Библиотека управления

Управление рисками и безопасностью

Я.Д. Вишняков

“ Safety - the world’s largest industry.
It is not possible to be precise about its size,
because safety merges with everything else.”

Перевод: “Безопасность - величайшая отрасль в мире.
Невозможно точно установить ее размеры в силу того,
что безопасность сливается со всем остальным.”

Приведенное выше определение одной из главнейших характеристик понятия безопасность вполне отвечает и соответствует современным представлениям о безопасности. На протяжении многих тысячелетий развития на Земле человеческой цивилизации наименее обеспеченным и гарантированным показателям качества жизни всегда являлась безопасность человека и, в первую очередь, личная безопасность каждого отдельного человека. В поисках обеспечения личной безопасности, испытывая угрозу голода, болезней, стихий, врагов и других опасностей первобытные люди объединялись в сообщества, управляемые в соответствии с принятыми и впоследствии вошедшими в традицию правилами. Важно отметить, что первобытный человек отдавал значительную долю личной свободы, входя вместе со своей семьей в более крупное по масштабу, чем отдельная семья, сообщество, и отдавал личную свободу в обмен на обещание сообщества обеспечивать безопасность этого человека. При развитии государственных образований, узурпировавших право распоряжаться качеством жизни человека на протяжении всей его жизни, весьма противоречиво трансформировались представления об обеспечении безопасности человека. В подавляющем большинстве государств, включая и Россию, личная безопасность человека скорее декларируется , чем обеспечивается (более подробно в разделе “Нормативно-правовая база управления рисками и безопасностью”).

Вместе с тем, можно отметить, что в ходе развития человеческой цивилизации были найдены возможности ответов на многие вызовы стихии, называемые в науке природными рисками. Это стало возможным благодаря развитию науки и образования, техники и технологии: землетрясениям противопоставлены рациональные принципы расселения, градостроительные принципы и технологии; наводнениям противопоставлены регулирование стока рек плотинами и другими гидротехническими сооружениями, а также мониторинг предвестников наводнений; эпидемиям - вакцинации и санитарные правила, контроль и надзор; засухам - мелиорацию и лесозащитные насаждения; и т.д.

Уже в начале XX столетия появились сомнения в правильности той Парадигмы развития человеческой цивилизации, которая реализовывалась с момента появления первых технических систем; Парадигмы, в конечном итоге приведшей к гипертрофированному вниманию к научно-техническому прогрессу, в основном используемому в военно-политическом аспекте. Кроме того, в рамках действующей до сих пор Парадигмы Человек сначала создает собственными руками при активном содействии собственного интеллекта опасные (рискованные) ситуации на поверхности Земли, под землей, на воде и под водой, в воздухе, в Космосе; он конструирует и реализует существенно небезопасные технические системы и комплексы таких систем, и только потом, увидев и, почувствовав и осознав дело рук своих, Человек ищет и не сразу находит средства и методы защиты от результатов антропогенной деятельности.

К концу XX столетия стало очевидным, что дальнейшая реализация действующей Парадигмы развития опасна уже не только для отдельного человека, но для человечества в целом.

Известно, что за всю историю существования жизни на Земле, за всю историю существования биосферы ни один из существовавших видов не вносил в биосферу возмущения такого масштаба, какое внес и продолжает вносить вид Homo sapiens. По видимому правы авторы книги “Проблемы экологии России”1  делая вывод о том, что “человечество в своем развитии уже давно превысило предел хозяйственной емкости биосферы. Поэтому идет разрушение естественных сообществ организмов. В условиях этого разрушения не может быть устойчивого развития”. Ясно, что в условиях, когда в любой момент природная окружающая среда, интенсивно разрушаемая усилиями чело века, может избавиться от вида Homo sapiens, в этих условиях главной, долгосрочной, на всю историческую перспективу целью человеческой Цивилизации является выживание человека, как вида.

В настоящее время и в будущем III тысячелетии необходимо реализовать новую Парадигму развития человеческой Цивилизации. В рамках этой Парадигмы центральное место отводится человеку, как одному из полноценных и ответственных членов содружества земных живых существ - биосферы. Научно-технический прогресс уже перестал быть самоцелью, и может рассматриваться только, как средство сохранения окружающей среды, как способ выживания человека, как путь к созданию безопасной жизнедеятельности человека на всем историческом отрезке его жизни. Одним из важнейших шагов по пути реализации новой Парадигмы является снижение ресурсоемкости жизнедеятельности человека, и, в первую очередь, снижение более, чем на порядок энергопотребления.

Россия исторически является одним из важнейших элементов человеческой Цивилизации, значение которого для Цивилизации существенно возрастает на рубеже XX и XXI столетия, на рубеже Третьего тысячелетия н. э. Это связано с целым рядом факторов, обсуждение которых не предполагается проводить в настоящей статье. Отметим лишь, что даже упоминание общеизвестных факторов не оставляет сомнений в непреходящем значении России для судеб цивилизации: это и ее геополитические характеристики, включая евразийское расположение и значительность занимаемой территории; это ее интеллектуальный потенциал, это ее ракетно-ядерный потенциал и т.д.

Россия вместе со всей человеческой Цивилизацией в настоящее время развивается в условиях нарастающего кризиса взаимоотношений Человека и окружающей среды, что обуславливает отмеченный в последние годы глобальный подъем как природных, так и техногенных катастроф, кризисных ситуаций и т. п.

Отметим, что 80% всех ЧС, аварий и катастроф техногенного происхождения происходит по вине человека, как одного из компонентов высокорисковых человеко-машинных комплексов - принятие неправильного решения или непринятие решения в предкризисной и кризисной ситуациях; неграмотное непрофессиональное исполнение решения о действиях в предкризисных и кризисных условиях (в т. ч. при управлении сложными высокорисковыми ТС и т.п.). Однако, оставшиеся 20 % все равно, так или иначе связаны с деятельностью человека. Здесь имеются в виду ошибки специалистов и руководителей при конструировании и изготовлении ТС, приводящие к недостаточной управляемости или полной неуправляемости ТС в предкризисной и кризисной ситуациях.

В России наблюдается существенный рост числа техногенных ЧС (1991 г. - 364, 1992 - 769, 1993 - 923), происходящий при однов ременном ежегодном снижении на 10 -15 % объемов производственной деятельности в целом по стране.

Относительные показатели только техногенных аварий и катастроф в России в 2 - 3 раза выше аналогичных показателей других промышленно развитых стран.

Прямой и косвенный ущерб от техногенных и природных ЧС и катастроф достигает по последним оценкам 3 - 5 % от ВВП России.

Сегодняшнее состояние окружающей природной среды в России можно охарактеризовать, как экологический кризис. Этот кризис тем более опасен, что происходит одновременно и взаимосвязано с социально-политическим и экономическим кризисами. Более 20 % территории России находится в критическом экологическом состоянии. В районе зон экологического бедствия свыше 55 крупных городов. В настоящее время более 70 млн. людей, что составляет чуть меньше половины всего населения РФ, дышит воздухом, насыщенным опасными для здоровья веществами, в 5 раз и более превышающими предельно допустимые нормы. За последние 4 года подобные факты отмечались более, чем в 100 городах.

Около 20 % территории Российской Федерации занимают зоны повышенной сейсмической опасности, в том числе 5 % - чрезвычайно опасные 8-9 бальные зоны. Более 20 млн. Человек (14 % населения) постоянно подвержены угрозе разрушительных землетрясений. Площадь затопления в результате наводнений достигает 400 тыс. кв. Км (2,5 % территории стран), что создает угрозу для 750 городов и населенных пунктов. Огромный урон хозяйству наносят также природные явления, как засухи, град, смерчи, снежные заносы, гололедицы и т.п.

Практически все техногенные катастрофы имеют серьёзные экологические последствия. Трендовые показатели зарегистрированных техногенных и природных аварий приведены в табл. 1.

Таблица 1
Относительный рост числа техногенных и природных катастроф в 1991 - 1995 гг.

Тип аварий и катастроф

1991

1992

1993

1994

1995

Техногенные

1,00

4,3

3,9

4,6

6,02

Природные

1,00

1,07

1,03

1,39

1,16

Если относительное изменение по годам числа собственно природных катастроф сравнительно невелико (до 1,4), то коэффициент нарастания техногенных аварий и катастроф, в том числе влекущих за собой экологические последствия, за последние пять лет резко увеличился (до 6,0). Темп нарастания суммарного числа этих аварий и катастроф увеличивался за это время в 3,5 раза быстрее, чем для природных.

Одним из катастрофических последствий нарастающего экологического кризиса в России является демографическая напряжённость в широком смысле. Средняя продолжительность жизни в стране на 8-10 лет меньше средней продолжительности жизни людей в 44 кап. странах мира. Каждый 10-й ребёнок в России рождается генетически неполноценным. У 45 % призывников выявлены нарушения психики. Более 50 % населения имеют ослабленное здоровье и относятся к числу хронически больных, либо физически неполноценных1  .

Вместе с тем, промышленная переработка минеральных ресурсов всё более сложного состава сопровождается постоянным ростом объёмов отходов, которые увеличиваются в 2-3 раза быстрее, чем объёмы производства продукции в сырьевых отраслях, способствуя таким образом накоплению техногенных отходов, опасных для человека.

Ежегодно в РФ образуется 45 млрд. т всех видов отходов производства и потребления, причем 20 млн. т из них относится к неутилизируемым токсичным отходам. Они частично складируются на территории предприятий, бесконтрольно сбрасываются в овраги, балки, на полигоны, где размещаются твёрдые бытовые отходы (ТБО).

По данным международных организаций, при прежних объёмах природоохранных мероприятий примерно через 50 лет содержание оксидов железа в почве и воде удвоится, концентрация свинца возрастёт примерно в 10 раз, ртути — в 100 раз, мышьяка — в 250 раз, а выбросы серы и оксидов азота в атмосферу возрастут более, чем в 2-3 раза.

Кроме того, к настоящему времени в России имеется около 45 тыс. опасных производств и объектов, в том числе около 1500 ядерных и 3000 химических представляют повышенную опасность. Так в ядерном комплексе сосредоточено около 10 13 , а в химическом комплексе около 10 12 смертельных токсодоз. Около 80 млн. человек (55 % населения страны) проживают в зонах непосредственной угрозы жизни и здоровью в случае возникновения техногенных ЧС.

В той катастрофической экологической ситуации, характеристики которой описаны и продолжают описываться специалистами, взоры общества обращены к науке и, в первую очередь, к тем наукам, которые работают в области управления рисками и безопасностью. Спасение Человечества и его последующее стабильное развитие в значительной мере зависит от того, как быстро произойдёт переход от декларирования к реализации новой Парадигмы развития, Парадигмы III тысячелетия, в которой доминантой является безопасность Человека. Сейчас необходимы механизмы, делающие этот переход реальностью сегодняшнего дня.

В настоящее время средний период возникновения ЧС составляет: 10-15 лет - с ущербом более 1 млрд. руб. , 8-12 месяцев - с ущербом до 1 млрд. руб. , 15-45 дней - с ущербом до 200 млн. руб. Потери от техногенных аварий и катастроф и природных катаклизмов ежегодно возрастают примерно на 10-30%. Все вышесказанное дает основание считать, что в при сохранении отмеченных выше тенденций в самые ближайшие годы экономика России будет не в состоянии восполнять потери от техногенных и природных ЧС и катастроф.

Общая схема подхода к управлению рисками катастроф сделана на основе анализа рисков, катастроф и способов управления ими1  . (см табл.2).

Таблица 2.
Способы управления рисками различных видов катастроф

Виды катастроф

Риски

Способы (факторы) управления

Видовые

Утеря видовых качеств, устойчивое психическое расстройство, физическая и умственная деградация

Ограничение влияния техносферы, видовой образ жизни (питание, дыхание, движение, воспитание и т.п.) Культурное совершенствование (преемственность)

Бытовые

Травма, болезни

Правила поведения, техники безопасности, санитарной гигиены

Национальные

Национальная обделенность, утеря национальной культуры, демографическая деградация

Сохранение культурных ценностей, территории. Конституция, власть.

Социальные

Бедность (нищета), недовольство. Состояние экономических условий, международные отношения, природная, техногенная, военная безопасность

Экономические законы, внутренняя и внешняя политика, природные ресурсы, развитые технологии.

Природные

Землетрясения, наводнения, засухи и т.п.

Мониторинг, системы управления кризисами, спасательные службы.

Техногенные

Радиационный, химический, биологический

Состояние науки, технологическая дисциплина, надзор, управление кризисами, спасательные службы.

Экологические

Окружающая среда, физическое, химическое и иное состояние

Программа действия, контроль, использование ресурсов. Технологии.

Демографические

Перенаселение

Ислусственные меры, осуществляемые в рамках государственной политики по регулированию численности, миграция.

Военные

Применение оружия массового поражения, вторичные эффекты от применения оружия

Политическая культура, международное сотрудничество и интеграция стран и контиентов, гражданская оборона (защита)

Планетарные

Глобальное изменение параметров окружающей среды, генная деградация, воздействие космических объектов

Интеграция мирового сообщества - принятие единых и приемлимых правил игры, видовая защита, космические технологии

Галактические

Орбитальные, астероидные, солнечные

Развитие науки, филосовской мысли (сферы разума), космизма

Вселенские

Зависимость существования Земли от состояния других планет и галактик

“Интеграция миров”

Развитие наук о рисках и безопасности и накопление сведений о катастрофах, их причинах и последствиях - все это в совокупности дало основание сделать вывод о том, что очевидна причинно-следственная взаимосвязь между катастрофами и социально-экономическим развитием государств (регионов) и народов. Рассмотрим четыре основных вида их взаимосвязей1  :

а) Возникающие катастрофы тормозят выполнение программы развития, отбрасывая социально-экономическое состояние и уровень жизни на многие годы назад.

Землетрясение в г. Спитак (Армения), превентивный вывод из соображений безопасности, находящейся в 8-9 бальной сейсмоопасной зоне Армянской АЭС, в момент когда Армения стала независимым государством и уже не могла, как обычно, рассчитывать на -экономическую и энергетическую безвозмездную помощь России - все это привело к энергетическому кризису в Армении, к закрытию школ и учреждений в зимнее время, к страданиям населения.

Когда в развивающихся странах экономические потери от природных катастроф превышают ВВП, экономика страны переживает критическое и катастрофическое состояние. Например, прямой ущерб (прямые потери) от землетрясений в Манагуа (1972г.) составил 209% ВВП Никарагуа. Эта страна до сих пор не оправилась от такого экономического потрясения.

Уточним, что последствия катастроф разделяются на прямые потери (человеческие жертвы, природные ресурсы, производственные мощности и т.д.) и косвенные, проявляющиеся в течении длительного времени. Последние обычно превосходят прямые и приводят не только к уменьшению выпуска продукции и недополучению прибыли (в промышленных комплексах к катастрофам приравниваются также длительные забастовки), но также к невыполнению программ развития и могут носить социальный характер.

б) Последствия катастроф, требующие восстановления разрушенных сооружений, могут явиться необходимым толчком (поводом) и исходным пунктом для претворения в жизнь программ развития предприятия города, региона и т.д. Так, восстановление предприятий и других объектов может происходить с учетом необходимости реконструкции, внедрения новых экономичных ресурсосберегающих технологий, одновременно снижающих загрязнение окружающей среды. Например, Ташкент (Узбекистан) был построен после землетрясения практически заново, как современный город с использованием средств союзного (в основном России) бюджета и руками строителей из различных республик и городов СССР.

в) Осуществляемые или планируемые программы развития могут повысить восприимчивость региона (города, района) к катастрофам.

Это негативные воздействия.

Так, концентрация в регионе потенциально опасных производств, реализуемых с целью создания новых рабочих мест для местного населения и для производства новой конкурентноспособной продукции, увеличивает риск возникновения катастроф и может привести к ухудшению состояния окружающей природной среды.

г) Осуществляемые или планируемые программы развития предполагают уменьшение уязвимости по отношению к катастрофам и смягчает негативные последствия катастроф.

Это, например, меры по усилению сейсмостойкости зданий и сооружений в сейсмоопасных регионах, внедрение новых безопасных и экологически чистых технологий и оборудования.

Рассмотрим вопрос о зависимости от типа экономики степени уязвимости экономики государства от катастроф.

1. Промышленно-развитые страны с высокой степенью урбанизации и повышенной плотностью городского населения почти безразличны к катастрофическим разрушениям в сельско-хозяйственном секторе. Экономика этих стран достаточно легко преодолевает потери в этом секторе. У них имеются финансовые резервы для покупки зарубежного продовольствия и с/х сырья. Интересна реакция мирового рынка на с/х товары, импортируемые вышеупомянутой страной; возможен также вариант роста цен на мировом рынке на те продукты, которые являются предметом экспорта пострадавшей страны (пример: рост мировых цен на хлопок в случае потери урожая в районе Миссисипи (США) из-за природных катастроф).

Причинно-следственная связь между катастрофами и социально-экономическим состоянием и развитием государств (регионов) заключается в том, что катастрофы и программы социально-экономического развития способны влиять друг на друга, снижая или повышая уязвимость системы в случае катастроф, способствуя или сдерживая процесс социально-экономического развития (Рис.1).

Рис. 1. Взаимосвязь между катастрофами и социально-экономическим развитием государства

В программах социально-экономического развития любого уровня (федерального, регионального, муниципального, объектового) необходимо учитывать возможность возникновения различного рода катастроф и предусматривать мероприятия по снижению уязвимости социально-экономических систем, производственных комплексов и объектов от катастроф и их последствий. Кроме того, техногенные аварии и катастрофы имеют всегда долговременные экологические последствия. Ликвидация последствий катастроф в одной сфере хозяйства требует отвлечения ресурсов из других сфер. Что приводит к снижению темпов социально-экономического развития и, как правило, к снижению уровня социально-экономической защищенности населения, в особенности, его нетрудоспособной части: пенсионеров, инвалидов и детей.

При формировании стратегии сбалансированного развития на национальном, региональном и глобальном уровнях применяются социально-экономические и экономико-экологические математические модели и комплексные системы таких моделей.

После моделей межотраслевого баланса Леонтьева, мировой экономики Форестера, Медоуза, Леонтьева, Месаровича-Пестели и др. были разработаны модели ЛИНК, ГЛОБУС, эконометрические модели США, Японии, Европейских стран, модели эколого-экономического развития отдельных регионов США и Канады, предназначенные для прогнозирования макроэкономических показателей и агрегированных показателей загрязнения окружающей среды. Опробованы также модели, позволяющие анализировать возможные последствия техногенных и природных катастроф глобального масштаба, например, парникового эффекта, ядерной зимы, столкновения с Землей крупного небесного тела (астероиды, метеориты и т.д.) Все это расширило методические возможности разработки национальных, международных и глобальных программ по снижению рисков и смягчению последствий катастроф ЧС природного и техногенного характера, по стабилизации качества и восстановлению окружающей среды (атмосферы, гидросферы и ландшафты и т.д.), по разоружению и конверсии экономики и структуры трудовых ресурсов, по сбалансированному развитию человеческой цивилизации в III тысячелетии н.э. Мировое сообщество признало в качестве Аксиомы наук о рисках и безопасности положение о том, что недопустимы эксперименты с различными стратегиями социально-эколого-экономического развития на реальных крупномасштабных системах, включающих биосферу и человеко-машинные комплексы, все эксперименты в социально-эколого-экономической сфере должны проводиться на моделях в виртуальной пространстве современных компьютерных систем. Приведенное выше содержание Аксиомы наук о рисках и безопасности полностью соответствует классическому определению, гласящему, что Аксиома - это положение, принимаемое без логических доказательств в силу непосредственной убедительности и являющееся истинным исходным положением теории.

Кроме того, убедительность и истинность настоящей Аксиомы выстраданы человечеством в течении всего XX века. Это бесчеловечный социольно-эколого-экономический эксперимент в России, длившийся почти все столетие и давший отрицательный ответ. Объект эксперимента - народы России сохранились только благодаря их удивительной стойкости и мужеству.

Это - экологические войны, связанные с воздействием на среду обитания человека (загрязнение или заражение воздуха, воды, почвы, истребление флоры и фауны). Примеры экологических войн: США против населения Вьетнама (60-ые - 70-ые гг. Xxвек), Российское государство против собственного народа (до сих пор).

Это - испытание и применение атомного и ядерного оружия: США, СССР и другие члены атомно-ядерного клуба; США против Японии (1945 год) и т.д.

Реализация этих экспериментов, исключающих перспективу сбалансированного развития человеческой Цивилизации и приближающих ее закономерный крах, обусловлена тем, что науки о рисках и безопасности практически не воздействуют на этику и право современного человеческого сообщества. До настоящего времени это воздействие было блокированно неразвитостью современной общечеловеческой культуры риска и безопасности, практическим отсутствием грамотности специалистов и руководителей в этой области, отсутствием реального соообщества профессионалов в области управления рисками и безопасностью, управления безопасностью жизнедеятельности (см. раздел “Культура риска и безопасности, грамотность и профессионализм в области управления рисками и безопасностью”).

Действительно, ядерные бомбардировки японского населения (Хиросима и Нагасаки, 1945г.), варварские бомбардировки англо-американской авиацией с целью устрашения германского народа (Дрезден, Кельн и др., 1945 г.), экологическая война против населения Вьетнама и т.д. не послужили достаточным основанием с позиций общечеловеческой этики (морали) и международного права к объявлению виновными в преступлениях против человечества определенных групп американских руководителей и специалистов, включая Президентов США, бывших на этом высоком посту указанные периоды.

Никто не наказан!! Общечеловеческая этика и международное право хранят молчание по этому поводу. Аксиома науки о рисках и безопасности неизвестна широкой мировой общественности, не стала всеобщим достоянием информация о том, что произошло, что происходит и что будет происходить, если будет продолжаться нарушение этого постулата. Однако последствия очевидны - крах и гибель земной человеческой цивилизации!

К сожалению, ООН в том виде, в котором она предстает к началу XXI столетия, несостоятельной и бессильной организацией перед лицом антропогенного воздействия на биосферу, включая самого человека, ведущего к глобальной катастрофе. Не выполняются: Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного воздействия на окружающую среду, разработанная по инициативе СССР и принятая ООН в 1973 году; Конвенция ООН “Повестка дня на XXI век” (Рио-де-Жанейро, 1992) и другие.

Основной причиной неразвитости на глобальном уровне этики и морали, культуры и образования, в области управления рисками и безопасностью является то, что человечество продолжает жить по законам старой порочной парадигмы, где безопасность человека и человеческой цивилизации не является доминантой развития.

В той катастрофической экологической ситуации, характеристики которой описаны и продолжают описываться специалистами, взоры общества обращены к науке и, в первую очередь, к тем наукам, которые работают в области управления рисками и безопасностью. Спасение Человечества и его последующее стабильное развитие в значительной мере зависит от того, как быстро произойдёт переход от декларирования к реализации новой Парадигмы развития, Парадигмы III тысячелетия, в которой доминантой является безопасность Человека. Сейчас необходимы механизмы, делающие этот переход реальностью сегодняшнего дня.

Рассмотрим, в первую очередь взаимосвязь друг с другом экологии — экономики — права, как в научном, так и в практическом аспектах (рис. 2). Вместо “экологии”, в той же позиции может рассматриваться “безопасность”, в этом случае “экологическая безопасность” фигурирует как одна из компонентов безопасности в любом контексте: “компонент человека”, “компонент национальной безопасности” и т.д. В целях некоторого упрощения дальнейших рассуждений будем рассматривать указанный треугольник в том виде, как он представлен на рис. 2.

Рис. 2. Треугольник взаимосвязей в информационном пространстве

Связь “А” хорошо известна. Она существует с древнейших времён, постоянно преобразовываясь и совершенствуясь. При “подключении” к праву и экономике ещё и экологии появляются связи “Б” и “В”.

В связи “В” (экология — право) имеются как элементы гармонизации, так и противоречия. В РФ имеются законы, которые призваны защищать и охранять окружающую среду. В СССР было всего 2 закона, регулирующих отношения по охране окружающей среды: “Об охране атмосферного воздуха” и “Водный кодекс”. В РФ за последние 5 лет разработаны и приняты: “Закон об охране окружающей природной среды (1991)”, “Основы законодательства об охране здоровья населения РФ (1993)”, “Закон об экологической экспертизе (1995)”, “Закон об использовании атомной энергии (1995)”, “Закон о недрах (1993, 1995)”, “Водный кодекс (1982, 1995)” и другие. Появилось правовое поле, отображением которого в информационном пространстве является в рассматриваемом нами треугольнике связь “В”.

Можно говорить об элементах гармонизации, когда законами предусмотрены взимание платежей с предприятий за выбросы загрязняющих веществ в атмосферу, водоёмы и за размещение отходов производства. Но в глубоком экономическом кризисе, охватившем Россию на современном этапе, возникают и противоречия. Эти платежи себя не оправдывают, а законы практически не соблюдаются по ряду причин, в частности, не устранён монополизм в производстве товаров, что создаёт трудности с приостановлением работы предприятий за нарушение природоохранного законодательства, а также, несмотря на то, что значительная доля предприятий-загрязнителей аккумулируется в руках государства, неэффективны механизмы регулирования и контроля в фискальной политике.

Большая часть этих противоречий связана с отсутствием в РФ правового общества. Развитие правового поля – это необходимое условие для создания правового общества. Кроме выполнения этого условия, должны быть созданы механизмы, гарантирующие исполнение законов и обеспечивающие законопослушание граждан. (Подробно о развитии нормативно-правовой базы в области управления рисками и безопасностью в соответствующих разделах).

Развитие связи “Б” происходило по трем основным этапам. Рассмотрим более подробно особенности связи “Б”, претерпевающей непрерывные и весьма противоречивые изменения.

Исторически сложилось так , что за сравнительно короткий промежуток времени (менее пятидесяти лет ) экология и экономика (связь “Б”) уже дважды пересматривали свои взаимоотношения , и , что особенно удивительно , каждый из этих пересмотров все больше укреплял дружбу этих двух наук , дружбу не по формальным признакам , подписываемых между ними соглашений , а дружбу , по существу , ведущую к взаимовыгодным отношениям.

Рассматривая три этапа развития взаимоотношений между экологией и экономикой, попытаемся построить некоторые прогнозы на грядущее XXI столетие, которое по самым оптимистическим предположениям будет столетием Спасения Человечества от неминуемой экологической гибели при условии перехода Человечества к новой Парадигме устойчивого развития, где человек, как одна из важнейших компонент биосферы, становится во главу угла развития Цивилизации, и главнейшим показателей качества жизни Человека становится показатель безопасности его жизнедеятельности

Отметим, что в силу неравномерного и циклического развития человеческой Цивилизации отдельные страны и целые континенты находятся в настоящее время на различных этапах упомянутых взаимоотношений. Так наиболее развитые страны Европы, Северной Америки, Япония и Австралия уже перешли к реализации третьего этапа - этап ”Согласия “. Другие страны разделились между вторым и первым этапами, этап “ Компромисса” и этап “Противоречия “, соответственно. И только Россия в силу ее геополитических и исторических особенностей (громадная протяженность территории, принадлежащей как Азии, так и Европе заметные следы исторической разноукладности регионов, тяжелые последствия многовекового самодержавия и неудачного социалистического эксперимента) находится одновременно на всех трех этапах , как в пространстве, так и во времени.

Первый этап, который целесообразно именовать, как этап “Противоречия“ хорошо описан в литературе. Отметим лишь его основные характерные черты. Обратимся к одному из известных в экономике определений цены продукта:

Ц = С + П,

где: Ц - цена; С - себестоимость (с/с); П - прибыль.

На этапе “противоречия” все природоохранные мероприятия проводятся либо за счёт уменьшения прибыли (П) с сохранением цены (Ц), либо за счёт увеличения Ц (соответственно, снижение конкурентоспособности товара, предприятия и отрасли) с сохранением П. Таким образом, возникшие на первом этапе взаимоотношения экологии и экономики противоречия обычно проявлялись в следующем контексте :

экологические соображения и требования охраны окружающей среды это то, что желательно ( но не обязательно ! ), а экономические соображения относительно экологических требований - это то, что возможно.

Ясно , что любое природоохранное мероприятие на первом этапе шло по линии уменьшения прибыльности, или при сохранении нормы прибыли, уменьшении конкурентоспособности и, в конечном счете, снятие и снижение прибыльности предприятия ( фирмы, концерна и т. п. ). Понятно, что практически во всех случаях отмечалось отрицательное отношение руководства фирмы к требованиям экологических экспертов и правоохранительных органов. Второй этап, именуемый “ Компромиссы “, является этапом, на котором наметился другой характер равновесия между двумя подходами к менеджменту (здесь имеются в виду классические экономические трактовки менеджмента и подход зарождающегося эколого-ориентированного менеджмента). Менеджмент, по определению, призван определить и реализовать оптимальную процедуру деятельности (во всех сферах: экономической, технологической, финансовой и т.д.) предприятия (фирмы, концерна и т. п.), которая приводит к наибольшей прибыли предприятия, к наибольшей рентабельности производства, повышает конкурентоспособность продукции и самого предприятия. На этом этапе появилось понятие эколого-ориентированного менеджмента (ЭОМ), о котором несколько подробнее далее. Здесь мы приведём только пример реализации одной из модификаций ЭОМ.

В основу рассуждений берём то же соотношение, где этот же Закон Ц = С + П. При реализации ЭОМ в С закладывается и возмещение ущерба, причиняемого ОПС при выпуске продукции или оказании услуг. Понятно, что С можно снизить, уменьшив этот ущерб, например, путем внедрения безотходной, экологически безопасной технологии или оборудования, которые в ряде случаев позволяют получить и дополнительные единицы или наименования товарной продукции.

После внедрения более совершенных в природоохранном аспекте технологий при снижении С за счёт уменьшения вредного воздействия на окружающую природную среду и сохранении неизменной цены на продукцию или услуги можно вполне законным путём получать и большую прибыль. Если же снизить цену, то можно повысить конкурентоспособность своего товара или фирмы. Ясно, что все резервы гармоничного развития общества в рамках новой Парадигмы.

И, наконец, третий этап - этап “Согласие“. Он все больше завоевывает всеобщее признание в высокоразвитых странах. Именно этот этап развивается в некоторых регионах и отраслях промышленности России непосредственно после первого этапа, вызвавшего большое разочарование и пессимизм у экологов России и Зарубежья. Здесь снова сказывается особенность России, которая неоднократно в своей истории использовала иностранный опыт лишь, как повод для поиска своего истинно Российского и в ряде случаев более эффективного в условиях России пути. Здесь сказывается гигантский интеллектуальный потенциал России, который, к сожалению, расточительно по-варварски используется ее руководителями на всех этапах ее истории, и который весьма высоко и с выгодой для себя ценится за рубежом.

Мы уже отмечали выше, что направление “прибыльная экология” или “Согласие” возникло и развивается на современном этапе именно в России. В стране накопилось к 1996 г. около триллиона тонн различных промотходов, вскрышных пород и хвостов обогащения различных руд. Все эти отходы лежат мёртвым грузом на земле, занимая порой плодородные с/х угодья. В них содержится немало полезных компонентов: цветные металлы, сера, железо, нерудная масса, которая может быть использована для производства стройматериалов. В некоторых отвалах процентное соотношение отдельных цветных металлов бывает даже больше, чем в добываемой руде. В высшей степени прибыльно перерабатывать и пускать в производство уже то, что добыто и лежит на поверхности, занимая полезную площадь и причиняя немалый ущерб ОПС. Вот здесь и возникает самое естественное направление, такое как “прибыльная экология”[1].

Таким образом реализация новой Парадигмы развития человечества может быть ускорена на базе знания механизмов использования треугольника право – экономика – экология.

В рамках Парадигмы развития человечества в III тысячелетии среди показателей качества жизни человека доминирующим является показатель безопасности. Этот показатель по своей природе является комплексным и относится, как к качеству жизни отдельного индивидуума, так и к качеству жизни определенных социумов и Человечества в целом.

Рассмотрим (рис.3) Фрагмент схемы разработанного автором[ Генерального Алгоритма Безопасности (ГАБ), основной особенностью которого является связь надежности технических систем и безопасности, как одного из показателей качества жизни человека.

По-видимому, методика фрагментарного рассмотрения ГАЕ на первых этапах исследования этого Алгоритма представляется достаточно приемлемой, как для решения Фундаментальных задач Теории безопасности (или Теории управляемых рисков), так и для решения прикладных частных задач конструирования и реализации различных систем управления рисками в рамках ГАБ. Отметим, что здесь и далее понятие риск используется в широком смысле: во-первых, по определению, и во-вторых, имеются в виду любые риски: техногенные и природные, экологические и экономические, социальные и информационные и др.

Рассмотрим настоящий Фрагмент более подробно с позиции собственно структуры ГАБ, а также с позиций анализа в внутренних и внешних связей, обусловленных содержанием Алгоритма, как в целом (ГАБ), так и отдельных его компонент (см. рис.3: 1-15), каждая из которых разворачивается в рамках Теории управляемых рисков в самостоятельные алгоритмизированные системы. В первую очередь следует отметить некоторые упрощения и допущения, принятые в приведенной нами схеме ГАБ. Так в верхней части Алгоритма упрощенно изображена связь Человека с окружающей средой в трех основных базовых пространствах: I) информационном: II) в социуме (в этом пространстве реализуются контакты: человек - человек и человек - социум); III ) в материальной среде обитания. Для упрощения схемы ГАБ в базовом пространстве III - материальная среда обитания - совмещены, как вся природная окружающая среда, так и вся ноо- и техносферы (все, что создано руками чело века) .

В рамках такой схемы показатель безопасности носит не только комплексный, но и существенно интегральный характер. Особенно сильно это выражено в представлении безопасности в пространстве III. Дело в том, что рассматривая, например, контакты человека с техническими системами (ТС), мы опосредованно через эти ТС учитываем и взаимодействие человека со всеми остальными элементами материальной сферы, как в процессе создания ТС, так и в процессе ее эксплуатации и утилизации в конце ее цикла жизни. Вместе с тем, человеку свойственны и непосредственные контакты с природной окружающей средой.

В рассматриваемой на Рис. 3 схеме мы акцентируем внимание на той стороне безопасности Человека, которая в значительной степени обусловлена надежностью ТС. В большинстве ТС надежность является лидирующей характеристикой системы в связи с тем, что именно оно определяет безопасность Человека, использующего любую данную ТС. Например, Человек, летящий в гражданском самолете, безусловно заинтересован в комфортабельности полета, в приемлемой цене билета, но все таки, в первую очередь, он заинтересован в надежности самолета, т.е. в надежной реализации основной целевой установки транспортной ТС, заключающейся в доставке пассажира живым и невредимым в пункт назначения.

Нижняя часть схемы Алгоритма описывает основные уровни обеспечения надежности ТС: конструкторский (обеспечение надежности из стадии проектирования); технологический (обеспечение надежности на стадии изготовления ТС, как в опытном, так и в серийном вариантах); эксплутационный (обеспечение надежности ТС в условиях эксплуатации, включая и ремонтные мероприятия в процессе эксплуатации), отметим, что все ТС изготовлены из тех или иных материалов: металлов, пластмасс, стекловолокон и т.п.

Таким образом прочность, долговечность и безопасность узлов и деталей ТС в значительной мере зависит от физических, физико-химических и физико-механических свойств материалов, а также от того, насколько обосновано и эффективно используются эти свойства в конструкциях с учетом особенностей эксплуатации этих конструкций. Безотказность узлов и деталей ТС - необходимая и достаточная основа надежности самой ТС.

Эффективная пространственно-временная реализация ГАБ может производиться в отраслевом и межотраслевом аспектах, как на основе средне- и долгосрочного планирования и прогнозирования (с применением при реализации различных методов контроля и мониторинга), так и в режиме реального времени в масштабе конкретного производства или функционирующего изделия (ТС). Ясно, что создание целой гаммы отраслевых модификаций ГАБ должно вестись с унифицированных позиций с использованием методик, базирующихся на единой концепции отраслевых модификаций ГАБ. Эта концепция находится в стадии разработки, и сегодня можно ознакомиться лишь с некоторыми чертами указанной концепции.

 1 Adams, John, Risk, UCL Press, 1995

 2 Лосев К.С., Горшков В.Г., Кондратьев К.Я. и другие “Проблемы экологи России” М.:ВИНИТИ. 1993г.

 3 В.В.Петров, Экологическое право России, Изд-во БЕК, Москва, 1995

 4 С.К.Шойгу, Ю.Л.Воробьев, В.А.Владимиров, Катастрофы и государство, Москва, Энергоатомиздат, 1997г.

 5 С.К.Шойгу, Ю.Л.Воробьев, В.А.Владимиров, Катастрофы и государство, Москва, Энергоатомиздат, 1997г.