Библиотека управления

Кризис российских банков и пути реструктуризации банковской системы

Шкаровский С.И.

13 августа 1998 г. наступил “чёрный вторник”. На ММВБ спрос на валюту стал истерическим, в 17 раз превысив предложение. Общий объём торгов перевалил за 300 млн.$. На внебиржевом рынке котировки взлетели более чем на 1000 пунктов от верхней границы валютного “коридора” (6,4-6,45 руб./долл.). Пытаясь сбить панику, ЦБ РФ вообще закрыл лимиты всем банкам. Их перевели на режим “split value” (предоплаты: рубли – сегодня, доллары – завтра). Затем закрыли покупку банками СКВ для себя, оставив только для клиентов, под угрозой отзыва лицензии за нарушение.

Эффект получился совершенно противоположный. Закупка валюты была столь велика, что для удержания курса в “коридоре” Центробанку пришлось истратить несколько сот миллионов долларов. Без успеха. Смятение охватило другие сегменты. Доходность ГКО подскочила до 326% годовых, ВЭБовок – с 30 до 70%. На всех фондовых площадках остановили торговлю акциями. В торговле МБК наступил полный паралич. На встрече с ведущими банкирами руководители ЦБ РФ заклеймили “олигархов” за проведение авантюристической финансовой политики и предложили выходить из трудностей самостоятельно.

14 августа объём торгов на ММВБ подскочил до 473 млн.$. На внебиржевом рынке курс достиг 8 руб./долл. и “улетел” бы ещё выше, если бы не интервенции Неглинной (на 500 млн.$). Доходность “коротких” ГКО заметалась между 200 и 300% годовых.

И, наконец, 17 августа в 9.45 правительство и Центральный Банк выступили с сенсационным заявлением, потрясшим банки и иностранных инвесторов. Рубль девальвируется на 50% в рамках нового валютного “коридора” (от 6 до 9,5 руб./долл.). На 90 дней приостанавливается выполнение всех обязательств перед нерезидентами по кредитам, сделкам на срочном рынке, по залоговым операциям (“margine call”). Иностранцам запрещается вкладывать капиталы в “короткие” рублёвые активы сроком менее одного года. Купля-продажа ГКО и ОФЗ полностью прекращается, а сами облигации с истечением срока 31 декабря 1999 года переоформляются на новые с погашением через несколько лет.

Итак, бомба взорвалась. От анклава Калининграда до Находки население ринулось на штурм банков и обменных пунктов, где курс продажи немедленно взвился до 10, 12, 15 руб./долл., то есть российская валюта “похудела” в два раза. “Пирамида” ГКО-ОФЗ, которую совместными усилиями возводили ЦБ, Минфин, Сберегательный и другие банки рассыпалась в одночасье, как только расходы на её обслуживание превысили доходы федерального бюджета.

Этот тяжелейший кризис, поразивший банки, выявил множество недостатков в сложившихся принципах регулирования большинства сфер их деятельности. Шаги, предпринятые Банком России по укрупнению российских банков, постепенно привели к закреплению неравноправного положения разных по величине банков. Крупные банки, называемые системообразующими, то есть банки, действующие в масштабе всей страны, выступали фактическими монополистами в самых разных сферах деятельности. В то время, как средние банки практически не имели доступа к системе оперативного рефинансирования.

Несмотря на привилегированное положение, системообразующие банки оказались достаточно слабыми в смысле своей устойчивости в экстремальных ситуациях. Сегодняшний кризис банковской системы – это, по сути, кризис банков национального масштаба. Действительно, системы российских банков, которая функционировала до 19 августа прошлого года, сегодня больше не существует. Только в августе месяце общая прибыль всех банков упала с 5,76 млрд. руб. до 3,4 млрд. руб. При этом число доходных банков сократилось с 1010 до 905. Одновременно возросли фактически отражённые в балансе убытки – с 2,23 млрд. руб. на 1 августа до 17,33 млрд. на 1 сентября. Не случайно, первый заместитель ЦБ Андрей Козлов заявил о том, что в ближайшем будущем будут закрыты более 700 банков.

Несколько крупных банков, предвидя кризис, осуществили следующий манёвр: они приобрели средние по размеру банки, куда перевели капиталы и счета наиболее важных клиентов. Например, банк “Менатеп” в начале 1998 года купил “Доверительный и инвестиционный банк”, “Онэксимбанк” приобрёл банк “Независимость”, который был в срочном порядке переименован в “РосБанк”. Обанкротившийся “Инкомбанк”, несмотря на отчаянные попытки, так и не смог осуществить подобную спасительную операцию.

Однако, необходимо подчеркнуть, что и сегодня российские банки продолжают работать. Более того, в результате кризиса на первый план вышел ряд средних по величине коммерческих банков, которые в условиях тяжелейшего финансового кризиса продолжают своевременно выполнять все свои обязательства перед кредиторами. Эти банки никогда не обслуживали большие объёмы средств бюджета (инвестиции в ГКО у них не превышали 5-10% собственных активов, в то время как у крупных банков они достигали 60-70%) и никогда не привлекали большого количества вкладов населения. Однако грамотная финансовая политика и бережное отношение к средствам клиентов дали им возможность сохранить деньги и доверие кредиторов. Эти финансово-кредитные институты занимались кредитованием рентабельных производств и предприятий среднего и малого бизнеса. Так, например, московский банк “БИН” благодаря такой политике сумел за август месяц прошлого года даже увеличить прибыль на 5,89 млн. руб.

Устойчивое финансовое положение этих банков является залогом их дальнейшего развития и обуславливает их заинтересованность в скорейшем восстановлении нормального функционирования платёжной системы России и создании системы взаимных гарантий отдельных банковских объединений.

Центральный Банк, тем временем, начал разрабатывать программу реструктуризации российской банковской системы, осуществляя первые шаги по стабилизации банков.

1 ноября прошлого года вступил в действие новый порядок ЦБР покупки валюты коммерческими банками для нужд импортёров. В этих целях открывается в уполномоченном банке специальный транзитный счёт, с которого можно снять валюту также и для оплаты командировочных расходов согласно нормативов ЦБ. Использовать валюту со своего транзитного счёта для размещения на депозите в банке, покупки ценных бумаг, передачи в доверительное управление запрещено. Теперь в случае невыполнения в течение семи дней импортной сделки купленные для её реализации доллары подлежат обязательной продаже на бирже. Кроме того, банки обязаны предоставлять на биржу до начала торгов список клиентов, чьи заявки на покупку валюты они хотят удовлетворить.

12 ноября 1998 года Андрей Козлов заявил в Государственной Думе о том, что для спасения российских банков необходим 141 млрд. руб., которые ЦБ к тому времени не имел.

Спустя пять дней, то есть 17 ноября, Совет Директоров Центробанка принимает проект “О мерах по реструктуризации банковской системы Российской Федерации”. В соответствии с этим планом российские банки подразделяются на четыре группы.

Первую группу составляют около 600 мелких банков (15% активов всех банков и 8,4% вкладов населения за исключением Сбербанка), которые сохранили капитал и ликвидность активов и, следовательно, не требуют помощи со стороны ЦБР.

Вторая группа – банки с не пострадавшим капиталом, но пострадавшей ликвидностью (10,5% банковских активов и 18,3% сбережений населения), которую, по мнению Центробанка, можно восстановить. Для этого потребуется 6,5 млрд. руб. К ним относятся 190 региональных банков.

Третья – социально значимые крупные банки, не имеющие возможности самостоятельно продолжать банковские операции (40% активов и 41% частных вкладчиков). Для их санации потребуется 47,5 млрд. руб. Эту группу составляют 18 банков.

И, наконец, четвёртую группу составляют 720 банков, которые испытывают существенный дефицит ликвидности или собственных средств (капитала). Эти банки должны либо самостоятельно решать собственные проблемы, либо покинуть рынок.

На базе программы реструктуризации Центральный Банк уже предоставил стабилизационные кредиты банкам: “Банк Москвы” и “Мосбизнесбанк” получили по 1 млрд. руб., “Мост Банк” – 900 млн. руб., “Возрождение” – 330 тыс. руб, по 550 млн. руб. было выдано девяти региональным банкам. Всего за время кризиса ЦБР выдал кредитов на сумму около 15 млрд. рублей.

Говоря о долгах по ГКО, необходимо отметить, что ситуация стала более ясной. В конце прошлого года Минфин сумел договориться с кредиторами, была выработана схема реструктуризации: весь долг переоформляется в рублёвые обязательства. То есть государство при переоформлении не будет выпускать валютных обязательств. 10% от переоформляемой суммы задолженности выплачиваются наличными рублями несколькими траншами. 70% переоформляемой задолженности обмениваются на новые облигации с погашением в течение пяти лет, выплаты по этим обязательствам начнутся через год. 20% задолженности обмениваются на бездоходные ценные бумаги с погашением через три года. В течение двух первых лет существования этих бумаг разрешаются только два вида операций: оплата либо просроченной задолженности по налогам, либо внесение в уставные фонды российских банков. Те иностранные банки, которые имеют свои дочерние предприятия в России и капитал которых в связи с девальвацией рубля обесценился, могут новыми российскими бумагами восстановить капитал своего российского банка. Кроме того, они могут участвовать в реструктуризации этих банков. Участие иностранного капитала в реструктуризации нашей банковской системы ещё не определено.

Следует отметить, что правительство и Центробанк в конце 1998 г. приняли ещё одно, очень важное, решение о создании “Агентства по реструктуризации кредитных организаций” (АРКО), которое возьмёт на себя основную часть оперативной работы по взаимодействию с реструктурируемыми и ликвидируемыми банками, по работе с “плохими” активами реструктурируемых банков, по участию в управлении такими банками, оказанию экономической поддержки по реализации имущества ликвидируемых банков. АРКО является небанковской кредитной организацией в виде акционерного общества, чей первоначальный капитал составляет 10 млрд. руб., ещё 30 млрд. руб. будут привлечены путём эмиссии государственных облигаций сроком на 5 лет. Для реализации поставленных задач Агентство имеет право осуществлять следующие виды деятельности: приобретение контрольных пакетов (долей в уставном капитале) банков, утративших капитал, и осуществление управления этими банками; принятие в залог и в управление пакетов акций банков, осуществление управления этими пакетами; вступление в уставные капиталы реструктурируемых банков по поручению и за счёт ЦБР и правительства, представление интересов государства в этих банках; участие в разработке и реализации планов финансового оздоровления реструктурируемых банков; приобретение, реализация и посредничество при реализации активов ликвидируемых банков; управление проблемными и низколиквидными активами, приобретёнными у банков, в том числе в целях их последующей реализации; организация привлечения необходимых инвестиций, в том числе и иностранных, для реализации мероприятий по реструктуризации банков; инициирование и участие в процедурах банкротства и ликвидации банков, назначение конкурсных управляющих в ликвидируемых банках, назначение менеджеров в принадлежащих ему банках; привлечение финансовых ресурсов, в том числе путём выпуска ценных бумаг, для организаци своей деятельности.

При деятельности АРКО сразу же возникли проблемы юридического и оперативного характера, которые Центробанку и другим вовлечённым в деятельность Агентства государственным учреждениям необходимо решать в первую очередь.

Сегодня можно уже подвести первые итоги деятельности Центрального Банка по выводу российской банковской системы из кризиса. Судя по словам председателя ЦБР Виктора Геращенко, меры по поддержанию ликвидности российских кредитных организаций в целом оцениваются суммой около 55 млрд. руб. Всего в виде прямых кредитов на поддержание ликвидности российские коммерческие банки получили около 15 млрд. руб. Если принять во внимание то, что снижение норм обязательного резервирования принесло банкам ещё 13 млрд. руб., в сумме финансово-кредитные институты получили достаточно весомую поддержку.

Восстановление доверия к банкам после финансового кризиса является сложным и длительным процессом. Решающим фактором станет улучшение качества обслуживания клиентов. Поэтому каждый банк должен разработать собственную программу по восстановлению доверия и усилить внимание к качеству обслуживания клиентуры. В то же самое время для нормального развития российская банковская политика должна обеспечить финансово-кредитным институтам устойчивость, предсказуемость основных экономических параметров и заинтересованность банков в решении стоящих перед страной проблем.