Библиотека управления

Общие тенденции развития занятости и изменения характера труда в условиях перехода к информационному обществу

Александр Курицкий докторант кафедры мировой экономики Санкт-Петербургского государственного университета, кандидат технических наук

Оглавление журнала

Развитие современной экономики характеризуется весьма существенными изменениями в сфере занятости. Наиболее важными представляются следующие:

Изменение общей структуры занятости. Все большая часть работников занята оказанием информационных, инновационных, инжиниринговых, коммерческих услуг, обслуживанием сложной наукоемкой продукции, проектированием, монтажом и наладкой технических комплексов — предприятий, сетей и т.д. В то же время доля рабочих, занятых на промышленных предприятиях, сокращается. Во Франции, например, она составляла в 1850 году — 90%, в 1950 году — 60%, а в 2000 году — только 30% общего числа занятых.

Сдвиг в профессиональной структуре занятости в сторону увеличения доли высококвалифицированных универсальных специалистов в сфере информационных, управленческих, финансовых, инженерных, дистрибьюторских услуг. К числу наиболее быстро растущих профессий в 1990-х годах отнесены инженер по электронным продажам, специалист по развитию информационных сетей, администратор баз данных, аналитик бизнес-процессов и балансов, инженер по управлению сетями, тренер по обучению пользователей Интернета, руководитель проектов, отвечающий за соблюдение сроков и  бюджетов разработки и освоения нововведений, программист и специалист по развитию программного обеспечения в соответствии с запросами клиентов. К сожалению, в России анализ подобных изменений затруднен крайне недифференцированным способом учета сферы услуг (всего 12 позиций, включая такие укрупненные, как транспорт, связь, торговля и т.д., вместо 150 позиций по классификации ВТО) и несовершенством статистики занятости.

Изменение содержания труда в сторону уменьшения доли стереотипных операций, требующих, в основном, привычки к монотонному труду. Взамен увеличивается роль творческого труда, предполагающего умение ориентироваться в потоке информации, концептуально мыслить, принимать нестандартные решения при неполной и противоречивой информации.

Сдвиги в системе мотивации и контроля над трудом. Современная система вознаграждения направлена прежде всего на стимулирование повышения уровня образования и квалификации. В США, например, доход выпускников колледжей в 1990-х годах был на 80% выше, чем у тех, кто имел лишь среднее образование, и в 2,5 раза выше, чем у тех, кто не завершил его. Доход лиц со степенью магистра и доктора наук превышал средний более чем втрое.1

Еще более важно увеличение значимости нематериальных стимулов, связанных с развитием личности работника в условиях, когда необходимость непосредственного контроля со стороны руководителей за выполнением подчиненными рутинных функций отпадает.2 В то же время увеличивается степень самостоятельности работников в выборе наиболее рациональных решений, поэтому все более важным стимулом становится повышение их информированности о делах компании и ее стратегии, их привлечение к управлению, командная форма организации работы.

Возрастание значимости физического и психического здоровья персонала, его морально-этических качеств, ценностной ориентации как важнейшего слагаемого конкурентоспособности отдельной фирмы и национальной экономики в целом. Главным фактором экономического роста становится развитие и рациональное использование научного, интеллектуального, духовного потенциала. Тенденция к увеличению доли вложений, в том числе государственных, в человеческий капитал (образование, здравоохранение, подготовка и переподготовка кадров, НИОКР) характерна для всех ныне развитых стран.

По тем же данным, их доля в совокупных капиталовложениях составляла здесь:

    в ХVII—ХVIII вв. 1/10
    в 1800—1860 гг. 1/5
    в начале ХХ в. 1/3
    в 1950-х гг. 47—48%
    в 1970-х гг. 56—57%
    в конце 1990-х гг. 67—69%
    (в США 74—76%)

Доля инвестиций в человека в ВВП составляла:

    в 1910—1913 гг. 2,5—2,7%
    (в т.ч. государственных 1,7—1,8%)
    в 1950-х гг. 7,6—7,8%
    в 1960-х гг. 10,2—10,4%
    в конце 1990-х гг. 17—19%
    (в т.ч. государственных 12—13%)

Таким образом, государство в этих странах финансирует от 2/3 до 3/4 прироста вложений в человеческий капитал.3 В результате среднее число лет обучения в 1950—1990-х годах ХХ века выросло:

    в Италии с 5,5 до 13,3—13,5
    во Франции с 9,4—9,8 до 17,0—17,2
    в Японии с 9,0—9,2 до 15,9—16,1
    в США с 11,3 до 19,1—22,04

В США, Японии и многих странах Европы развитый интеллект — это хороший шанс приобрести высокий социальный статус. Высшее управленческое звено на Западе практически полностью состоит из интеллектуалов, хотя развитие интеллекта не равнозначно продолжительности обучения.

По такому же пути идет народное хозяйство Китая, Бразилии, Малайзии, Таиланда и ряда других стран. В Китае сейчас курс взят на увеличение сроков обучения работников и их приобщение к компьютеризации. Даже на обычных рабочих местах требуется полное среднее образование.

Россия не может себе позволить отставание в области применения современных информационных технологий и соответствующего образования. Несмотря на кризисные явления в экономике и сокращение финансирования НИОКР в области разработки и создания баз данных, число автоматизированных баз данных (АБД) растет за счет увеличения числа коммерческих и региональных АБД.

По последним данным Госкомстата России, средняя численность работников в сфере информационно-вычислительного обслуживания составляла:

    в ноябре 1998 года 26 404 чел.
    в феврале 1999 года 27 606 чел.

Причем эти кадры сосредоточены в основном в Москве (1/3), Санкт-Петербурге и в Центральном районе страны, а на всю оставшуюся территорию страны приходится только 20% специалистов.5 Как показывают результаты исследований, интеллектуальный уровень работника в России до сих пор мало влияет на его карьеру. Максимальное же  использование интеллектуального потенциала — одно из условий успешной информатизации российского общества.


Сноски

1 Coopers and Lybrahd. Computing Services Industry 1986—1998. London, 1989.

2 Globalizing management. Pucik V., Tichy N., Barmet C. (eds). N.Y., 1992.

3 Harris Ch. Fn Internet Education. Belmont. 1996.

4 Stefic M. The Internet Edge: Social, Legal and Technological Challenges for a Networked World. Cambridge, 1999.

5 Машлыкин В.Г. Европейское информационное пространство. М., 1999.