вопрос состоит в том, каким образом и за какое время этот спрос может быть покрыт при помощи создания нового продукта или использования новых форм и средств обслуживания.

Следует заметить, что с точки зрения общей теории, система, в которой может успешно происходить возникновение и распространение новшеств, должна обладать определенными структурными свойствами. Основное свойство с позиции объяснения эволюции системы связано с понятием структурной устойчивости. Под этим обычно подразумевается реакция рассматриваемой системы на введение в нее новых элементов (технологий, продуктов, организационно-управленческих решений и т.п.), способных увеличивать поле своей активности и привлекать во взаимодействие с собой другие элементы и процессы, происходящие в системе.

Характеристика устойчивости данной системы относительно таких активных изменений может быть построена следующим образом. Вводимые в систему новшества сначала в небольшом количестве могут привести к новой сети взаимоотношений между составляющими ее подсистемами. Эта новая сеть вступает в сложные отношения и, возможно, в противоречия с прежними способами функционирования системы.

Говорят, что система обладает структурной устойчивостью относительно появления новшеств, если старые способы функционирования сохраняются, а новые элементы не выдерживают конкуренции с ними и исчезают. Таким образом, система, в которой новшества успешно применяются и могут перестроить систему на новый режим работы, должна обладать некоторой структурной неустойчивостью в смысле неспособности противостоять возникающим структурным флуктуациям.

По-видимому, в достаточно общей ситуации успешное внедрение новшеств многим связано с «расшатыванием» структурной устойчивости системы путем создания для нее сильно неравновесных условий, связанных с критическими значениями потоков вещества (продуктов) и энергии (ценовых воздействий) извне.

В анализе структурной устойчивости (или неустойчивости) систем следует не упускать из виду соотношения между макроскопическим и микроскопическим подходами. Дело в том, что в теории эволюции систем весьма важную роль играет обратная связь между макроструктурами и событиями на микроуровне. Новые макроструктуры возникают в результате взаимодействия и конкуренции микроскопических элементов (новшеств), но в свою очередь влияют на микроструктуры и приводят к изменениям на микроуровне.

Примеры такой взаимосвязи — прямой и обратной — могут быть усмотрены и в экономических явлениях. Создание нового предприятия в регионе, безусловно, изменяет его экономику и предпочтения населения, что в свою очередь изменяет способы потребления и средства сообщения и связи внутри региона, а также побуждает к новым инвестиционным решениям в производственной сфере.

Исследования структурной устойчивости и, как следствие, способности конкретных систем к распространению новшеств осуществляются различными способами, в том числе с помощью математических (имитационных) моделей. При этом для моделирования социально-экономических проблем в рамках очень сильного упрощения можно использовать логистический подход, применяемый в экологии.

Основная идея предлагаемого подхода состоит в том, что инновационный процесс (понимаемый как процесс создания и доведения новшеств до стадии производства и потребления) во многом сходен (подобен) процессам саморепликации (воспроизводства) особей в колонии живых существ, которые являются предметом тщательного изучения в биологии и экологии.

Главные черты этого процесса представляются при помощи так называемой логистической модели8, в которой существенную роль играет «несущая способность» среды, окружающей данную колонию или в более общем случае биологическую систему. В большинстве конкретных ситуаций несущая способность отражает ресурсную обеспеченность функционирования биосистемы.

В логистической модели присутствуют также показатели, характеризующие интенсивность рождаемости и смертности особей.

При помощи указанной модели могут быть проанализированы различные стратегии управления размножением. Обычно в биологических и экологических работах обсуждаются две основные стратегии: способы увеличения «несущей способности» (так называемая K-стратегия) и методы повышения рождаемости (так называемая r-стратегия).

Можно показать, что если основные параметры модели остаются во времени неизменными, то уровень популяции в описываемой ею системе с течением времени становится постоянным. При этом его значение будет тем больше, чем выше несущая способность среды и коэффициент рождаемости. Это означает, что наступает динамическое равновесие при данном уровне ресурсного обеспечения: в каждый момент времени погибает ровно столько особей, сколько их рождается.

Однако если параметры системы могут изменяться во времени, то решения логистического уравнения оказываются более сложными, но хорошо согласуются со здравым смыслом. В частности, если «несущая способность» системы растет во времени, то число особей монотонно увеличивается, а в противном случае уменьшается, причем в случае резкого снижения «несущей способности» воспроизводство может полностью прекратиться. Если же периоды подъема и спада чередуются, то получается известная картина «волн жизни».

Более сложные модели, опирающиеся на систему логистических уравнений, позволяют проследить характер взаимоотношений и способы вытеснения различных сообществ живых существ, которые пользуются общей ресурсной базой (экологической нишей) и предсказать выживание «наиболее приспособленных» видов и сообществ, а также появление новых видов.

Если перенести приведенную аналогию на экономику, то нужно отметить, что в ходе научно-технического прогресса постоянно возникают новые продукты и технологии и дальнейшее их развитие существенно зависит от того, будут они должным образом востребованы обществом, то есть, появится ли необходимая «несущая способность» среды.

Дело в том, что всякое открытие, технологическое новшество, появление нового продукта или нового вида услуг нарушает сложившееся ранее равновесие, которое соответствует точке максимальной эффективности использования того продукта или той технологии, с которыми новшеству предстоит конкурировать. Эта ситуация чрезвычайно близка к обстановке, описываемой логистическим уравнением для колонии живых существ, где наличие достаточной «несущей способности» играет определяющую роль в процессе ее становления и развития.

В условиях экономического взаимодействия такую роль для новшеств играет платежеспособный спрос на новый продукт, на новую технологию, на новый вид услуг, на новую форму организации или управления со стороны населения или производственного сектора, который и обеспечивает необходимую материальную и финансовую поддержку для распространения инновации.

При этом следует иметь в виду, что конкретный объем спроса на новшество зависит от многих факторов, в первую очередь от его цены в сопоставлении с полезностью для потребителя, от количества и качества предлагаемого товара или услуги. В связи с этим в модифицированной модели логистического типа, которая предлагается для исследования процессов распространения новшеств, «несущая способность» системы не может считаться постоянной, но должна быть представлена в виде функции от перечисленных аргументов.

В достаточно продвинутых моделях для учета возможной конкуренции в удовлетворении определенной (или близких) потребностей применяются для описания спроса функции нескольких переменных, отражающие взаимное влияние различных видов новых продуктов или технологий.

Необходимо также учитывать такие особенности процессов распространения новшеств, как возникновение новых видов потребности, которых не было до появления на рынке некоторого нового продукта или новой услуги. Наиболее ярким примером из новейшей истории является создание глобальных информационных сетей, когда практически одновременно с этим стала развиваться потребность в обмене информацией во всемирном масштабе о различных событиях общественной и частной жизни.

Это означает, что хотя большинство нововведений направлено на улучшение условий удовлетворения уже существующих потребностей, но многие из них создают свою собственную «спросовую нишу».

В рамках логистического подхода скорость распространения новшества может быть представлена как разность двух величин.

Первая из них (уменьшаемое) выражает влияние на скорость распространения двух главных факторов:

а) стремление производителей появившегося новшества к его распространению в возможно больших масштабах, что согласуется с законами массового производства, поскольку ведет к уменьшению себестоимости каждого отдельного изделия и, как следствие, к увеличению прибыли производителя;

б) влияние рыночных (спросовых) ограничений, которые выражаются в виде разности между потребностью в данном продукте (услуге) и уровнем ее удовлетворения на рынке.

Следует иметь в виду, что практически любая материальная потребность может быть удовлетворена путем производства и использования нескольких различных продуктов. При этом интенсивность удовлетворения будет, как правило, различной.

Вторая величина (вычитаемое) отражает ту часть новой продукции, которая в силу различных причин (отбраковка, несоответствие требованиям заказчика, транспортные помехи и т.п.) не попадает на рынок, вследствие чего снижается прирост предложения нового изделия на рассматриваемом рынке.

Таким образом, основное уравнение распространения новшества может быть представлено в виде:

dx/dt = r * x * (D — a * x) — w * x, (1)

где D — спрос (потребность) на данный вид новшества (новый продукт), x — предложение продукта (объем, количество единиц производимой продукции данного вида), t — время, a — интенсивность удовлетворения потребности в расчете на единицу продукции, r — коэффициент (темп) роста производства продукта, w — коэффициент потерь (отбраковки и пр.).

Известно, что, если объем спроса D и параметры r и w остаются неизменными во времени, то логистическое уравнение (1) имеет стационарное (независящее от времени) решение:

xs = (D — w/r)/a, (2)

к которому стремится при достаточно большом времени всякое решение уравнения (1), независимо от начальных данных.

Скорость такого асимптотического приближения определяется величиной разности между данным частным и стационарным решениями, которая имеет вид:

q(t) = C * e-mt, (3)

где C — некоторая постоянная, а показатель

m = r * D — w. (4)

Это означает, что скорость достижения стационарного состояния будет тем больше, чем выше потребность в рассматриваемом новшестве, а также чем больше темп роста его производства и чем меньше уровень потерь.

Детальный анализ решений дифференциального уравнения (1) показывает, что при увеличении коэффициента a продолжительность процесса перехода от начального состояния (с произвольными начальными данными) к стационарному состоянию (2) уменьшается, а само значение xs также уменьшается. Это означает, что при высокой полезности новшества существующий спрос может быть удовлетворен путем выпуска меньшего числа продуктов и за достаточно короткое время.

Лучшему пониманию процессов распространения новшеств в различных условиях способствует рассмотрение частных случаев и анализ результатов.

Первый случай. Его можно определить как исследование поведения системы в эталонном режиме. Он соответствует постоянству во времени спроса как несущей способности системы. Расчеты показывают, что в этом случае при различных начальных данных система монотонно и достаточно быстро выходит на стационарный режим, объемная характеристика которого прямо зависит от объема спроса на новшество. Продолжительность переходного процесса слабо зависит от объема спроса и составляет примерно 10 временных циклов в использованной имитационной модели.

Второй случай. Анализ влияния возможного изменения спроса (постепенное его снижение, постепенный рост, различные колебания между первым и вторым) на динамику распространения новшества показывает устойчивое во времени следование расчетных значений объема производства новых изделий за колеблющимся спросом, а именно: наблюдался их рост при растущем спросе и, соответственно, снижение в противоположном случае с небольшим отставанием по фазе.

Третий случай. Исследование эволюционной обратной связи в системе при условии, что величина платежеспособного спроса на продукт, то есть несущая способность системы, не остается фиксированной во времени, но зависит от того, какими свойствами обладает само новшество.

Такая задача возникает при рассмотрении некоторых дополнительных путей влияния новшеств на экономическую деятельность, а ее решение позволяет, в частности, исследовать свойство самоускорения системы, а также проанализировать пространственную картину возникновения новых центров экономической активности некоторого региона.

Последнему случаю соответствует ситуация, когда способность населения к перемещению прямо связана с созданием локальных производственных единиц, которые создают «несущую способность» системы в виде спроса на рабочую силу. Местное население стремится удовлетворить этот спрос, но оно же является потенциальным потребителем товаров, производимых новыми центрами.

Таким образом, в развитии региона образуется положительная двойная обратная связь, которую можно назвать «городским мультипликатором». Здесь траектория развития определяется сложным воздействием местного населения, как в качестве потребителя, так и в роли производительной силы в экономической структуре, которая, достигнув определенного уровня активности, вместе с населением способствуют его дальнейшему повышению.

При эндогенном влиянии распространения новшества на «несущую способность» системы создается ситуация постепенного роста спроса по мере появления и распространения понравившегося новшества, а также создания новой ниши на рынке близких товаров. При этом наблюдается устойчивое следование объемных показателей новшества за растущим спросом с малым сдвигом по фазе.

Четвертый случай. Возможное негативное эндогенное влияние новшества на спрос. Такое затухание спроса может быть связано со снижением производственных возможностей предприятия-поставщика или с постепенным уменьшением положительного эффекта от новшества (разочарованием в его полезности) у потребителя.

Для решения поставленной задачи необходимо дополнительно исследовать динамическое воздействие отрицательной обратной связи от объема производимой продукции на объем спроса. В результате можно утверждать, что при различных начальных данных все исследуемые величины, в том числе показатели объемов спроса и предложения новшества, достигают за расчетное время своих стационарных значений. Существует сильная обратная связь между ростом населения и его производственной деятельностью (занятостью).

При исследовании эволюционной обратной связи необходимо иметь в виду, что на развитие каждого центра активности (распространения новшества) существенное влияние оказывает его конкуренция с другими производственными единицами, которые выпускают либо близкую, либо аналогичную по назначению продукцию, но расположены в других местах. В такой ситуации условия сбыта продуктов (или оказания услуг) становятся зависящими не только от свойств товаров, но и от транспортных расходов на их доставку к потребителю и сравнительных размеров конкурирующих предприятий.

Пятый случай. Влияние конкуренции в системе разработки и распространения новшеств. Взаимодействие и взаимное соперничество нескольких фирм, производящих продукты, которые могут конкурировать на одном и том же спросовом поле — совокупности регионов с номерами i (i=1,2,...,m), характеризуется объемами спроса Di на определенную группу новшеств. Предполагается, что в каждом регионе функционирует одна фирма, способная производить продукты любого типа из указанной группы. Эти объемы производства (xi) являются искомыми величинами.

«Сила конкуренции» на i-ом спросовом поле выражается с помощью коэффициентов интенсивности удовлетворения спроса продуктами j-й фирмы aij. При этом, для удобства описания коэффициенты удовлетворения спроса aij и aji называются взаимными, поскольку они отражают конкурентоспособность каждой фирмы на «чужом» спросовом поле.

Не нарушая общности, на основании анализа поведения двух фирм, расположенных в двух различных регионах, можно утверждать следующее:

а) в случае, когда конкурируют две фирмы с примерно равными (близкими) значениями коэффициентов удовлетворения спроса, оба соперника достаточно быстро достигают совместного стационарного состояния, характеристики которого для каждой из фирм мало отличаются от эталонного равновесия, описанного выше. Причем, различие тем меньше, чем меньше отличаются взаимные коэффициенты удовлетворения спроса;

б) в случае «подавляющего» конкурентного превосходства одной из фирм, когда один из взаимных коэффициентов существенно (в 20 раз) больше, чем другой, то в такой обстановке также происходит переход к совместному стационарному состоянию, однако, его характеристики для обеих фирм резко отличаются в пользу той, у которой взаимный коэффициент конкуренции выше.

При исследовании механизма распространения новшеств необходимо иметь в виду, что предприятия и организации, занятые их созданием и распространением, используют различные способы в своем стремлении к увеличению объемов спроса на новые продукты и услуги.

К их числу относятся как кратковременные меры воздействия (реклама определенных видов продуктов и услуг), так и более продолжительные мероприятия по повышению уровня информированности общества о современном состоянии использования прогрессивных технологий в мировой экономике или в экономике России. Сюда следует отнести издание регулярных аналитических отчетов, в которых подробно освещаются вопросы воздействия различных мероприятий в сферах финансирования, закупок, торговли и налогообложения на конкурентоспособность отечественной продукции. К числу таких мер принадлежит также развитие способов продвижения инноваций посредством повышения степени открытости экономики в области освоения новых методов хозяйствования и приемов управления, широкого информационного обмена сведениями о местных решениях по промышленному развитию городов и регионов и о зарубежных достижениях в области стратегий технологического развития.

Результатом таких действий оказывается постепенное повышение «сложности» общества и его членов, заключающееся в том, что потребности каждого индивидуума и всего общества в целом становятся более многосторонними и более глубокими. Если это происходит, то можно ожидать, что спрос на новшества станет более широким и разнообразным.

Таким образом, существенную роль в форсировании спроса на новшества могут играть не только рост численности населения данного региона или повышение его благосостояния, но и развитие новых вкусов и оценок путем целенаправленного «воспитания».

С позиции логистического подхода эти действия можно отнести к увеличению «несущей способности» системы при помощи некоторых внешних методов, выходящих за рамки обсуждаемого логистического подхода. Соответствующий расширенный вариант модели (1)—(4) должен включать в себя расчет затрат на проведение указанных выше мероприятий и некоторые предложения по оценке эффективности этих затрат.

При этом следует иметь в виду, что в ходе повышения «сложности» общества планируемый объем спроса на новшество некоторого конкретного типа может внезапно уменьшиться, а то и полностью исчезнуть, так как произойдет переключение внимания членов общества на другие стороны жизни и направления научно-технического прогресса. Поэтому дальнейшее развития представлений о возникновении и распространении новшеств в экономике требует внимательного изучения особенностей самого общества потребителей в каждом отдельном случае.

Другим эффективным способом повышения инновационной активности является использование методов экономического стимулирования нововведений в производственном секторе9.

Здесь также производится оценка затрат и эффективности перехода к новой технологии, использованию нового материала и т.п., и если оценка эффективности окажется достаточно высокой, то рассматривается возможность применения различных мер стимулирования.

К числу таких действий относятся:

а) применение ускоренной амортизации для проектов, имеющих высокую оценку как открывающие новое направление в потреблении, технике или ресурсосбережении; этот метод дает инвестору возможность снизить затраты в первые годы периода отдачи с капитала и тем самым повысить его заинтересованность в осуществлении проекта;

Применение ускоренной амортизации позволяет повысить чистый дисконтированный доход (ЧДД) проекта на 5—6%.

б) использование налоговых скидок на инвестиции и текущие расходы в ходе становления и реализации проекта; здесь обычно употребляют льготы двух видов: полное освобождение от налогов в течение определенного срока (2—3 года) или скидки в начале периода реализации проекта с последующим повышением налоговой ставки с целью компенсации недобора налоговых сборов.

Введение налоговых скидок в течение первой половины срока реализации проекта с последующим повышением базовой налоговой ставки во второй половине срока с тем, чтобы не изменить общую сумму выплаченных фирмой налогов, дает возможность увеличить чистый дисконтированный доход на 8—9%.

Совместное применение метода ускоренной амортизации и стимулирующей налоговой политики способствует повышения ЧДД на 10—11%.

в) улучшение условий инвестирования путем снижения кредитных ставок и, в частности, ставки рефинансирования, что делает капитал более доступным, а инвестирование менее рискованным, что в свою очередь, сказывается на снижении ставки сравнения и повышении оценки эффективности проекта.

Реализация инновационных проектов существенно облегчается, если в данной отрасли (регионе) имеются благоприятные условия для инвестирования. Это проявляется, прежде всего, в снижении риска, уменьшении ставки сравнения и соответствующем возрастании дисконтного множителя, что обеспечивает увеличение значения дальних по времени доходов.

Более детальное изучение вопросов локального стимулирования показывает, что такие методы дают значительное повышение заинтересованности инвесторов, но их широкое применение ограничивается величиной того возможного ущерба (потерь), который может быть нанесен социально-экономической системе, в которую входит данный действующий или проектируемый объект. Это означает, что в каждом конкретном случае результаты финансового анализа должны быть дополнены данными экономического анализа, который отражает именно оценку проекта со стороны общества в целом.

С точки зрения логистического моделирования эти решения способствуют увеличению интенсивности саморепликации элементов системы при внешнем управлении со стороны государства или местных органов власти.

В достаточно общем смысле можно утверждать, что логистический подход основан на предположении о том, что каждый отдельный элемент системы (потребитель) может рассматриваться как эквивалент всякого другого элемента этой системы (члена общества в нашем случае). Однако эту всеобщую эквивалентность не следует трактовать как фундаментальный факт, но только как приближение к реальности, точность которого зависит от связей, существующих в обществе, от оказываемого на него внешнего влияния и от тех методов, которые избирает общество, чтобы помогать или противодействовать внешним силам, стремящимся изменить его состояние.

3. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕХАНИЗМА УПРАВЛЕНИЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИМ РАЗВИТИЕМ

Выше уже отмечалось, что согласно современным научным представлениям10 задача ускорения научно-технического прогресса решается путем сочетания действий на двух основных направлениях экономического развития:

  • организация высокоэффективного рынка, в том числе его инновационного сегмента;
  • осуществление централизованно управляемой структурной трансформации экономики на основе создания благоприятных условий для широкого распространения прогрессивных технологий и свертывания устаревших производств.

Существующий в настоящее время рынок индустриально и научно-технически развитых стран может быть представлен как устойчивый комплекс фирм, банков, государственных и общественных организаций. Для этого комплекса характерны сложные связи и взаимоотношения между его элементами как на почве финансовой и производственной кооперации, так и в виде конкурентной борьбы.

В этих условиях проблема поддержания высокой эффективности функционирования рынка в долгосрочном плане, связанная с необходимостью обеспечения прогрессивных технологических сдвигов в экономике, решается путем комбинирования рыночного и централизованного регулирования, как хозяйственной деятельности, так и создания и распространения новшеств.

Рыночное регулирование воздействует на инновационный процесс таким образом, что производственно-экономическая система (каковой является отрасль, корпорация, предприятие), которая делает мало усилий для своего собственного развития, практически неизбежно оказывается в так называемом состоянии равновесия на низком уровне, которое характеризуется тем, что большая часть ее ресурсов в той или иной форме расходуется на внутреннее потребление, оплату долгов и процентов по ним. При этом удовлетворяется часть спроса (иногда значительная), чем и достигается некоторое состояние равновесия, которое достаточно устойчиво в статическом смысле с формальной точки зрения, поскольку такое состояние оказывается почти безрисковым.

В то же самое время подобная система не может сохранить свое положение (рейтинговую позицию) среди других аналогичных систем в динамическом аспекте, поскольку среди них всегда найдутся такие, которые значительное внимание уделяют своему развитию, благодаря чему многие улучшают свои характеристики и выходят на более высокие уровни экономического равновесия.

В этом соревновательном процессе в настоящее время существенную роль играет повышение эффективности производства путем использования наукоемких и ресурсосберегающих технологий, применения новых видов конкурентных преимуществ, представляемых, например, компьютерным проектированием, гибкими автоматизированными производствами, глобальными информационными сетями и т.п.

При этом непреложным фактом следует считать, что всякая попытка выхода из состояния равновесия на низком уровне связана с необходимостью усиления динамической составляющей в хозяйственной деятельности системы, что в свою очередь приводит к требованию работы в условиях неопределенности. В самом деле, стремление к развитию означает, что существенная доля производимого продукта и полученного от его реализации дохода должны быть отвлечены на расходы, возможные результаты которых имеют долговременный характер, а их эффективность может быть оценена только в будущем.

К такого рода расходам относятся в первую очередь затраты на поддержание и модернизацию существующих основных производственных фондов (активов), научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в области создания новых технологий и новых видов продукции, а также на приобретение патентов и лицензий на производство наукоемкой продукции внешнего происхождения.

В области создания и развития базы для новых технологий должна быть предусмотрена и система экономических методов стимулирования роста добавленной стоимости в структуре затрат предприятия, что также способствует увеличению расходов динамического характера.

Значительное отвлечение средств на инвестиции в дальнейшее развитие потенциала производственной системы неизбежно связано с усилением неопределенности в реализации принимаемых решений, а, следовательно, и с увеличением меры риска в достижении намеченных результатов. В связи с этим необходимо встает вопрос о страховании (хеджировании) инвестиционных динамических решений и способах его осуществления.

На наш взгляд для решения подобных проблем следует исходить из того, что всякая динамично развивающаяся производственная система является системой с обратной связью. В технических терминах это означает, что в такой системе, помимо исполнительного ядра (собственно процесса производства) и управляющего устройства в прямой цепи управления (администрация), существует механизм обратной связи. Основное назначение такого управляющего устройства состоит в том, чтобы на основе измерения получаемых результатов и их сравнения с планируемыми вырабатывать определенные рекомендации и предложения для основного устройства управления.

В области экономических приложений получаемая таким образом информация относится в большинстве случаев к изменению стратегических и тактических решений в сфере расходов на прямые инвестиции в активы, на финансирование мероприятий по стимулированию научно-технического прогресса, в особенности на разработку и освоение новых технологий, новых видов продукции и проведение ресурсосберегающих мероприятий. Кроме того, устройство обратной связи позволяет получать постоянную информацию об эффективности принимаемых решений и оценку возможных вариантов их изменения.

Наиболее распространенным способом использования информации в цепи обратной связи является схема жесткого управления, в которой рекомендации по изменению решений прямо связаны с отклонениями фактических результатов от планируемых при помощи фиксированных коэффициентов (параметров обратной связи).

Применение контуров управления с фиксированными параметрами оказывается достаточно эффективным, если состояние внешней среды (рынков труда, сырья и материалов, сбыта продукции и т.п.), а также состояние самого объекта, остаются стабильными или сравнительно мало и предсказуемо изменяются, то есть обстановка является достаточно определенной.

Однако, когда в силу воздействия внешних или внутренних обстоятельств характеристики окружающей среды или самого объекта становятся недостаточно точно предсказуемыми, то возникает ситуация неопределенности.

Такая обстановка может возникнуть, когда предложение товаров на рынках поставщиков или спрос на продукцию данной производственной системы сильно меняется под воздействием конкурентов или вследствие форсмажорных причин, таких, как изменение мировых цен, ужесточение или ослабление экспортных или импортных правил и т.п.

В этих условиях стратегическое планирование стабильного и эффективного функционирования хозяйствующего субъекта корпоративного или фирменного уровня подразумевает обеспечение решения целого комплекса взаимоувязанных задач управления, главными из которых являются:

  • маркетинговые исследования рынка;
  • инвестиционное обеспечение производства и воспроизводства за счет рациональной организации денежных потоков и заимствований;
  • инновационное совершенствование научно-экспериментальной и производственной базы, направленное на их техническое перевооружение, на создание и использование научно-технических, технологических, конструкторских и инвестиционных (капитальное строительство) заделов в обеспечение конкурентного превосходства собственной продукции;
  • совершенствование структуры и состава кадрового потенциала и т.д.

4. КООПЕРАЦИЯ КАК ФАКТОР ВЫЖИВАНИЯ И РАЗВИТИЯ НАУКОЕМКИХ ПРОИЗВОДСТВ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

Из всего многообразия путей выживания и антикризисного развития наукоемких отраслей промышленности следует выделить кооперацию в ее широком понимании — научно-производственную, финансовую, информационную, институциональную (то есть кооперацию форм собственности).

Одна из главных причин кризиса российской экономики вообще и наукоемкой промышленности в частности кроется в разрыве или снижении уровня кооперационных связей между предприятиями на пространстве СНГ, входивших ранее в единые научно-производственные комплексы, а также в слабой интегрированности в мировую экономику.

Кооперация национальных предприятий как эффективная форма их взаимодействия и структурной трансформации позволяет экономить ресурсы — природные, трудовые, производственные, финансовые и т.д., повышать научно-технический уровень продукции и ее конкурентоспособность, осуществлять инновационное сотрудничество в целях технологического развития. Кроме того, международная кооперация отечественных предприятий с иностранными партнерами способствует проникновению на внутренние рынки этих стран и международные рынки.

Кооперационная основа технологического развития наукоемких производств исследуется, например, в работе11. Поэтому остановимся на обсуждении возможностей кооперации различных форм собственности.

Одним из интересных способов адаптации хозяйствующих субъектов в условиях переходной экономики является растворение и переплетение общественного и частного, а также размывание границ собственности через формирование сети перекрестной (рекомбинированной) собственности12. В связи с этим, полезно исследовать феномен переходной экономики не только с помощью таких категорий, как «рынок», «государство», «предприятие (фирма)», но и путем анализа складывающихся в обществе сетей.

С этой точки зрения способность экономики гибко адаптироваться к изменениям на мировых рынках базируется на перекрестных связях корпоративных групп и на соответствующих организационных формах. Исследование таких новых организационных форм позволяет сделать вывод о том, что нужно разграничивать рыночную координацию и рыночную ориентацию. Большое количество организационных форм, не характеризующихся рыночной координацией, то есть не имеющих внутренних взаимосвязей рыночного типа, могут иметь высокоэффективную рыночную ориентацию. Перекрестная собственность в этом случае может быть интерпретирована также как способ распределения риска, сглаживающий различия между фирмами.

Здесь важно иметь ответ на вопрос: ориентируются ли сети предприятий в России на мировой рынок и насколько успешной может быть такая ориентация? Этот успех может быть измерен их вкладом в переход от плановой к рыночной экономике. В частности, обычно полагают, что механизмом перехода может служить банкротство слабых предприятий. Однако жесткие бюджетные ограничения не только приводят к банкротству слабых фирм, но и могут разрушить предприятия, которые могли бы с помощью некоторой поддержки достичь положительных результатов. Поэтому перекрестная собственность может спасти часть потенциально эффективных фирм путем распределения по сети.

Таким образом, жертвуя эффективностью распределения ресурсов, можно сохранить активы предприятий, обладающих реальным потенциалом для успешной работы в переходных условиях.

Кроме того, распределение риска может создать условия для принятия риска. Весьма высокая степень неопределенности в переходной экономике ведет к сокращению инвестиций, причем их стратегические цели искажаются. (Фирма инвестирует, ожидая, что в условиях «вялой» экономики другие фирмы инвестировать не станут). Повышая стимулы к инвестированию через снижение риска, распределение риска поможет выбраться из ситуации равновесия на низком уровне.

Сети предприятий функционируют, нарушая достигнутое на низком уровне равновесие, и стимулируют предпринимательский риск.

Экономическое развитие требует увеличения числа выходов и входов на рынок, что должно сопровождаться не только созданием новых организаций, но и порождением новых организационных форм.

Организационные формы — это собрание (коллекция) различных вариантов деятельности, и сокращение их разнообразия означает потерю информации, которая может быть использована для организационных изменений.

С этой точки зрения, экономика, максимизирующая «эффективность распределения ресурсов», переводя все ресурсы в наиболее эффективную форму, теряет в достижении адаптивной эффективности.

Полезные начинания могут потерпеть неудачу не только потому, что в переходной экономике отсутствует механизм отбора и ликвидации слабых производственных единиц, но и потому, что экономические ресурсы используются лишь в малом количестве организационных форм. Возникновение перекрестной собственности нужно оценивать не в аспекте воспроизводства старых форм или развития частной собственности, а с точки зрения вклада в рост адаптивной эффективности.

Размывание границ предприятий является жизнеспособной стратегией повышения организационной гибкости в развитых странах в условиях быстро меняющейся рыночной конъюнктуры или ускоренного технологического прогресса.

В результате размывания собственности возникает альтернатива обычному отношению типа «купить-продать», а именно кооперация. При этом появляется стратегия страхования, которая связана с перекрестной собственностью предприятий.

При такой сложной взаимозависимости активов нечеткое определение прав собственности, а именно их расплывчатость, двусмысленность позволяют более гибко адаптироваться к рыночным изменениям.

Экономические агенты не разделяют между собой права на активы, их права перекрещиваются, что повышает устойчивость системы в целом.

В заключение следует указать на необходимость разработки методов экономической оценки эффективности формирования специальных механизмов адаптации производства к меняющимся условиям. При этом нужно представить правила, согласно которым положительный эффект, получаемый от точного выполнения намеченных стратегий, должен быть сопоставлен с затратами, связанными с выполнением специальных адаптационных мероприятий, с одной стороны, и с привлечением дополнительных материальных и финансовых ресурсов, с другой. По-видимому, решение такой задачи в общем виде весьма затруднительно, однако, в нахождении удовлетворительных результатов для конкретных проблем можно надеяться на успех.

Литература

  1. Статья подготовлена на материалах проекта № 99-02-00016 Российского гуманитарного научного фонда.
  2. См. журнал: Вопросы экономики. 1994, № 12.
  3. См., например: О. Сироткин. Макротехнологии вывезут экономику / Инженерная газета № 15, май 2000 г.
  4. Финансовые известия № 13, 25 февраля 1998 г.
  5. Бендиков М.А. Некоторые направления повышения эффективности российских высоких технологий / Менеджмент в России и за рубежом. 2000, № 5.
  6. Российская экономика в 1999 году. Тенденции и перспективы (выпуск 21) / М.: Институт экономики переходного периода, 2000.
  7. Экономическая энциклопедия. Гл. ред. Л.И. Абалкин. — М.: ОАО «Экономика», 1999.
  8. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. — М.: Прогресс, 1986.
  9. Багриновский К.А. Экономические методы стимулирования ресурсосберегающих технологий // Управление экономикой переходного периода. — М.: Наука, Физматлит, 1998. — Вып. 3.
  10. См., например: Львов Д.С. Эффективное управление техническим развитием. — М.: Экономика, 1990. Багриновский К.А. О методах адаптивного управления в переходной экономике / Экономическая наука современной России. 1999, № 2.
  11. Кормнов Ю. Кооперация — как фактор преодоления кризиса экономики / Экономист. 1999, № 7.
  12. Старк Д. Рекомбинированная собственность и рождение восточноевропейского капитализма / Вопросы экономики. 1996, № 6.