Библиотека управления

Расчет финансового эффекта при внедрении ресурсосберегающих и природоохранных мероприятий в энергетике

Глухова Мария Владимировна к. э. н., ведущий научный сотрудник ФГУП «Институт микроэкономики».
Участник разработки экологического раздела ФЦП «Энергоэффективная экономика».
E-mail: kuzov@imce.ru

Оглавление


Предисловие редактора

Наверное, самое трудное для редактора при отборе материалов к очередному номеру, это определить — подходят они по содержанию к данному изданию или нет. Я, как редактор журнала «Практический маркетинг», каждый раз должен решать, есть ли в данной статье Маркетинг и насколько он Практический?

Как известно, от многократного произнесения слова халва во рту слаще не становится, так и в иной статье: слово маркетинг — в каждой строчке, а Маркетинга не заметно. А другая статья, казалось бы, совсем не по теме, а Маркетинг — вот он, в ней!

Так как определить? Объективных критериев нет, это точно. Субъективные — могут быть ошибочными, с ними можно соглашаться или нет, а главное, они обычно неформулируемы! Но поскольку от моего субъективного решения зависит, будет опубликована статья или нет, то хоть один, самый главный, критерий я должен попытаться сформулировать. И понимаю этот критерий я так: Маркетинг — это наука о том, что делать людям хорошо — выгодно, а делать плохо — невыгодно. Наука, потому что предполагает повторяемость экспериментов и предсказуемость результатов. Ну, а уж вопрос о том, что такое хорошо и что такое плохо — относится к иным сферам.

А в статье, предисловием к которой послужили мои размышления, слово маркетинг не встречается ни разу.

С. Григорян

Промышленное развитие в каждой стране должно удовлетворять нужды настоящего и будущего поколений в решении задач экономического роста, социального развития и охраны окружающей среды. Ожидаемое увеличение объемов производства и связанное с ним увеличение потребности в используемых ресурсах будет способствовать экспоненциальному росту нагрузки на природную среду. Экономическая стабильность страны невозможна при экологической нестабильности, так как неблагоприятные изменения окружающей среды предопределяют снижение результативности в экономической сфере.

Важное место в экономике России принадлежит предприятиям топливно-энергетического комплекса (ТЭК). Это в значительной степени определяется как наличием значительных запасов природно-энергетических ресурсов (на долю России приходится почти седьмая часть суммарного производства первичных энергоресурсов в мире), так и высоким уровнем объема производства промышленной продукции в этих отраслях.

Однако нефтегазовый комплекс, угольная и электроэнергетическая отрасли являются не только самыми крупными потребителями природных ресурсов и производителями энергии, но также значительными источниками загрязнения всех элементов окружающей среды. В целом по России деятельность предприятий ТЭК сопровождается отчуждением 9,4% земель и забором 24,5% чистой воды, на их долю приходится до 70% теплового загрязнения окружающей среды и около 50% всех вредных выбросов в атмосферу, причем 28% составляют токсичные газы и зола.

В Энергетической стратегии России1 до 2020 г. предусматривается, что объем добычи газа возрастет с 580—600 млрд м3 в период 2001—2005 гг. до 680—700 млрд м3 в период 2006—2010 гг. За эти же периоды увеличится объем добычи нефти: с 300—327 до 305—335 млн т, объем первичной переработки нефти — с 190—200 до 200—210 млн т, добыча угля — с 275—300 до 290—335 млн т. Выработка электроэнергии в 2001—2005 гг. прогнозируется на уровне 970—1020 млрд кВт\ч, в 2006—2010 гг. — 1050—1180 млрд кВт\ч.

Планируемое увеличение объемов производства, по нашим расчетам, выполненным при подготовке материалов к федеральной целевой программе «Энергоэффективная экономика на 2002—2005 гг. и на период до 2010 г.» (утв. Правительством РФ 17.11.2001 г.), будет сопровождаться ростом вредного воздействия на окружающую среду от предприятий ТЭК: количество выбросов в атмосферу возрастет с 9,3 млн т в 2001 г. до 11,95 млн т в 2010 г., сброс загрязненных вод повысится с 2 104 млн м3 в 2001 г. до 2 680 млн м3 в 2010 г. Площадь земель, нарушенных при геологоразведочных работах, добыче и переработке полезных ископаемых, которая в настоящее время составляет около 1 млн га, также увеличится. Для Западно-Сибирского, Северо-Кавказского регионов, Среднего и Нижнего Поволжья, республик Коми, Башкортостан и Татарстан сохранится проблема загрязнения земель нефтью и нефтепродуктами. Все это будет способствовать усугублению экологической напряженности и снижению качества окружающей среды.

Экологическая напряженность определяется следующими факторами загрязнения окружающей среды: газопылевые выбросы в атмосферу, сбросы вредных веществ в гидросферу, твердые отходы, тепловые выбросы, шум, ионизирующее излучение. Вышеперечисленные факторы при отсутствии мер, нивелирующих негативные последствия воздействия предприятий, будут способствовать росту заболеваемости населения в районах их размещения.

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), здоровье населения в среднем на 30% зависит от состояния окружающей природной среды. На саммите в Йоханнесбурге, проходившем 26 августа — 4 сентября 2002 г. и посвященном задачам устойчивого развития, отмечалось, что в настоящее время низкое качество окружающей среды способствует возникновению 25% всех болезней, причем более 40% всех болезней, вызванных факторами экологического риска, приходятся на детей до 5 лет.

В России почти каждый пятый ребенок имеет хроническое заболевание, а ведь именно здоровье детей является своеобразным маркером экологического и социального благополучия страны.

Предприятия ТЭК можно с полным основанием отнести к объектам экологического риска, особенно в зонах с высокой концентрацией населения, так как они не только загрязняют природную среду на всех стадиях технологической цепочки, но и являются также источниками вредных для здоровья человека постоянных и аварийных выбросов — окислов азота, окисей углерода, серы, пыли.

Низкое качество окружающей среды приводит к росту заболеваемости, патологиям развития новорожденных, способствует развитию демографического кризиса.

Анализ экологической обстановки в ряде регионов и работа с материалами официальной отчетности по заболеваемости населения позволили выявить следующие закономерности.

  1. Существует корреляция между комплексным загрязнением окружающей среды и смертностью, рассчитанная на основе изучения причин смертности населения за пятилетний период в районах с разным уровнем загрязнения.
  2. Примерно 15% территории России неблагоприятны для проживания населения из-за постоянного превышения ПДК токсичных веществ в атмосферном воздухе и воде, более 100 городов России признаны экологически неблагополучными. Учитывая, что в городах проживает около 75% населения страны, можно предположить, что это примерный процент россиян, проживающих в экологически неблагоприятных условиях.
  3. В целом по России наблюдается увеличение числа экологически обусловленных болезней и снижение иммунитета у населения, прежде всего, у детей. За последние 15 лет заболеваемость бронхиальной астмой увеличилась в 3 раза, а в экологически неблагополучных городах — в 5 раз. Заболевания, которые могут быть вызваны ухудшением качества окружающей среды (снижение иммунитета, болезни органов дыхания) составляют по данным Госкомстата, 45% от общего показателя заболеваемости населения.
  4. Наиболее существенное влияние на здоровье населения оказывают высокие концентрации в атмосфере окиси углерода, диоксида азота, которые являются побочными продуктами деятельности предприятий ТЭК.
  5. Медицинские расходы на лечение граждан в федеральном бюджете 2001 г. были предусмотрены в объеме 165 долл./чел. в год (курс доллара равен 30 руб.). Это непосредственно расходы на лечение заболеваний, составляющие 0,4% от целевых расходов на оказание всех видов медицинской помощи гражданам РФ. Эти расходы не включают в себя содержание больниц, госпиталей и прочих медицинских учреждений, а также ведомственные медицинские расходы. Учитывая, что здоровье населения в среднем на 30% зависит от состояния окружающей среды, медицинские расходы на экологически обусловленные болезни составят 49,5 долл./чел. в год. Эту цифру можно использовать при оценке социально-экологических последствий внедрения инвестиционных проектов развития энергетики, так как в настоящее время в России отсутствует утвержденный на федеральном уровне коэффициент народно-хозяйственной ценности человеческой жизни и здоровья.

В «Методических рекомендациях по оценке эффективности инвестиционных проектов»2 предусмотрены измерение и оценка социальных последствий проекта, но эта оценка связана с реализацией мероприятий по созданию работникам условий труда и отдыха, обеспечением их продуктами питания и жилой площадью, а не с охраной здоровья населения в районах размещения объектов нового строительства.

Сохранению качества окружающей среды в конкретном регионе и, следовательно, здоровья людей, будет способствовать внедрение в необходимом объеме природоохранных и ресурсосберегающих мероприятий (рис. 1).

Рисунок 1
Структурная схема влияния природоохранных и ресурсосберегающих мероприятий на развитие энергетики и здоровье населения

В данной схеме приняты следующие обозначения:


    КВпр — капиталовложения на внедрение в необходимом объеме природоохранных и ресурсосберегающих мероприятий и технологий;
    КВнс — капиталовложения на новое строительство;
    Пбаз. — плата за выбросы и сбросы в окружающую среду по базовому варианту (без нового строительства и ресурсосбережения);
    Ппред — предотвращенная плата за выбросы и сбросы в окружающую среду в результате природоохранных и ресурсосберегающих мероприятий;
    Пдоп. — дополнительная плата за выбросы и сбросы в окружающую среду вследствие ввода новых энергомощностей;
    Сэк. — стоимость сэкономленных топливно-энергетических ресурсов (ТЭР) в результате ресурсосбережения;
    Сдоп. — стоимость ТЭР, необходимых для развития производства;
    Упред. — предотвращенный ущерб здоровью людей в результате внедрения природоохранных и ресурсосберегающих мероприятий;
    Удоп. — ущерб здоровью людей в результате нового строительства.

Нами в качестве критерия выбора инвестиционного проекта при внедрении природоохранных и ресурсосберегающих мероприятий принят критерий интегрального дисконтированного эффекта (чистого дисконтированного дохода).

Чистый дисконтированный доход (ЧДД) от внедрения природоохранных и ресурсосберегающих мероприятий на конкретном предприятии или объединении предлагается рассчитывать по следующей формуле:

где Сэкt — стоимость сэкономленного топлива;
Ппредt — предотвращенная плата за выбросы и сбросы в окружающую среду;
Упредt — предотвращенный ущерб здоровью людей;
КВпрt — капвложения в природоохранные или энергосберегающие мероприятия в год t;
t — год начала реализации проекта;
Т — год окончания реализации проекта (T - t — расчетный период);
Е — норма дисконтирования.

В данной формуле в качестве финансовых выгод для предприятия или объединения выступают: стоимость сэкономленного топлива, предотвращенный размер платы за дополнительные выбросы и сбросы в окружающую среду, а также предотвращенный ущерб здоровью людей. Последний показатель мы также отнесли к выгодам от внедрения природоохранных мероприятий, так как сохранение здоровья населения в радиусе действия энергопредприятия можно рассматривать как дополнительный финансовый эффект ресурсосбережения, позволяющий экономить средства на выплаты соответствующих компенсаций из федерального и регионального бюджетов, а также из средств самого предприятия в случае заключения страховых договоров.

Внедрение ресурсосберегающих мероприятий и технологий необходимо в первую очередь проводить в тех регионах, где наблюдаются: дефицит энергоресурсов, высокий уровень концентрации крупных промышленных потребителей, неблагоприятная экологическая обстановка. К таким регионам, в частности, относится Ростовская область, где в суммарном объеме промышленного производства 24,7% приходится на электроэнергетику и 19,4% — на машиностроение и металлообработку, а дефицит электроэнергии составлял в 2000 г. 2,0 млрд кВт\ч. Самым крупным производителем электроэнергии в Ростовской области является Новочеркасская ГРЭС, которая характеризуется максимальными объемами выбросов в атмосферный воздух среди электростанций не только региона (85% объема выбросов в атмосферу в области), но и России в целом. В структуре выбросов ГРЭС ведущее место принадлежит сернистому ангидриду (50% от суммарных выбросов электростанции), далее следуют твердые вещества (33%), окись углерода и окислы азота (по 8% соответственно). Последние относятся к наиболее опасным для здоровья человека загрязнителям атмосферного воздуха. Негативные последствия низкого качества атмосферного воздуха в Ростовской области иллюстрируются ростом на 20—50% заболеваемости органов дыхания у городского населения за период 1990—2000 гг.

Нами рассчитан потенциал энергосбережения для Ростовской области (1,2 млн т. у. т), практическая реализация которого приведет к сохранению или улучшению качества окружающей среды в регионе, а также проведена оценка финансовых результатов реализации данного потенциала по критерию ЧДД. В результате внедрения ресурсосберегающих и природоохранных мероприятий ЧДД для Ростовской области ежегодно может составить не менее 18 млн долларов.

Приведенная выше формула и расчет ЧДД являются примерами оценки финансового эффекта от внедрения природоохранных и ресурсосберегающих мероприятий для отдельного предприятия, объединения или региона, на уровне которого создается продукция, решаются вопросы применения высокопроизводительной техники и технологий, рационального расходования ресурсов. Именно предприятие как основной субъект рыночной экономики несет основную экологическую и социальную ответственность перед обществом за свою производственную деятельность, важным аспектом которой должно стать внедрение природоохранных и ресурсосберегающих мероприятий, что, в конечном счете, приведет к созданию удовлетворительного для человека качества окружающей среды.


Сноски
  1. Энергетическая Стратегия России. Основные положения. Одобрено Комиссией Правительства РФ по оперативным вопросам 7 декабря 1994 г. М., 1995.
  2. Методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов и их отбору для финансирования. М., 1994.