Библиотека управления

Надо ли обучать «випов»?

Леонид Кроль директор Центра подготовки персонала «Класс», тренер, коучер (Москва)

Оглавление журнала

    Продолжение. Начало см.: «Персонал-Микс», № 3 (4) 2001 г. С. 72.

Направление третье: корректировка отношений с другими людьми

Для многих руководителей проблемой является собственная агрессивность.

Вот пример типичного VIP-клиента. Это весьма активный, успешный человек, он агрессивен и нередко, сам того не желая, по пустякам обижает людей. Такой человек отличается довольно высоким уровнем тревожности: он постоянно спохватывается и проверяет что-либо, у него больше, чем необходимо, развита забота о  безопасности. Ему снятся тревожные сны, от которых он просыпается уставшим. Он очень легко возбуждается и часто дает слишком сильные реакции, о которых потом жалеет. Опасается пауз в  своей деятельности, неструктурированного времени, причем постоянно находится в возбужденном состоянии из-за того, что этих пауз нет, но настороженно относится к возможности расслабления. Даже допускаемые им формы отдыха и расслаблений имеют для него выматывающий характер, чрезмерно агрессивный, более банальный, чем ему было бы свойственно.

Это лишь некоторые факторы, неизбежно влияющие на основной вид деятельности. Проблема еще и в том, что этот человек, как многие руководители, боится заниматься собой. Почему? По двум причинам.

Во-первых, он опасается найти в себе нечто неприятное для него, пока им не осознаваемое, но существенное.

Во-вторых, опасается, что если с помощью тренера начать работать с проявлениями агрессивности в бизнесе, он уже не сможет использовать главное свойство, на которое привык полагаться, — сильную энергетику и агрессивность, а это нанесет урон бизнесу.

Для этого человека очень важна возможность столкнуться со своими фантазиями, побочными ассоциациями, которых, как он считал, нужно стесняться, получать удовольствие от специальным образом организованных расслаблений, обрести вкус к паузам среди обычной жизни. Тренер поможет ему понять, что  в его теневой стороне, пока ему неизвестной, не только таится энергия, но и скрыты ресурсные состояния и возможности. Если человек начинает больше доверять паузам, сновидениям, принимать свои агрессивные фантазии, то очень сильно снижается его напряженность по отношению к окружающему миру, настороженность, уровень слишком резкой энергетичности. Ему становится легче регулировать собственные реакции, он начинает более чутко общаться с окружающими, становится более вдумчивым, его способность принимать перспективные решения значительно возрастает. Новые умения и возможности дадут ему большую уравновешенность.

Проблема агрессии не в том, что человек испытывает агрессивные чувства, а  в  том, что агрессия не трансформируется. Агрессия — это замечательный «товар», который должен обмениваться на другие проявления. И человеку нужно научиться тонко трансформировать агрессию: над кем-то пошутить, кого-то, шутя, стукнуть, когда-то — нахмуриться, где нужно — стукнуть кулаком, когда нужно — уйти в другую комнату и избить подушку, может быть, даже специально завести куклу для битья. То есть он по-прежнему будет использовать агрессию как свое полезное свойство, но научится из этого «ископаемого прямолинейного чувства» получать вторичный продукт. Образно говоря, если человек дорожит своим молотком как инструментом агрессии, он останется с ним, но у него появятся еще и другие инструменты: молоточки маленькие — для маленьких гвоздиков и большие молоты — для забивания свай. А иногда, может быть, ему будет удобнее пользоваться отверткой? Тренер не пытается менять клиента, а расширяет репертуар его реакций.

В этой связи особое значение в его действиях приобретает аккуратное формулирование процедуры, заключение рабочего контракта, обсуждение и фиксация целей, задач, этапов работы, предполагаемых результатов тренинга.

Чем отличается vip-тренинг от психотерапии?

Необходимо отдельно обговорить, что в решении проблем клиентов и в их обучении VIP-тренер должен четко отделять свою тренерскую роль от роли психотерапевта, которая время от времени будет возникать в его работе или навязываться обучаемым. Работа VIP-тренера во многом отличается от работы личного психотерапевта.

1. Индивидуальный VIP-тренинг требует особого внимания к определению задач и формированию «рабочего альянса» клиента и тренера. Клиент — обучающийся VIP — никогда не высказывает основных проблем сразу, ему нужно, чтобы произошло привыкание, разогрев, контакт. И конечно, работа начинается с ответа на вопросы, которые ставит клиент. Но при этом, как правило, решается ряд других вопросов, потому что VIP-тренер обладает возможностью решать проблемы, не называя их. VIP-тренер не только и не столько отвечает на вопросы клиента, сколько ставит другие вопросы. Его общение переводится с  вопроса «что не так?», традиционного вопроса психотерапевта, на «что так?» и  «что еще возможно?». То есть общение его и обучающегося строится не на негативе, а на позитиве и дает представление о спектре возможностей.

Заключая контракт, необходимо выяснить, какие цели ставит перед собой клиент, какие усилия он готов приложить для их достижения и каковы критерии того, что изменения в желательном направлении произошли. Клиент ставит перед собой зачастую цели внешние, а тренер должен ориентироваться на такие пункты его внутренней жизни, как самочувствие, вариативность, спонтанность. Тренер не дает готовых рецептов, а помогает достичь комфортности в различных ситуациях.

2. Именно из-за того, что между тренером и обучающимся возникает своеобразный альянс, для них очень важно не скатиться в отношения переноса. В работе VIP-тренера существуют особенности переноса. По целому ряду причин «классический» родительский перенос и нежелателен, и с трудом достижим. Недопустимость регрессивных феноменов обусловлена в частности тем, что иногда тренинг проводится в непосредственной близости к рабочему времени и месту обучаемого, а следовательно, может иметь нежелательные последствия. В процессе тренинга вполне возможны сиблинговые отношения. Тренер может также выявить в биографии клиента позитивные фигуры, зачастую им забытые, и время от времени с ними идентифицироваться.

Смешение ролей VIP-тренера и психотерапевта в какой-то мере неизбежно, но главное отличие от психотерапевтического подхода состоит в том, что если в процессе тренинга возникают отношения переноса, они мягко снимаются, а не углубляются и не анализируются, как в психотерапии. Если иногда тренер поневоле выступает в роли психотерапевта, то работа скорее ведется не в рамках аналитического направления, а в рамках «короткой терапии», направленной на решения. Восприятие роли тренера клиентом должно быть ближе к образу консультанта, советника или тренера в спортивной команде.

Для тренера, особенно имеющего опыт психотерапевтической работы, особое значение приобретает контроль за контрпереносом и отказ от психотерапевтической позиции. Рабочим эффектом тренинга может быть улучшение самочувствия клиента или иное позитивное изменение, традиционно относящееся к сфере психотерапии. То же можно сказать и о любом обучении. Однако если обучающийся предъявляет проблемы, нуждающиеся в проработке в модели «клиент—терапевт», правильным решением будет предоставление ему информации о том, где и с чьей помощью они могут быть решены.

3. Соблюдение принципа конфиденциальности в VIP-тренинге имеет свои особенности по сравнению с психотерапией:

  1. в силу видимого характера части изменений работа не может быть полностью конфиденциальной. Если, например, интервью обучающегося, прошедшее во время тренинга, кому-то из его знакомых не понравилось, обучающийся получает от этих знакомых обратную связь, независимо от желания или нежелания тренера. Мы не знаем мотивов человека, дающего такую «обратную связь», но клиент может под влиянием его мнения разочароваться в результатах тренинга, его могут смутить эти отзывы. Для того чтобы из-за этого у клиента не возникло неудовлетворенности своей работой на тренинге, которая может перерасти в конфликт, необходимо с самого начала, до оценки эффективности тренинга по конечному критерию (например рост рейтинга клиента в СМИ), обсудить, кто и когда будет являться для него надежным экспертом, чье мнение действительно будет значимым, а чье мнение ни им, ни тренером не будет приниматься во внимание. Потом это следует учитывать в работе — и, соответственно, на какие-то «обратные связи», по договоренности, не обращать внимания;
  2. поскольку в целом ряде случаев в процессе тренинга желательно участие специалистов по речи, движению или ко-тренеров, владеющих определенными технологиями, VIP-тренинг изначально допускает работу целой команды. При этом эффективность тренинга возрастает, но у тренера возникают дополнительные проблемы взаимодействия в команде. Отношения с командой будут отнимать много времени и сил: необходимо удерживать общее направление, следить, чтобы ко-тренерами и другими специалистами ставились реалистические задачи, прописать эти задачи для всей команды. Кроме того, у клиента, как правило, уже есть консультанты, поэтому тренер должен найти свою роль в этой команде. Главное, что с самого начала тренеру нужно обговорить с обучающимся, — это степень конфиденциальности работы, то есть в данном случае — в какой мере успехи клиента могут обсуждаться внутри команды. Необходимо подчеркнуть, что само обсуждение успехов обучаемого можно сделать также и  элементом обучения, когда клиент присутствует на «консилиуме» работающих с ним специалистов.

В тех немногих случаях, когда работа все же происходит в групповом контексте, следует помнить, что некоторые задания принципиально не могут быть предназначены для обсуждения в группе, особенно если они затрагивают личностные черты.

При индивидуальной работе задания (особенно если используется материал воспоминаний, сновидений и других глубоко личных переживаний) могут также выполняться в закрытой форме, предполагающей, что обучающийся не делится с тренером содержанием переживаний. Все чувства и воспоминания очень деликатны, и, перед тем как включать их в работу, тренер должен задать себе вопрос: «До какой степени использование этого материала сдвинет ситуацию в сторону психотерапии, и как этого избежать?»

Если тренер использует в работе фрагменты биографии клиента, то, разумеется, биографический материал должен обсуждаться. Но, возможно, степень доверия, которая нужна при этом, превышает возможности жанра. И в такой ситуации это должно быть технически «отмаркировано». Например, задание тренера может звучать так: «Подумайте о нескольких ситуациях из вашего прошлого, в которых проявлялось это ваше качество, — и решите, какие из них вы мне рассказывать не будете». Такие приемы уменьшают сопротивление, увеличивают защищенность обучаемого, уменьшают установку на «как бы терапию».

4. Сеттинг тренинга должен диктоваться соображениями эффективности. Для одного обучающегося допустимы занятия на его рабочем месте (при отключенной связи, желательно в нерабочее время), другой при всем желании не может обеспечить необходимую концентрацию на занятии в этих условиях. Кроме того, для ряда учебных сессий необходимо оборудование — видеокамера, ковер на полу или просто большое зеркало, что не всегда встречается на рабочем месте клиента.

Еще одна тонкость: у деловых людей зачастую неожиданно изменяются планы — и такие ситуации должны рассматриваться иначе, нежели в психотерапевтической модели. В любом случае вопрос о месте, длительности и времени проведения тренинга, о возможности изменения планов должен быть обговорен с самого начала. Например, если по взаимной договоренности это будет признано полезным действием, тренер может принять участие в деловой поездке обучаемого, что немыслимо в психотерапевтической ситуации.

Разумеется, в этом случае должна быть предварительная договоренность: в качестве кого едет с клиентом тренер, будет ли в поездке время для занятий, возможность и необходимость получения клиентом обратной связи от тренера и прочее.

Продолжение следует


Глоссарий

Перенос — механизм психологической защиты в виде перенесения чувств, истинный источник которых не устраним или неприемлем, на замещающий предмет или человека (в данном случае — на психотерапевта или тренера).

Контрперенос — тот же механизм перенесения, обратный переносу: психотерапевт или тренер переносит свои чувства на клиента.

Сиблинговые отношения — это отношения между людьми одного поколения, между братьями и сестрами.