Библиотека управления

Последнее десятиление: опыт реформ управления

Акопов В.С., Бакштанский В.Л., Борисов Д.А.

Основная задача, которую пытались решить авторы данной статьи, заключается в детальном анализе опыта конкретного производственного предприятия и выявлении на его основе процессов, присущих российской экономике в целом. Для решения поставленной задачи материал, собранный в результате тесного творческого сотрудничества с руководителем предприятия, был обобщен с другими научными работами в данной области.

Вывод, который можно сделать при первом знакомстве с изложенным в статье материалом, позволяет предположить, что успех реструктуризации отечественных предприятий во многом зависел от квалификации их руководителей. Однако при ближайшем рассмотрении нельзя не отметить тот факт, что даже на преуспевающих предприятиях, с точки зрения рыночной адаптации, происходят общие для всей промышленности процессы, выражающиеся в сокращении производственных мощностей, объемов выпуска и других негативных тенденциях.

Руководитель данного предприятия вовремя сориентировался в ситуации и, кардинально изменив профиль деятельности, не только остался на плаву, но даже добился впечатляющих результатов. Справедливости ради необходимо отметить, что с производственной деятельностью этому предприятию пришлось распрощаться. Таким образом, напрашивается вывод, что сегодня выжить в производственной сфере практически невозможно. Основная причина такого положения кроется не только в низкой конкурентоспособности российского производства, но и в экономической политике государства. Макроэкономическая ситуация оказывает больше влияние на положение предприятий, нежели решения, принимаемые руководством, хотя и этот фактор играет не последнюю роль, о чем собственно и повествуется в статье.

1.Немного о прошлом и настоящем

В одном из районов Москвы есть экологически чистый уголок. Аккуратные невысокие офисные здания, внешне напоминающие архитектуру Западной Европы, теннисные корты, гостиница, ресторан, парикмахерская, стоянка для автомашин и многое другое, что необходимо для повседневной работы фирм, арендующих помещения под офисы.

Сравнительно невысокая стоимость аренды помещения, гибкая ценовая политика и высокий уровень обслуживания сделали это место привлекательным, а деятельность предприятия, сдающего в аренду помещения и осуществляющего обслуживание клиентов, стабильной. Сейчас трудно представить, что несколько лет назад описываемое нами предприятие занималось разработкой и изготовлением железобетонных конструкций и относилось к одной из самых низких категорий*.  Соответственно категории была низкая заработная плата работающих, и как следствие – низкая квалификация персонала, грязь, ругань, пьянство, частые простои – вот общая производственная картина невостребованного производства конца 80-х годов.

Переход в более высокую категорию можно было осуществить только путем увеличения стоимости основных фондов за счет изменения объемов финансирования. Подразумевалось, правда, что увеличение объемов финансирования “автоматически” приводит к росту объемов производства и, следовательно, количества (или качества) конечного продукта. Но на практике этот тезис не подтверждался, всем было ясно, чем больше финансирование, тем выше категория предприятия и больше зарплата. Невольно напрашивается аналогия с правилами “партийного строительства”, согласно которым, чем больше количество коммунистов в регионе, тем выше статус партийного руководителя. Главное “освоить объем”. Просто и ясно. Чем больше объем, тем больше затраты. Чем выше затраты, тем выше категория предприятия.

Затратный механизм был широко распространен в производственной сфере. К счастью, в военно-промышленном комплексе, в сфере “высоких технологий” действовали и другие механизмы, в том числе формировались целевые задачи (не взирая на затраты), к решению которых одновременно привлекались несколько оборонных предприятий одного и того же профиля, и по результатам “соревнования” между ними определялся “победитель”, которому и поручалось выполнение основного заказа. В процессе организации работ по выполнению заказа широко использовалась современная кооперация и методы управления. Однако в настоящей статье речь идет не о “высоких технологиях”, а о предприятиях, относящихся к 5-ой или 6-ой категории.

Как правило, целевое финансирование таких предприятий, имеющих проектные и исследовательские подразделения, частично осуществлялось из госбюджета (или по хоздоговорам, инициируемым госзаказами). В то же время цеха и мастерские предприятия должны были искать работу самостоятельно. Складывалась ситуация, когда руководители предприятия должны были искать заказы на “стороне”, используя при плановом хозяйстве навыки рыночных взаимоотношений. Предложений было много. Некоторые предложения были выгодны, другие не имели соответствующей технической проработки, что затрудняло “открытие заказа”. Тем не менее, руководством было принято нестандартное решение никому не отказывать. И случилось неожиданное. Подавляющее большинство “заказчиков” не ожидало положительного решения. Факт отказа был запланирован. Им нужно было только зафиксировать факт отказа, а затем организовать бурную деятельность по преодолению трудностей, подключая в орбиту конфликта различные эшелоны власти. Бюрократическая машина работала “сама на себя” практически с нулевым коэффициентом полезного действия, количество заказов после решения “никому не отказывать” не увеличилось. Стало ясно, чтобы выжить необходимо изменить стратегию предприятия и его организационную структуру управления.

2. Разгул демократии

Заводы – рабочим! Этот лозунг мы уже проходили в первые годы революции. Результат можно узнать из истории – разруха. К коллективному руководству предприятиями Россия тяготеет уже давно, и далеко не блестящие успехи использования такой организационной структуры управления, видимо, мало смущают некоторых российских государственных деятелей. Повсеместная кампания создания советов трудовых коллективов (СТК), контроль за финансовой деятельностью предприятия рабочими, выборность директоров и их подотчетность перед коллективом – вот неполный перечень структурных новшеств времен перестройки.

Введение изменений в управление рассматриваемым предприятием не увеличило ни количества заказов, ни производительности труда, ни качества продукции, но стоило директору его должности. СТК выразил ему недоверие. После чего вышестоящая организация, не долго думая, отправила 60-летнего руководителя на пенсию, и назначила и. о. директора главного инженера этого же предприятия. Вновь назначенный директор оказался “твердым орешком”. Он имел опыт работы на выборных должностях и знал правила поведения.

Так уж случилось, что вновь назначенный директор с молодости большое внимание уделял одному из элитных видов спорта. На ниве спорта общался с опытными государственными функционерами, неоднократно представлял этот вид спорта за рубежом, участвовал в выборных кампаниях и долгое время занимал одну из выборных должностей в спортивной ассоциации.

Для усиления роли руководителя было решено устроить на предприятии выборы директора. К ним новый и. о. директора подготовился, предварительно осуществив ряд мероприятий. Во-первых, он установил близкий контакт с руководителями СТК, регулярно обсуждая индивидуально с каждым из его членов перспективы развития предприятия и другие интересующие их вопросы, в том числе и личного порядка. Во-вторых, добился от СТК, что вместо общего собрания трудового коллектива предприятия выбирать директора будет немногочисленная конференция.

В конечном итоге установилась взаимозависимость между директором и руководителями Совета трудового коллектива. Идей по выходу предприятия из тяжелого экономического положения у руководителей СТК не было. Не хватало знаний, умения, опыта. Все чаще взоры обращались к директору, который выступил с предложением – в пользу только что начавшейся в России арендной кампании – взять предприятие в аренду с правом выкупа.

3. Маленькие хитрости

Анализ экономического положения предприятия подтвердил наличие глубоко нерентабельных и бесперспективных подразделений. Об изменении структуры производства без согласования с СТК не могло быть речи. Доводы, что ряд направлений деятельности предприятия необходимо закрыть, повысить трудовую дисциплину, избавиться от лентяев, в те “перестроечные времена” не проходили и не могли быть осуществлены. Однако, по мнению директора, первостепенная задача состояла в ликвидации убыточных подразделений и повышении технологической и трудовой дисциплины. Эти мероприятия должны были снизить производственные затраты и повысить рентабельность.

Решение пришло не сразу. Разыскали организацию, которая изъявила желание взять в аренду производственные площади и принять в свой штат сотрудников одного из подразделений, которое занимает эти площади. Более того, были даны гарантии, что сотрудники будут работать по тому же профилю. Учитывая, что при переходе на работу в другую организацию сотрудникам подразделения была значительно увеличена зарплата, то данное мероприятие было одобрено СТК. Буквально через три месяца более половины сотрудников подразделения были уволены из организации по причине профессиональной непригодности. Среди уволенных был и председатель СТК.

Другой бич предприятия – воровство материальных ценностей. Особенно отличалась “столярка”. Ее и передали одному из кооперативов, который не только обязался вне очереди выполнять заказы предприятия, но и приносил ему доход в виде арендной платы. С “несунами” кооператив справился быстро. Были проведены ряд других мероприятий.

4. Обычные проблемы

Основная повседневная проблема состояла в загрузке мощностей, в том числе экспериментальных лабораторий (лаборатории для испытания железобетонных изделий, акустическая, теплофизическая). Специалисты на предприятии были “среднего класса”, а в Москве в то время подобных лабораторий было много и с заказами возникали большие сложности. Однако, суть существования данных лабораторий состояла в том, что они являлись формальной экспериментальной базой для вышестоящей организации – научно-исследовательского и проектного института.

Институт, получив экспериментальную базу, перешел в более высокий ранг предприятий (более высокие должностные оклады, возможность проведения не только проектных, но и исследовательских работ и др.). В то же время финансирования “экспериментальная база” от института не получала, хотя и считалась его структурным подразделением. Вследствие чего со временем лаборатории потеряли функциональную активность, а экспериментальная база превратилась в “бюро обслуживания” (остался гараж, столярка, механическая мастерская и др.).

В 1990 году директор после долгих переговоров добился у Стройкомитета права “выхода на аренду с правом выкупа” и независимости от института. Юридическим основанием был договор между Стройкомитетом и арендным предприятием, которое стало называться “Бюро внедрения”. Институт мог поручить “Бюро внедрения” выполнение работ только с финансированием.

В 1992 году началась активная работа по приватизации предприятия. Хотя государственными органами нашей страны было официально заявлено о начале кампании приватизации, соответствующей нормативной базы еще не было. Но упорство и активность привели к положительным результатам: Москомимущество выдало соответствующие документы о приватизации предприятия, которое получило статус акционерного общества открытого типа, причем 51% акций принадлежал коллективу предприятия, а 49% — Москомимуществу.

Далее события развивались следующим образом: Москомимущество продает свой пакет акций предприятию, а буквально через несколько дней образуется новый государственный орган — “Фонд имущества Москвы”, которому и было поручено право продажи государственной собственности. Директор сориентировался мгновенно и заплатил за пакет акций, составляющий 49% акционерного капитала предприятия, теперь уже Фонду имущества. А потом, в течение нескольких месяцев пытался вернуть обратно из Москомимущества деньги своего предприятия.

Анализируя приведенный материал, приходишь к выводу, что возможность приватизировать предприятия предоставлялась на короткое время. Прослеживалась следующая тенденция: “калитка” приватизации открывалась на заранее оговоренное время для “осведомленных, подготовленных людей”.

Интуиция подсказывала, что бежать надо вместе с “официальными проводниками” идей приватизации, реагируя на их призывы участвовать в процессе реформ без раскачки, “с листа”. Вспомним, что в начале перестройки активно велась агитация за необходимость аренды предприятий (с правом выкупа), однако воспользовались этим правом немногие. Причина тривиальная – безграмотность в области управления, низкая исполнительская дисциплина, неуважение к законам. А если бы процесс приватизации проводился быстро и напористо, то существовала реальная возможность стать собственником на “законных основаниях”.

Однако, далеко не всем удалось достичь положительных результатов в процессе приватизации. Большинство руководителей предприятий просто вовремя не среагировало на изменение внешних условий и законодательной базы. Так упомянутый нами ранее научно-исследовательский и проектный институт, который являлся вышестоящей организацией для ныне самостоятельно акционерного общества открытого типа, продолжал “руководить” (естественно без финансирования) своим бывшим структурным подразделением, создавая различные комиссии по проверке, издавая приказы и объявляя выговоры. Семь лет потребовалось руководителям института, чтобы разобраться в соответствующей ситуации и понять, что бывшее их подразделение в данный момент не имеет к ним никакого отношения.

5. На общем фоне

Рассмотренный выше пример не является исключением. Основным отличием от большинства предприятий, пожалуй, является то, что у руля этого, в общем-то, среднего по масштабам и потенциалу предприятия в нужный момент стал энергичный, отлично ориентирующий в происходящем руководитель. Уход со своего поста предыдущего директора совпал с началом, по сути дела, первого этапа приватизации в стране (аренда с правом выкупа). Именно этот фактор явился решающим и позволил данному предприятию выжить и превратиться в высокодоходный коммерческий деловой центр. С другой стороны, от прежнего предприятия остался разве что директор, да часть персонала. В этом смысле данное предприятие не избежало участи большинства производственных предприятий в нашей стране.

В связи с этим актуальными являются следующие вопросы: во-первых, в какой степени упадок отечественной индустрии связан с ошибками в эпоху социалистического строительства и последним десятилетием реформ. Во-вторых, насколько проблемы российских предприятий зависят от их руководства. В-третьих, какова роль государства в этом процессе.

6. Оценка ситуации

Начнем по порядку. Описанное предприятие, как уже упоминалось ранее, можно отнести к невостребованному производству. В условиях централизованного планового ведения хозяйства такая проблема обусловлена в первую очередь недостатками системы планирования на уровне министерств и даже экономической стратегии в целом. Нам хорошо известно, что стремление все планировать вплоть до последнего гвоздя плохо сочетается с экономическими реалиями. Такой подход не мог не привести к формализму. Наряду с этим накануне перестройки отчетливо дали о себе знать серьезные промахи в стратегии экономического развития, основанной на системе жесткого централизованного планирования.

Во многом уклон в сторону рыночной ориентации в период перестройки связан с последствиями “холодной войны”, показавшей несостоятельность нашей экономики перед лицом экономически развитых стран. Китайцы поняли это несколько раньше, но отреагировали иначе. Они не отвергли принципы единовластия в политической сфере, что позволило им сохранить и даже несколько упрочить пошатнувшуюся вертикаль исполнительной власти. В условиях перехода от жесткой централизованной плановой экономической системы к рыночным формам ведения хозяйствования роль государства имеет решающее значение, но об этом чуть позже.

Одним словом, тот факт, что сложившаяся к моменту начала перестройки структура экономики не отличалась сбалансированностью, безусловно, говорит о несовершенстве централизованной системы планирования в том виде, как она осуществлялась в СССР. Однако, о существовавших недостатках немало говорилось и до перестройки. Что же мешало раньше осознать необходимость изменений? Одним из возможных ответов на данный вопрос может являться факт доминирования идеологии в советском обществе над всеми другими формами общественного сознания. Как показала практика, тезис о научности марксистко-ленинской идеологии не всегда удавалось подтвердить на практике, что привело к ущемлению очевидных экономических интересов страны, как на внешнем, так и на внутреннем экономическом пространстве.

Возможно, руководство страны того периода осознало это и пришло к выводу о том, что идеологию следует трансформировать. Быть может, это была одна из ключевых, стратегических ошибок времен перестройки. Попытка кардинально изменить идеологию в обществе, где она является по сути дела единственным связующим элементом, можно сравнить с попыткой отпилить сук, на котором мы все тогда сидели. Целесообразнее было на уровне руководства страны разделить две сферы: экономику и политику, опирающуюся на идеологию. Далее, усилив насколько возможно вертикаль исполнительной власти, чтобы держать ситуацию под контролем и застраховать общество от социальных потрясений, проводить в жизнь первоочередные меры по стабилизации ситуации и началу экономических преобразований. Необходимо было предпринять экстраординарные шаги, вплоть до закупок товаров народного потребления за рубежом в достаточных количествах, чтобы удовлетворить спрос населения, возможно резко сократив другие расходы.

Анализируя ситуацию накануне перестройки, можно сделать вывод о том, что положение было затруднительное, но не более того. Реальные кризисы начались гораздо позже. Именно здесь важно определить роль последующих шагов правительства и сравнить их с возможными альтернативами. Не останавливаясь подробно на изменениях в политической сфере, отметим лишь, что в нашей ситуации еще раз подтвердился тезис о теснейшей взаимосвязи экономики и политики. Процессы, происходящие на вершине исполнительной власти, нашли свое отражение в экономике. Хаос и постоянные кризисы на политической арене сопровождались неразберихой и упадком в реальном секторе. События нарастали как снежный ком. Последствия не преминули сказаться. Начавшая трещать по швам, советская экономика после перестройки буквально не выдержала напора последовавших за ними рыночных преобразований. Складывается впечатление, что правительство пыталось спасти тонущий корабль, пробивая в нем новые бреши, одну больше другой.

Все это плохо сочетается с официальным объяснением, делающим упор на необходимость разрушения существовавшей ранее структуры управления и схемы регулирования народного хозяйства страны. Что бы мы не говорили, производство есть производство. Если оно приходит в упадок, то это сигнал о необходимости принятия скорейших мер. В советское время оно не отличалось высокой производительностью, сегодня о производительности вообще никто не говорит. Ситуация в реальном секторе является наилучшим интегральным показателем прогрессивности экономической политики государства при любой экономической системе.

Не случайно все достижения западных и восточных экономических систем опираются на развитый сектор производства товаров и услуг. Причем услуги в некотором роде являются вторичными, несмотря на их значительный удельный вес в валовом национальном продукте развитых стран. Такие институциональные структуры как банковская сфера и фондовый рынок являются лишь средствами для обеспечения производства необходимыми ресурсами. Соотношение этих структур и соответствующих им денежных потоков в разных рыночных странах различно и определяется сложившимся типом экономики. Таким образом, любое преобразование в сфере экономики должно лишь способствовать развитию производства, а не конкурировать с ним. В развитых странах вопрос о первичности производства давно решен в его пользу по сравнению со всеми остальными экономическими и социальными параметрами, такими как: собственность, политическая система, идеология, всевозможные рыночные институты и так далее.

7. Кто виноват: внешняя среда или менеджмент?

Перейдем ко второму вопросу: насколько сегодняшние проблемы российских предприятий определяются существующим на них руководством. Анализ фактического материала, накопленного на данный момент в достаточном количестве, позволяет сделать вывод, что за редким исключением все предприятия вписываются в определенную схему. Начнем сначала с вопроса о спросе и предложении – двух ключевых характеристиках любой экономической системы. Баланс этих параметров определяет успех экономики в целом. Любые отклонения, будь то избыточные накопления населения и недостаток товаров народного потребления или перепроизводство, характерное для стран с рыночной экономикой, нежелательны, потому что ведут к нерациональному расходованию ресурсов, максимальный потенциал использования которых достигается в точке равновесия на макроэкономическом уровне.

Роль менеджера в рыночных условиях велика, никто не будет отрицать ее значимость. В условиях, когда центр принятия решений относительно деятельности предприятия смещается на уровень его руководства, менеджер определяет стратегию и тактику поведения фирмы. Однако очевидно, что существуют внешние экономические условия, на которые предприниматель или менеджер повлиять не может. Став предпринимателями “поневоле”, бывшие советские директора выкарабкивались, кто как мог, и либо поднимали свои предприятия вверх, либо тянули их вниз. Общей тенденцией для всех предприятий промышленности был сброс производственных мощностей и передача высвободившихся помещений в аренду, преимущественно фирмам коммерческого профиля, не собирающимся разворачивать производство. В описанном нами случае директор вовремя отреагировал, одним из первых приватизировал предприятие, став при этом владельцем крупного пакета акций; затем эффектно занял нишу на рынке аренды офисных помещений, превратив свое никому не нужное предприятие в процветающий деловой центр.

Однако дело в том, что не все предприятия находятся в выигрышном положении с точки зрения городской инфраструктуры, более того, не могут все предприятия превратиться в офисы, сдающиеся в аренду, потому что именно производство и сфера услуг создают спрос на офисы, стимулируют фондовый рынок. По большей мере наивно думать, что фондовый рынок, напрямую связанный с успехами реальной экономики, может серьезно повлиять на преодоление кризиса российской промышленности за счет привлечения дополнительных средств, потому что именно от того, будет ли преодолен кризис, зависит, пойдут капиталы на наш фондовый рынок или нет.

То же самое можно сказать и о форме собственности. Если владелец доставшегося ему государственного предприятия не видит возможности развивать легально свой бизнес, он не станет заботиться о процветании предприятия, по крайней мере, той его части, которая предстает на обозрение органам государственной власти. Поэтому вместо повсеместной частной инициативы, на которую многие возлагали большие надежды, мы видим воровство в разных его проявлениях, в том числе и “собственников у самих себя”. В качестве примера можно привести перекачивание прибыли. Фактически средства перетекают из одного кармана в другой, не меняя хозяина, при этом они минуют налоговые органы и не попадают в реальное производство, о развитии которого ежечасно говорило наше правительство последние десять лет.

Если раньше многие предприятия были не востребованы, как например описанное здесь, то сегодня из-за обилия иностранных товаров и резкого сокращения платежеспособного спроса населения большинство отечественных производителей испытывает трудности со сбытом. Надо понимать, что неконкурентоспособность наших производителей и как следствие товаров связана с отсутствием средств и значительной разрозненностью. На пороге XXI века порядок в мировой экономике диктуют транснациональные корпорации. Лишь небольшая часть наших компаний имеют подобную структуру и хотя бы сопоставимые капиталы. Да, малый бизнес развивается в передовых странах, но не в тех отраслях, которые составляют основу экономики. Тенденции таковы, что потребность в инвестициях этих производств будет год от года увеличиваться. Малый бизнес может развиваться лишь при поддержке государства в стабильной экономической среде в плане законов, финансов и других макроэкономических составляющих. Государство же опирается на крупные корпорации, поэтому и малый бизнес, как и все остальное, зависит от положения в базовых отраслях.

8. Что делать: роль государства в период трансформации отечественной экономики?

Переходим к третьему вопросу: какова роль государства в процессе преобразования, существования и функционирования национальной экономики? Из самой постановки вопроса видно, что государство играет важную роль в экономике любой страны. Простой пример, описанный ранее: неразбериха в нормативной базе приватизации привела к большим затруднениям на местах и это лишь малая часть проблем, с которыми столкнулись предприятия, находившиеся под государственным контролем и вдруг получившие самостоятельность.

Оставляя чуть в стороне описанные в начале факты и события, охарактеризуем роль государства в период кризиса отечественной экономики. Другими словами: что же сейчас можно сделать, чтобы изменить ситуацию? На протяжении всей истории государство служило инструментом формирования экономических отношений в любом обществе. Суть всех экономических теорий сводится к определению роли и места государства в экономике. Существуют крайние точки зрения: от невмешательства государства в экономику до полного контроля со стороны властей всех экономических процессов. Очевидным остается факт, что без государства никакая экономическая система существовать не в состоянии.

Сегодня наблюдается утрата государством в России своих позиций по многим направлениям, традиционно относящимся к его функциям даже в странах, где взят курс на невмешательство государства в экономику. Под невмешательством в большинстве случаев понимается свободная рыночная деятельность и минимальный процент государственной собственности. Функцию системы правосудия с государства пока еще никто не снимал. В нашем случае из-за существующих у государства трудностей частично эту роль взяла на себя организованная преступность. Такое положение не может существовать долго. С криминальным государством развитые страны будут поддерживать отношения лишь на дипломатическом уровне, а отечественные предприниматели, не дождавшись иностранных инвестиций, будут либо влачить криминально-бюрократическое ярмо, либо вывозить капиталы за рубеж. Выходом из создавшейся ситуации является: укрепление вертикали исполнительной власти; определение стратегических целей в экономической политике государства; определение роли и места среднего и малого бизнеса; формирование благоприятного инвестиционного климата и политическая стабильность.