Библиотека управления

Арии из разных опер

Александр ПОЛЯНСКИЙ

Оглавление


Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-10Группа «Ария» стала одним из лидеров музыкального рынка, что удивительно, учитывая «непопсовость» жанра, избранного ею. Но на пике успеха проект оказался в кризисе, причина которого – противоречия между увлекшимися бизнесом музыкантами.

"Ария" уникальна как явление шоу-бизнеса. Эта группа уникально живуча: 17 лет на советской и российской сцене без перерыва даже на полгода, восемь только так называемых номерных альбомов, из них пять — в пореформенные годы, трудные и для музыки. Она уникально консервативна в музыкальном отношении: всегда играла преимущественно не столько тяжелый, сколько жесткий, минималистский рок «айронмейденовского» толка, даже в большей степени, чем «металл» в целом, находившийся на обочине музыкальных интересов жителей СНГ. (Iron Maiden — британская группа, один из лидеров мирового «тяжелого» рока, к «клону» которой длительное время относили «Арию».)

Группа в последние годы уникально популярна у публики: сумела сейчас, спустя десять лет после того, как прошла мода на «металл», возродить многомиллионную армию поклонников, основную часть которой составляют старшие школьники и студенты, причем не только в России, но и в других республиках бывшего СССР, Израиле и среди русскоязычного населения США. Наконец, проект уникально организован. С начала 90-х годов он управлялся самими музыкантами, затем спонсировался фактически на благотворительных условиях большим поклонником «тяжелой» музыки бизнесменом Сергеем Шуняевым. А с некоторых пор превратился в хрупкий треугольник: собственно группа (гитарист и основатель Владимир Холстинин, бас-гитарист и ведущий композитор Виталий Дубинин, певец Валерий Кипелов, гитарист Сергей Терентьев, барабанщик Александр Манякин); инвестор Сергей Шуняев, президент группы компаний Rover Computers и глава российского отделения Harley Davidson; продюсер Юрий Соколов, генеральный директор компании «Звуковое Агентство».

В этом треугольнике каждый из углов играл одинаково существенную роль. И именно группа оказалась слабым звеном. Конфликт в ней привел к тому, что Валерий Кипелов в начале 2002 года заявил, что отказывается от совместной работы с Дубининым и Холстининым, к нему присоединились Терентьев и Манякин. На их сторону перешла также экс-директор «Арии» Рина Ли, связанная, как пишет пресса, с многопрофильной «музыкальной» компанией Feelee Management.

УВЕРТЮРА

После рождественских каникул на собрании группы, посвященном работе в новом, 2002 году, Кипелов, Терентьев и Манякин заявили о своем недовольстве ситуацией в «Арии». Кипелов, по информации из его «лагеря», предложил отказаться от записи нового альбома, которая планировалась на 2002 год, мотивировав это противоречиями в группе. При этом он выступил за продолжение концертной деятельности, на что ему якобы был ответ: или все, или ничего. Другая сторона подчеркивает, что Валерий, Сергей и Александр отказались даже слушать «болванки» нового музыкального материала остальных двух участников коллектива. И отказались от всякого сотрудничества, в том числе концертов, после окончания контракта с продюсером Юрием Соколовым (после 31 августа). Так или иначе, но начало противостоянию было положено.

Весной на «Нашем радио» — главной радиостанции для «арийских» песен — схлестнулись представители противоборствующих сторон: Кипелов и Холстинин с Дубининым. Валерий Кипелов рассуждал о нетворческой обстановке в группе, необходимости дождаться состояния, когда «внутри начнет кипеть». Владимир Холстинин говорил о невозможности останавливаться на пути к успеху, важности соблюдения законов шоу-бизнеса. А Виталий Дубинин замечал, что никакого творческого кризиса нет и в помине, наоборот, его домашний компьютер ломится от новых композиций. Резюме «радиодуэта» Холстинин — Дубинин: если Кипелов не станет петь на новом альбоме, на нем будет петь кто-то другой. Одновременно на официальном сайте «Арии» появилось объявление о том, что Виталий и Владимир ищут вокалиста «для своего нового проекта».

Здесь следует сказать, что в «Арии», несмотря на изменения ее состава (см. «Либретто». — Авт.), на протяжении 17 лет на всех альбомах и концертах пел только Валерий Кипелов, обладатель красивого тенора, скорее лирического, нежели «металлического». И именно его пение справедливо считается важной частью успеха «Арии», ее чуть ли не главной, как выражаются продюсеры, «фишкой». Замена вокалиста может означать для группы серьезную «потерю в весе» на музыкальном рынке, и поэтому с Кипеловым пытались (и пытаются) договориться.

Параллельно с переговорами Владимир и Виталий представили альтернативный вариант: в июне на так называемом фендер-пати — клубном мероприятии, проводимом производителем гитар фирмой Fender, состоялось небольшое выступление «неопознанной» группы: в ее состав входили Холстинин, Дубинин, барабанщик, игравший когда-то в «Арии», Максим Удалов (см. «Либретто». — Авт.) и певец Андрей Храмов из московского англоязычного «металлического» ансамбля The Arrow. Группа играла песни «Арии», в том числе классические, которые трудно представить без Кипелова, такие, как, например, «Улица роз». Храмов, по оценкам слушателей, «волновался, но пел хорошо».

В истории группы уже был случай, когда Валерия Кипелова пытались заменить. В 1995 году, после малоудачной гастрольной поездки группы в Германию, Кипелов стал выступать с ранее отколовшимися от «Арии» музыкантами — группой «Мастер» (см. «Либретто». — Авт.). В ответ на это Владимир и Виталий пригласили вокалиста группы «Легион», одного из лучших российских рок-певцов Алексея Булгакова, но вокальные возможности Алексея не позволили ему «на уровне» спеть главную песню готовившегося тогда альбома «Ночь короче дня» — «Ангельская пыль». Валерию предложили вернуться, что Кипелов — его тогда вряд ли можно было назвать человеком, не нуждающимся в деньгах, — скрепя сердце и сделал.

После нескольких лет успеха материальное положение Валерия Кипелова существенно улучшилось, во всяком случае (по мнению наших источников в обоих «лагерях»), до такой степени, что он чувствует себя значительно более свободным в решениях и может быть жестким. К тому же Валерий стал, в силу ряда причин, с меньшей, чем ранее, опаской относиться к самостоятельной работе на рынке.

Большой энтузиазм по поводу самостоятельности проявлял Сергей Терентьев, гостевая сайта которого стала для поклонников группы источником информации о взглядах «раскольников». Терентьев утверждал, что новый материал отказались слушать, так как были уверены в том, что услышат очередные перепевы Iron Maiden.

Переговоры с «раскольниками» Соколова и Шуняева оказались безрезультатными, и в середине августа продюсер проекта выступил с заявлением о том, что соглашения достичь не удалось. Августовский тур «Арии» был назван Соколовым «Зеленая миля» — так именуется в Америке расстояние от камеры смертника до электрического стула. 31 августа в Лужниках прошел «прощальный» концерт «”Ария”: Судный день», 1 сентября закрылся без объяснения причин официальный сайт «Арии» (верный признак прекращения финансирования проекта). Зато открылся другой — новой группы «Кипелов», которую организовали Кипелов, Терентьев и Манякин.

О создании группы было объявлено заблаговременно, кроме «раскольников» в нее вошли Сергей Маврин — гитарист, игравший в «Арии» до Терентьева, давний соратник Валерия Кипелова по различным музыкальным проектам и лидер группы «имени себя», а также бас-гитарист Группы Сергея Маврина Алексей Харьков. Еще летом Рина Ли активно договаривалась о концертах группы «Кипелов», и при открытии интернет-представительства группы взорам изумленной публики предстал гастрольный график с октября до конца года, причем, как правило, в городах, в которых «Арию» давно ждали, например в Минске, а также в Пскове, Великих Луках, Новгороде, где легендарная группа вообще никогда не выступала. Весьма примечательно, что на минских, скажем, афишах первоначально написали «Группа ”Ария” под управлением Валерия Кипелова». (Г-жа Ли подчеркивает, что это инициатива местных организаторов и сейчас афиши заменены. Правда, на новых афишах, по данным наших источников, сделана приписка «ex-”Ария”».)

Публика уже было решила, что это, по сути, та же «Ария» только под другим названием и без Холстинина и Дубинина (ведь всего один музыкант, Харьков, не играл никогда в легендарной группе). В свою очередь, Владимиру и Виталию приписывалось стремление сформировать группу, именуемую «Химера» — по названию последнего альбома «Арии». Дубинин в ответ на эти публикуемые в прессе сведения говорил, что из «Арии» никуда уходить не собирается, «пока не выгонят», а концерт 31 августа — «прощальный в этом сезоне».

Первое время казалось, что такая позиция Виталия и Владимира всего лишь стремление «сохранить лицо» в отчаянной ситуации, поскольку перспективы их группы, лишенной брэнда, без известного певца, эксперты оценивали не слишком оптимистически — «клубная команда». Но не тут-то было. Появилась информация, что группа Холстинина и Дубинина вовсе не «Химера», а... «Ария». То есть проект «Ария» не прекращен и не заморожен, подтверждением чему стало открытие вновь в середине сентября (правда, на момент подписания номера в печать — частичное) официального сайта «Арии». Ситуация окончательно запуталась...

АРИЯ СЕРГЕЯ МАВРИНА

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-10”Ария” немыслима без Кипелова, — начал наш разговор Сергей Маврин. — Но точно так же она немыслима без Холстинина и Дубинина». Маврин играл в «Арии» в 1987—1995 годах, ушел в знак протеста против «отставки» Кипелова. Позднее вместе с Валерием он организовал проект «Кипелов&Маврин» (для Кипелова — параллельный «Арии» проект), выпустивший «хитовый» альбом «Смутное время», который, кстати, станет основой концертной программы группы «Кипелов»: она называется по первой песне этого альбома — «Путь наверх». Затем была работа гитаристом у Дмитрия Маликова, сольные альбомы и создание Группы Сергея Маврина — одной из лучших российских «металлических» групп.

Маврин одновременно является музыкальным журналистом: на радиостанции «Юность» он ведет передачу о «тяжелом» роке «Железный занавес». Два года подряд (в 2000-м и 2001-м) по опросам слушателей его признавали лучшим ведущим этой радиостанции.

— Сергей, а «Ария» еще существует?

— Официального заявления о распаде группы нет, так что...

— Вы повторяете концовку вашей последней передачи цикла «Семейка ”Ария”». Я передачу слышал, спасибо...

— Тем не менее действительно ничего не решено.

— Создана уже, как минимум, одна новая группа из старой. Мне кажется, старая не «закрыта», просто чтобы не пришлось открывать ее вновь: ведь «жизнь кончается не завтра»...

— А что мешало выпустить заявление и потом в случае изменения ситуации объединиться?..

— Каков же ваш прогноз? Когда наступит ясность?

— Я считаю, к началу 2003 года.

— Это максимум?

— И максимум, и минимум.

— Сменим тему. Как вы думаете, в чем причина уникальности стиля работы группы на музыкальном рынке?

— В последнее время, наоборот, никакой уникальности не присутствовало — все было, как принято в шоу-бизнесе. И я не считаю, что это плохо.

«Нашествие’2001», концерт «Классическая Ария» в Зеленом театре парка им. Горького, «Судный день»... Впервые в истории нашей рок-музыки были такие классные шоу, впервые так была оформлена сцена, так сделаны свет, звук... Подобного не мог позволить себе еще никто из российских рокеров, а уж из «металлистов» тем более.

Это хороший пример для подражания. И естественно, без внимания финансовых воротил, вполне, замечу, заслуженного, здесь не обошлось.

— Первое время у группы «Ария» был руководитель — Виктор Векштейн. Потом группа стала сама собой руководить...

— Да, причем Векштейн — это руководитель, о котором можно только мечтать. Он договаривался о концертах, предоставлял базу, студию, аппаратуру, обеспечивал радио- и телеэфиры — в общем, снимал с нас всю эту головную боль. С 1988 года, когда мы ушли от Векштейна, «Арии» самой пришлось заниматься многими организационными вопросами.

— Потом пришла помощь в лице Сергея Шуняева...

— Это было после моего ухода. Тут я уже ничего не могу сказать.

— С первого альбома с вашим участием — с «Героя асфальта» произошло усиление «айронмейденовской» ориентации группы. Но ведь Iron Maiden никогда не была популярна в России так, как Scorpions и Metallica?

— Согласен. Благодаря «Арии» у Iron Maiden теперь в России гораздо больше поклонников.

— А в чем, по-вашему, причина того, что «Ария» обошла по популярности «Мастер», игравший всегда более эффектный «металл»?

— Музыка «Арии» была более доступна и в конечном счете смогла стать более массовой. Не скажу более коммерческой — вся музыка так или иначе коммерческая. Мелодичность плюс вокал Кипелова плюс верность выбранному стилю плюс тексты Пушкиной — вот то, что отличало «Арию» от «Мастера». Именно это, я считаю, и привлекло слушателей.

— Кроме того, вы не совершили ошибки «Мастера» — длительной поездки за рубеж. Вы оказались умнее?

— Просто так сложилось. Я и Дубинин, кстати, в 1990 году уезжали из России работать в Германию (правда, через три месяца вернулись несолоно хлебавши), так что я-то уж точно не был самым умным.

Чтобы работать на Западе, нужно делать материал специально для иностранного слушателя, на английском языке, что у «Арии», я считаю, не очень хорошо получалось.

— Но некоторые наши музыканты неплохо себя чувствуют на Западе. Самый яркий пример — гитарист Виктор Смольский из «Песняров», он теперь играет в одной из наиболее популярных в мире «металлических» групп — Rage.

— Смольский — исключение, лишь подтверждающее правило. Было еще одно исключение — группа Gorky Park, популярная в США в период моды на перестройку и матрешки. Но потом популярность прошла вместе с модой. Так что более надежно ориентироваться на российского и ближнезарубежного слушателя.

АРИЯ АЛЕКСАНДРА ГРАНОВСКОГО

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-10Бас-гитарист Александр Грановский — один из отцов-основателей «Арии» и первый ее «раскольник», образовавший в 1987 году из большей части музыкантов группу «Мастер».

— Мы все знаем, — замечает Грановский, — что в современном шоу-бизнесе широко используются PR-технологии. Это также касается и нашего жанра. Рост его популярности — в совпадении следующих факторов: хорошая музыка (она в России есть) и спонсор (он есть не у всех отечественных музыкантов), отсюда хороший promotion плюс рекорд лейбл. В случае с «Арией» оба эти фактора сочетаются.

Впрочем, «Арию», при ее высоком профессионализме, «тяжелой» группой в полном смысле этого понятия назвать нельзя. На последних альбомах можно услышать песни, явно созвучные тому, что во все времена считалось популярной музыкой.

— Именно в этом вам видится причина разной судьбы «Мастера» и «Арии»?

— Отчасти. То, что мы оказались в худшем положении, — следствие многих обстоятельств.

На первом этапе развития «Мастера» у нас было очень много концертов, от 30 до 50 в месяц: «Ария» от нас отставала. Два первых наших альбома, изданные «Мелодией», — «Мастер» и «С петлей на шее», разошлись огромными тиражами. При этом мы играли действительно «тяжелую» музыку.

С 1989 года у нас появилась возможность выезжать за границу — в Бельгию, Голландию и т. д. Мы познакомились с менеджером, который устраивал наши выступления за рубежом. «Мастер» работал с самыми популярными коллективами «тяжелого» рока и при этом был хедлайнером. Но к сожалению, тяжело заболел основной гитарист Андрей Большаков. Нам пришлось отказываться от выступлений в России, так как Андрею приходилось по приезде в нашу страну ложиться в больницу. Работа «Мастера» в Европе, тем не менее, продолжалась с 1989 по 1991 год.

В результате трудностей в группе в Бельгии остались Покровский и Молчанов (см. «Либретто». — Авт.), ушел второй гитарист Сергей Попов. Бельгийский материал мы издали на российском лейбле Moroz Records под названием Talk of the Devil с участием сессионных музыкантов. Однако англоязычные песни слушатели не восприняли после оглушительного успеха альбома «С петлей на шее». Так мы потеряли большинство нашей публики и оказались вынуждены работать по клубам. Тем не менее нам удавалось выпускать раз в три года по альбому, на разных звукозаписывающих фирмах. Однако старые поклонники к тому времени уже выросли, а новые еще не появились. Кроме того, в группе отсутствовал директор, то есть не было продуманной стратегической политики.

С конца 1999 года положение начало меняться в лучшую сторону. Постепенно стала налаживаться концертная деятельность. Несмотря на то что группа является неформатной для радиостанций и ТВ, число ее поклонников постоянно растет. Мы даем концерты в Москве, других городах, а также за границей...

Что же касается «Арии», то она тоже в середине 90-х была вынуждена работать по маленьким клубам. Но им повезло — нашелся солидный спонсор в лице компании Harley Davidson. К тому же у данной группы музыка более доступная для большинства, а значит, и легче продвигаемая.

При этом «Ария» не столкнулась с большинством проблем, с которыми столкнулся «Мастер». После нашего ухода в 1987 году практически не менялся состав группы, за исключением замены барабанщика в самом конце 80-х годов и второго гитариста в 1995-м. Основные люди — Холстинин и Кипелов — никуда не уходили. Альбомы в основном выпускались фирмой Moroz Records, затем состоялся плавный переход на «Классику».

Но, как вы знаете, в группе «Ария» скоро могут произойти кардинальные перемены. А могут и не произойти...

АРИЯ АНДРЕЯ БОЛЬШАКОВА

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-10Андрей Большаков — в прошлом гитарист «Арии», затем гитарист и руководитель «Мастера», потом директор группы Gorky Park. Сейчас он полностью посвятил себя профессиональной музыкальной журналистике — является главным редактором журнала Music Box. Группа «Ария», утверждает он, продолжает свое существование.

— Для Кипелова, — говорит Андрей, — есть три варианта: первый — он не уходит из «Арии»; второй, и наиболее вероятный, — уходит, но, столкнувшись с проблемами сольной карьеры, возвращается в «Арию»; третий — преодолевает все трудности и создает что-то свое. Но я не очень уверен в перспективности его самостоятельного плавания по двум причинам. Во-первых, по своему складу характера Валера не руководитель. Я отношусь к нему с огромной симпатией, но, тем не менее, это так.

Стать руководителем — значит закончить дружеские отношения и начать служебные. Валера на такое, думаю, не способен. Во-вторых, учитывай тот факт, что в запланированном туре группа «Кипелов» будет исполнять только старые вещи, ее композиторский потенциал вызывает у меня сомнения. На один тур репертуара хватит, а что будет дальше?

— Но есть же Терентьев...

— Терентьев — хороший гитарист и неплохой композитор. Но сможет ли он отдельно, или вместе с Кипеловым, или даже с Мавриным, который больше ориентирован на собственную группу, написать альбом — для меня вопрос.

Ведь все-таки главный композитор «Арии» — Виталий Дубинин. Холстинин придумывает эффектные риффы, Дубинин же просто замечательный мелодист.

— Только мелодии его, честно говоря, смахивают на традиционные наши российские песни под гитару.

— И именно поэтому «Ария» так знаменита! Самый популярный жанр в нашей стране — русский шансон. При этом моя дочка, например, очень любит не дубининские композиции, а «Потерянный рай» Терентьева, «Закат» Кипелова — тоже, по сути, шансон...

Выход, мне кажется, здесь только один — надо искать компромисс. Недавно у меня был Дубинин, рассказывал: Кипелов, мол, такой- сякой... Я ему говорю: «Виталик, ты хочешь сохранить группу? Сделай первый шаг сам — согласись на все его условия».

— Но возможно ли совместное творчество этих, мягко говоря, недолюбливающих друг друга людей, нужно ли оно вообще?

— Знаете, когда объединялись вновь Rolling Stonеs, они говорили: «Мы любим друг друга? Терпеть не можем. Но мы собрались, чтобы работать вместе». И это вполне достойная цель.

АРИЯ ЮРИЯ СОКОЛОВА

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-10— Юрий, самое для меня непонятное в феномене «Арии» — создание новой армии юных поклонников спустя десять лет после того, как исчезла старая.

— Просто подрастающее поколение стало нуждаться в героике, в чем-то, что отличается от традиционной нашей рок-музыки последних лет. «Ария» пришлась как нельзя кстати.

Я познакомился с «Арией» очень давно, когда группа только начинала свою карьеру. Потом жизнь развела нас, и я долго не общался с музыкантами, хотя время от времени, естественно, какая-то информация о них до меня доходила. Очень уважаю ребят за то, что они выжили как группа в первой половине 90-х, за то, что, находясь в полной нищете, продолжали писать музыку.

Появившись на 15-летии группы, о котором я случайно услышал из СМИ, был приятно удивлен тем, в каком состоянии находится коллектив. Я предложил «Арии» сотрудничество, и после серии переговоров группа приняла мое предложение.

Должен сказать, что моя заслуга в успехе «Арии» за последний год (а систематически, именно как продюсер, я сотрудничал с ней только этот период) состояла всего лишь в том, что я смог акцентировать ее достоинства. Феномен «Арии» — не сделанный кем-то, он реальный...

— Акцентировать удалось, особенно на прошлогоднем «Нашествии», когда группа выглядела как профессиональный ансамбль на слете самодеятельных коллективов...

— Именно с «Нашествия’2001» началось восхождение «Арии» на совершенно новую ступень в иерархии нашего шоу-бизнеса.

Этот ход был выбран сознательно — я искал фестиваль русского рока, на котором группа могла бы не просто выступить, а, дабы подчеркнуть ее статус, быть хедлайнером, а значит, привлечь всеобщее внимание, стать достоянием каждого телезрителя.

Хотел начать с «Максидрома», но на радио «Максимум» группа не звучала. Поразмыслив хорошенько, я отбросил такую идею. Затем были «Крылья», но их организаторы не захотели делать группу хедлайнером. Чего мне стоило убедить Михаила Козырева, программного директора «Нашего радио»! Я, по сути дела, рассказал ему весь сценарий выступления группы, рассказал какое это будет шоу. Он загорелся, и группа раскручивалась «Нашим радио» уже не как «Ария», а как хедлайнер «Нашествия».

Потом новое испытание — трансляция фестиваля ТВ-6, режиссеры которого нам говорили: «Вы с ума сошли, предлагать на прайм-тайм ”металлическую” группу?» Однако в результате число повторов на телеканале выступления «Арии» на «Нашествии» «в разы» превышало число повторов выступлений других групп. Просто это было вполне достойное шоу — я показал преимущества группы и постарался спрятать недостатки, разработал драматургию выступления, чтобы в нем присутствовало некое развитие, ввел оркестр.

После фестиваля «Нашествие’2002» телевидение воспринимало нас уже с интересом — именно поэтому появился фильм на

ТВ-6 о концерте в Лужниках 1 декабря — опять же в прайм-тайм; эфиры на музыкальных каналах и пр. Никогда еще телевидение не уделяло такого внимания «металлической» группе.

— А сама «Ария» как относилась к вашим инициативам?

— Хороший вопрос! Конечно, группа привыкла к определенному, довольно консервативному режиму работы. И новые идеи не всеми воспринимались положительно. Ребята, например, не хотели играть с оркестром — мне стоило труда убедить их, и в конце концов появился проект «Классическая Ария».

Когда мы только его начали, выяснилось, что группа два года не репетировала и Терентьев не знает вещей, которые написаны до его прихода. Ведь раньше как все происходило: выпускается очередной альбом — и группа едет в тур, исполняя песни почти исключительно с него. С «Классической Арией» я увеличил количество концертов в два-три раза: такого их числа у «Арии» очень давно не было. Вывел группу по концертам на один уровень с ДДТ, «Чайфом»...

Чтобы сделать концерты «Классической Арии» рентабельными в небольших городах, я попросил музыкантов чуть-чуть снизить ставки их гонорара. Именно с главными «творцами» в группе — Кипеловым, Терентьевым, Манякиным — пришлось договариваться дольше всего. И вообще, честно говоря, эти три музыканта мало чем интересовались, кроме гонораров...

Участники группы категорически отказывались работать с радиозвукоснимателями, как давно уже делают во всем мире, — мне не удалось их переубедить, и каждый играл, «привязанный» шнуром к своему гитарному комбику. Когда мы планировали выступление на «Нашествии’2002», у меня возникла идея отыграть на специальной авансцене только под акустические гитары, чтобы, знаете, музыканты выхватывали из толпы плачущих девушек, обнимались и пр. Но для этого нужно было приезжать на так называемый саундчек в Раменское к 9.00. Группа отказалась — рано, мол. В результате прошел обычный концертный сет...

Я музыкантов «Арии» прекрасно понимаю и не осуждаю — они уже немолодые люди, сложились привычки и т. п. Привычки, традиции — это ведь не всегда плохо: именно благодаря им «Ария» стала тем, чем стала. Но все-таки жизнь идет вперед, надо меняться. Единственный человек в группе, который хорошо воспринимал новые идеи, — Дубинин.

— Как вы оцениваете конфликт в «Арии»?

— Как очень странный. Они не в том возрасте, чтобы резко что-то менять в своей жизни (трое участников группы состава, существовавшего до 1 сентября, 1958 года рождения, один — 1964-го и один — 1966-го. — Авт.). У меня есть собственная версия. Думаю, что, придав ускорение группе, я стал катализатором конфликта, который зародился до меня: пока дела шли ни шатко ни валко, противоречия тлели, а когда появился серьезный успех, они разгорелись в полную силу. Кроме того, мне кажется, до моего прихода дело двигалось к тому, чтобы превратить коллектив фактически в группу одного певца — «выступает Валерий Кипелов и группа ”Ария”». Эти планы не осуществились, и Валерий принял решение уйти.

— Как вы считаете, Кипелов вернется в «Арию»?

— Не знаю. Наверное, во многом это будет зависеть от того, как пойдут дела в его сольном проекте.

ХОР

Статья «”Арию” развалила женщина» на utro.ru, вышедшая во время подготовки материала, наделала много шума. В ней утверждалось, что уход части группы — результат интриг Рины Ли, отношения которой с Валерием Кипеловым якобы не только служебные (Рина утверждает, что источником этих слухов стал один из участников группы, сам проявлявший к ней неслужебный интерес).

Г-жа Ли будто бы была обижена тем, что ее «отодвинул» Соколов, и решила самореализоваться с помощью недовольства Валерия положением в группе. Эту точку зрения в принципе разделяет Владимир Холстинин, считающий, что источником конфликта стала Рина Ли, противопоставившая себя Шуняеву и Соколову. Она, по его словам, пыталась действовать параллельно продюсеру и инвестору, а когда это не получилось, перетянула на свою сторону большинство участников группы.

Не менее бурную реакцию вызвало известие, что группу «Кипелов» покидает Терентьев — автор названия проекта.

ДУЭТ ВЛАДИМИРА ХОЛСТИНИНА И ВИТАЛИЯ ДУБИНИНА

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-10Моя встреча с Владимиром Холстининым (его ответы обозначены инициалами «В.Х.») произошла на студии «Арии» перед репетицией. Позднее к нам присоединились Виталий Дубинин («В.Д.») и Максим Удалов (Удалов в разговоре не участвовал). Именно они, судя по всему, являются сейчас группой «Ария».

— Владимир, как вам пришла в голову идея создать «металлическую» группу в Советском Союзе?

В.Х.: Я большую часть своей музыкальной жизни играл неформальную музыку, в частности в группе «Волшебные сумерки» (кстати, вместе с Дубининым). Это была смесь хард-рока и прогрессив-рока: мы были похожи, с одной стороны, на Deep Purple, GrandFunk, а с другой — на Yes, Genesis, Rush... Мне тогда очень нравилась сложная, высокопрофессиональная музыка. И когда я только познакомился с творчеством Iron Maiden, группа совершенно не произвела на меня впечатления — я не понимал, как после стольких лет развития рок-музыки можно играть так просто и незатейливо. Но после выхода альбома «Мейденов» The number of the beast с новым певцом Брюсом Дикинсоном, я буквально заразился их стилем. В музыке Iron Maiden была свежесть первых лет хард-рока. И я решил для себя, что хочу играть именно это, а не композиции только для музыкантов, которые играл раньше.

— Но потом вы работали в группе «Альфа» Сергея Сарычева — вполне дискотечной...

В.Х.: Да, но это был профессиональный коллектив. «Альфа», правда, больше двух недель не удерживалась ни в одной филармонии: мы делали концертной организации кассу — и с нами расставались. Я научился у Сарычева тому, как делается группа, как раскручивается...

В один прекрасный день я познакомился с Виктором Яковлевичем Векштейном, он к тому времени уже несколько лет как распустил свой ВИА «Поющие сердца» и пытался создать рок-коллектив. В его новой группе уже был Алик Грановский, с ним мы играли в «Альфе». Он, так же как и я, тяготел к настоящему, бескомпромиссному «металлу», примеров которого на нашей профессиональной и самодеятельной сцене мы тогда не наблюдали.

Наш с Грановским проект «тяжелой» группы Векштейну очень понравился, причем как музыкальная концепция группы, так и имидж.

— Вы ведь начали выступать в цепях, использовали «черную» косметику?

В.Х.: Да, честно говоря, выглядели как клоуны. Но к чести Векштейна, он водил нас и на москонцертовские комиссии в обычном нашем сценическом виде, справедливо полагая, что, если мы будем перед комиссией выступать в рубашках и галстуках, а на концертах — в цепях, нас тут же на этом поймают и обвинят в непорядочности.

В 1985 году началась перестройка, и нам, конечно, не без трудностей, но удалось создать «металлическую» группу, работающую на профессиональной сцене, мы получили гастрольное удостоверение.

— А как вы встретились с Кипеловым?

В.Х.: В коридоре Москонцерта. Он шел на прослушивание к Векштейну. Мы с Аликом решили с ним познакомиться, поскольку певца у нашего проекта не было. Кипелов нам спел что-то в туалете — из Creedence, по-моему... И хотя он совершенно не знал «металлической» музыки, нам очень понравился.

— Сейчас вы жалеете, что связались с Кипеловым, а не с Николаем Носковым, который был «в том же месте в тот же час»?

В.Х.: Нет. Мы почувствовали, что у Носкова, несмотря на его опыт исполнения «тяжелой» музыки в группе «Москва» Давида Тухманова, был к нашему проекту интерес такого плана: если можно попеть и здесь, то почему бы этого не сделать. А нам требовался более надежный человек.

— А почему, на ваш взгляд, «Ария» без потерь дожила «до теплых дней»?

В.Х.: С потерями, с очень большими потерями — вспомните, как редко выходили альбомы. В начале 90-х мы практически прекратили играть концерты, жить было не на что: я занимался частным извозом и торговлей экзотическими растениями, которые сам выращивал; Кипелов был сторожем... Но нас не покидала мечта стать группой уровня Rolling Stones, существовало ощущение, что будет и на нашей улице праздник.

Мы каждый день, словно заговоренные, приходили в эту студию как на работу, хотя денег не получали. Именно поэтому группа не распалась, подобно многим другим. И еще нам как минимум три раза сильно повезло: появление «Арии» совпало с началом перестройки, нашим менеджером оказался Векштейн и в группу пришел мой друг и соратник по «Волшебным сумеркам» и «Альфе» Виталий Дубинин.

— Сейчас «Ария» переживает второй уход Валерия Кипелова...

В.Х.: Не второй, а четвертый. Первый раз он собирался уйти в 1987 году с Большаковым и Грановским. В 1989 году, когда мы расставались с Векштейном, считавшим, что вскоре настанут трудные времена (как в воду глядел!) и нужно не писать очередной альбом, а больше гастролировать, Кипелов с Мавриным хотели остаться, но в конце концов ушли вместе с группой, благодаря чему мы сохранили название.

В 1995 году Валера стал выступать с «Мастером», мы даже было заменили его на Булгакова, но фирма Moroz Records захотела услышать на очередном альбоме именно голос Кипелова. И Валерий вернулся.

— Какую роль в «Арии» как бизнес-проекте играет Сергей Шуняев?

В.Х.: Прежде всего он наш друг. Хотя наше сотрудничество — бизнес, и для него, и для нас. Мы считали, что все знаем о раскрутке группы, но Шуняев предложил новый подход к решению многих проблем. Именно он выдвинул идею сделать кавер-версию на песню Golden Earring — «Беспечный ангел». Мы никогда не делали кавер-версий, я считал, что это несолидно. Кроме того, мне бы в голову не пришло обратить внимание именно на эту песню. Но Шуняев оказался прав: «Беспечный ангел» стал самой популярной песней на «Нашем радио», пробил брешь в неформатности группы.

— Есть мнение, что песни попадают на радио и становятся форматом после уплаты определенной суммы...

В.Х.: Это не так. Мы вместе с Шуняевым ходили и предлагали деньги, например за «Возьми мое сердце». Но программные директора радиостанций были категорически против — готовы были даже написать заявления об уходе...

Для большей форматности именно Сергей Шуняев предложил нам поработать с симфоническим оркестром. Группа, записавшаяся с солидным оркестром, автоматически становится форматом и для радио, и для телевидения. Так появилась симфо-версия «Потерянного рая», записанная не с каким-нибудь, а с Президентским оркестром!

Нам никогда не пришло бы в голову ехать в тур с группой Rage: мы взяли бы на разогрев «Мастера», надеясь, что сравнение окажется в нашу пользу. Но оказалось, что две звезды привлекательнее, чем одна... Примеры участия Шуняева в проекте можно продолжить.

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-10В.Д.: Можно я вклинюсь в ваш диалог? Важное уточнение: Шуняев не платит нам зарплату — группа обеспечивает текущее финансирование сама. Сергей берет на себя инвестиционные проекты.

— А как вы нашли Шуняева?

В.Д.: Он нас нашел, а не мы его. Мы познакомились после одного из концертов, и Сергей предложил выступить на байк-шоу, в котором активно участвовало российское отделение Harley Davidson, возглавляемое им. Мы благодарны судьбе за эту встречу, а Сергею — за то, что он взвалил на себя ношу поддержки «Арии».

— В чем, на ваш взгляд, причина кризиса в группе? Недоговоренность о целях, отсутствие в группе руководителя?

В.Х.: И первое, и второе.

В.Д.: Недоговоренность о целях прежде всего с Кипеловым — остальных я в расчет не беру: они люди достаточно ведомые. Терентьев, например, техничный гитарист, хорошо показал себя как композитор, но работал в группе, считаю, только из-за зарплаты. Манякин вообще, насколько я знаю, собирался уходить «в никуда»...

В.Х.: При этом все разговоры о том, что мы мешали творческой реализации Сергея Терентьева, не соответствуют действительности. Потому что в сборник «2000 и одна ночь» вошли только его две новые песни, хотя новый материал был и у меня, и у Виталия. А сингл, включивший песню Терентьева «Потерянный рай», из-за участия в записи оркестра имел бюджет полноценного альбома, да и клип на песню был снят недешевый.

— Что из себя представляют компании Aria Records и «Ария тур»?

В.Х.: Первая — звукозаписывающая и продюсерская фирма, мы учредили ее совместно с фирмой «Граммофон». Генеральным директором Aria Records являюсь я, но, честно говоря, практического участия в ее деятельности не принимаю. Исполнительный директор фирмы — Александр Елин, один из поэтов и продюсеров, с которыми сотрудничает наша группа. Он и ведет всю работу в этой компании.

В.Д.: А «Ария тур» — фирма, которую мы — пять человек последнего состава «Арии» — учредили в 1998 году, когда основательно занялись концертной деятельностью. Ее генеральный директор — Рина Ли.

— Вы утверждаете, что «Арией» будет ваша группа. Как это сочетается с заявлениями, в том числе официальными, от имени «Арии», что названием владеют пять участников группы, игравших в ней по состоянию на 1 сентября 2002 года?

В.Д.: Название зарегистрировано на меня и Холстинина. 17 сентября на переговорах у Шуняева мы предложили Валере Кипелову, учитывая его очень серьезный вклад в успех «Арии», стать совладельцем названия.

В.Х.: На самом деле «Ария тур» под руководством Рины старалась отобрать у нас название, чтобы простым большинством голосов вышвырнуть меня и Дубинина из группы. Весь 2002 год они пытались осуществить регистрацию на пятерых, но патентные органы им в этом отказали.

— Кто, по-вашему, является руководителем новой группы «Кипелов» — сам Кипелов или Рина Ли?

В.Д.: Во-первых, без Рины никакого проекта не было бы: именно ее организационный ресурс сделал возможным его осуществление. Во-вторых, у меня нет никаких сомнений в том, что Валерий в данном случае — ведомый, Рина контролирует его поведение. Если бы не Рина Ли, Валера в лучшем случае продолжал бы петь в «Арии», а в худшем — лежал на диване и смотрел футбол по телевизору.

В.Х.: История рок-музыки знает много подобных сюжетов. Достаточно вспомнить об отношениях Джона Леннона и Йоко Оно, которая увела того из Beatles.

— Терентьев, насколько известно, уходит из группы «Кипелов». Следовательно, будущее проекта под большим вопросом. Как вы считаете, возможен ли вариант, что Кипелов возвращается вместе с Мавриным?

В.Х.: Это был бы золотой состав «Арии»!

АРИЯ ВАЛЕРИЯ КИПЕЛОВА

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-10— Валерий, вы стремились стать «металлическим» вокалистом?

— По правде сказать, нет, хотя я всегда хотел петь настоящий, энергичный рок. Все начинали с Beatles, Элвиса Пресли, а я — с Creedence, Slade. Маккаферти из Nazareth тоже чтимый мною вокалист... Его пение на связках, горловое. Я очень уважаю Николая Носкова за то, что он — один из немногих наших певцов — умеет это делать, и всегда по-хорошему, по-дружески завидовал ему.

— А как вы попали в «Арию»?

— Я в нее, строго говоря, не попадал: просто «Арией» стала группа, в которой работал. События развивались так. До 1985 года я был в ВИА «Лейся, песня»...

— Вместе с Николаем Расторгуевым, ныне лидером «Любэ»?

— Совершенно верно. Но этот ансамбль в 1985 году не сдал программу Министерству культуры... Я и Расторгуев искали работу, и в один прекрасный день мне позвонил Векштейн, полагаю, с подачи техников, которые еще раньше перешли из нашего ВИА в «Поющие сердца». Кстати, мы пришли к Векштейну вдвоем с Николаем, как ходили еще на несколько прослушиваний до этого — друзья же должны выручать друг друга. Но Векштейн сказал: «Мне нужен один вокалист, а не два» и взял в конце концов меня...

В то время на базе ВИА «Поющие сердца» уже существовала группа молодых музыкантов — без названия: бас-гитарист Грановский, барабанщик Львов, клавишник Покровский и гитарист Сергей Потемкин. До меня в этой группе пел как раз Николай Носков.

— А Холстинина не было?

— Володя Холстинин пришел на прослушивание через неделю после меня по рекомендации Грановского.

— То есть вы точно так же можете считать себя основателем группы «Ария», как и Холстинин?

— Я стоял у истоков ее образования и был вокалистом на протяжении 17 лет. Наверное, не мне решать, основатель я или нет. Каждый из нас внес определенный вклад в образование «Арии».

— У группы был тяжелый период — первая половина 90-х годов, когда большинство ваших коллег ушли из музыки или уехали из страны. Почему выжила «Ария»? Было стремление работать во что бы то ни стало?

— Да. Сейчас, может, оно под-улетучилось. Но тогда было. Мы подрабатывали кто где: я — сторожем, Холстинин занимался частным извозом. Иногда давали какие-то концерты.

— В клубах?

— Нет, клубы начались с 1995 года. В небольших домах культуры... Но случались и удачи: в Волгограде, например, в 1992-м или 1993-м собрали полный дворец спорта — нас там еще помнили. Тогда только вышел «на виниле» альбом «Кровь за кровь» в Прибалтике. Нам выдали гонорар за запись пластинками, а мы уже сами их реализовывали. Вот в Волгограде продали рекордное количество.

— На каком альбоме «Арии» вы, с вашей точки зрения, лучше поете? «Кровь за кровь» или «Генератор зла»?

— «Кровь за кровь» мне больше по душе как альбом в целом, но на «Генераторе», я думаю, более грамотно, зрело спел. Многое мне нравится и на «Химере»...

— Вы согласны с тем, что «Химера» слабый альбом?

— Нет. Он не слабый — он разношерстный. Сделан хуже, чем «Генератор», — по качеству записи и в силу того, что готовился в нервной обстановке. Сначала у Холстинина и Дубинина был конфликт, потом происходило выяснение отношений по поводу текстов Александра Елина... И главное, каждый занимался своей песней. Если раньше мы над всеми вещами работали вместе, то именно на «Химере» это ушло почти полностью. Группы фактически не стало.

Мне, должен сказать, все равно, чьи песни петь, — свои или чужие: если песня хорошая — мелодия, текст, — я к ней отношусь с любовью.

— Насколько я знаю, 1 ноября вы должны дать ответ, остаетесь вы в «Арии» или уходите?

— Да, но я хотел бы сказать несколько слов о последних переговорах. Пригласили одного меня — ни Терентьева, ни Манякина не посчитали нужным позвать: они, мол, отрезанные ломти. Мне не очень нравится такой подход. Я всегда считал, что надо собраться всей группой и честно поговорить, выяснить наши отношения.

Это первое. Второе. Между нами до последнего времени было соглашение, что ни одна из групп не берет название «Ария». Их проект «Химера» не я же придумал, подобное прямо вытекало из наших договоренностей...

Теперь меня ставят перед фактом, что есть группа «Ария» и я должен определиться, работаю в ней или нет. Но ведь наши поклонники прекрасно понимают, что ни мы, ни они — не «Ария». Другая сторона этого понять, к сожалению, не хочет.

— Что вы ответите 1 ноября?

— Я решаю для себя данный вопрос. Но — еще раз подчеркну — сделано все неправильно. Нужно было спокойно, всей группой «Ария», собраться и обсудить сложившуюся ситуацию. Которая, кстати, возникла не сейчас.

Я считаю, что совместное творчество может быть только между людьми, которые друг друга понимают!

АРИЯ СЕРГЕЯ ТЕРЕНТЬЕВА

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-10Сергей Терентьев считается одним из лучших российских гитаристов. Терентьев также является директором звукозаписывающей фирмы

R-Sound, принадлежащей ему и звукорежиссеру Сергею Рыбину, что и позволило этому музыканту пуститься в самостоятельное плавание.

— Пока «Ария» была «клубом по интересам», — рассказывает Терентьев, — и мы все делали сами (снимали клипы на свои деньги, радовались каждому бесплатному эфиру и т. д.), все получалось. Потом, когда творчество начало становиться бизнесом, все стало рушиться...

«Ария» не бизнес-проект, а в прошлом очень искренняя и бескомпромиссная группа. В настоящем же мы имеем то, что имеем...

— То есть вы считаете, что деятельность рок-группы вообще не может быть бизнесом? Нормально себя чувствует только группа — «клуб по интересам»?

— Конечно, нет, существуют законы, от соблюдения которых зависит успех в том или ином деле. Но понимаете, в музыке хочется оставаться бизнес-дилетантом. Если все просчитано — значит, предсказуемо, а потому скучно и неинтересно.

Слава богу, я не скучаю, на жизнь пока хватает, продюсирую на своей студии разные интересные и не очень интересные музпроекты, что, по большому счету, нельзя назвать бизнесом. Но если дело увлекательное, то на деньги почему-то наплевать...

— Таким образом, в кризисе «Арии» виноваты те, кто направил ее по пути бизнеса, — спонсоры?

— Обвинять спонсоров — дело неблагодарное, спасибо им за все, что они для нас сделали.

— А что происходит в группе «Кипелов»? Ходят слухи о ваших разногласиях с Валерием Кипеловым.

— Это нормально, в любом коллективе я оказываюсь в оппозиции.

— Правда ли, что вам уже найдена замена? Вы не будете участвовать в туре группы «Кипелов»?

— Замена найдена, но осеннюю часть тура отработаю.

— Будете ли вы продолжать сочинять музыку, выступать на большой сцене?

— Сочинять музыку я не перестану, тем более есть своя студия, на которой ее можно и записать. Сцена же для меня потеряла привлекательность.

АРИЯ СЕРГЕЯ ШУНЯЕВА

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-10— Сергей, кто вы по отношению к группе «Ария» — инвестор?

— Скорее, друг ее участников. И человек, заинтересованный в развитии определенного музыкального направления. Инвестором меня назвать трудно, потому что инвестор стремится возвращать свои деньги, а я все, что получаю с участия в этом проекте, вкладываю обратно. И стремлюсь создать ситуацию, чтобы группа стала зарабатывать деньги на себя самостоятельно.

Во всяком случае, «Ария» не имеет отношения к моему основному бизнесу — я это программно заявляю.

— Как началось ваше сотрудничество?

— Я в середине 90-х годов побывал на концерте «Арии» в одном из дворцов культуры и впал от увиденного в уныние. Помня, какой была группа в конце 80-х, помня ее потенциал, я предложил ребятам выступить на байк-шоу, к которому имела отношение компания Harley Davidson. Затем я предложил группе записать две кавер-версии песен.

— Сингл Tribute to Harley Davidson?

— Да, что «Ария» и сделала. Диск выпущен, по сути, подарочным тиражом, никакой коммерции там не было. Весьма популярна стала песня с этого сингла «Беспечный ангел»...

Потом я же предложил записать «Потерянный рай» с оркестром, совершить совместный тур с группой Rage, записать «Штиль» с бывшим певцом Accept Удо Диркшнайдером, именно я предложил круглую сцену на концерте в Лужниках 1 декабря прошлого года. А так группа сама как-то варилась...

Все время нашего сотрудничества я думал, как «бизнесово» использовать «Арию», потому что потенциал ее огромный. Но пока, честно говоря, мне не ясно до конца, как это можно сделать.

— Рину Ли в группу привели, насколько я знаю, тоже именно вы?

— Да. Девушка Рина Ли организовывала байк-шоу у небезызвестного Хирурга. В «Арии» она стала директором, занималась организацией концертов, в какой-то степени рекламой — в той мере, в которой реклама связана с организацией концертов. Было совсем не плохо, но и не так, чтобы здорово. Поэтому пригласили Юрия Соколова: он с блеском реализовал ряд проектов. А Рину не то чтобы уволили, но она оказалась не у дел. Хотя ей платили какие-то деньги, поскольку ее лоббировал Кипелов.

— Что за история с вашим согласием на разделение «Арии» на две части, а потом отказом от этого?

— Я такого согласия не давал, да и не мог давать. Речь, еще весной, шла о другом — о том, что до конца года ни одна из сторон коммерчески не использует название «Ария». Они и не используют. Вернее, если быть совсем честным, именно Кипелов предпринимает определенные попытки к такому использованию.

— Имеете в виду надпись на афишах «ex-”Ария”»?

— В частности. Знаете, я думаю, многое, что говорит Валерий Кипелов, не его мнение, а мнение Рины, которое Кипелов транслирует. Конечно, это некое допущение, но мне оно представляется вполне обоснованным. Он, по-моему, за свои слова не отвечает.

— А почему у сторон конфликта разное видение ситуации с принадлежностью названия «Ария»?

— Почему — я не знаю, но фактическое положение такое: название я записал на мою «рабочую» фирму, которая принадлежит одному человеку. Фирму контролирую я. Зачем я это сделал, не спрашивайте.

Я готов в любой момент переписать название на Холстинина и Дубинина. Более того, на переговорах 17 сентября мы предложили стать его совладельцем Кипелову. Может быть, стоит сделать совладельцем еще и основного поэта «Арии» Маргариту Пушкину. Но всерьез обсуждать предложение Валерия включить в круг владельцев еще и Манякина, например, я не стану, потому что это будет просто легальный захват группы — такой же, как когда-то захват НТВ.

Кипелов говорил на встрече 17 сентября о том, что определится с участием в «Арии» к началу следующего года. Но Дубинина и Холстинина подобное не устроило: они назвали конкретный срок — 1 ноября. Я думаю, что к этому дню Валерий вернется в «Арию», потому что перспективы его проекта непонятны.

Ни он, ни Рина никогда проект в целом не вели. Это первая проблема. Вторая — нужно записывать альбом, а необходимого потенциала у группы «Кипелов» я не вижу. Так что Валерий, полагаю, вернется.

— Каков мотив создания этого проекта у Рины?

— Я не буду комментировать.

— «Лагерь» Кипелова говорит об акциях воздействия в отношении их. Была проверка налоговой полиции, опубликована статья на сайтеutro.ru...

— Никаких акций в отношении Кипелова я не инициировал. Налоговая полиция, естественно, будет проверять, если развешивать афиши о концертах, но не декларировать доходы, на которые эти концерты проводятся. Кто заказал статью, я не знаю. Может быть, Дубинин, может быть, Холстинин... Я ее поглядел — там в принципе написана правда.

Ради чего, скажите, мне воздействовать? Кипелову есть вполне достойная замена. Я к Валерию очень хорошо отношусь и буду помогать, как только закончится нынешнее противостояние. Вне зависимости от того, вернется он или нет.

Даже лучше, если группа запишет альбом с другим певцом. С точки зрения шоу-бизнеса более красива ситуация, когда Валерий уходит, а потом возвращается. Или не возвращается... Работа без Кипелова — стимул к тому, чтобы «Ария» менялась. Хотя Холстинину и Дубинину, конечно, удобнее работать с Валерием Кипеловым.

В любом случае я группой не управляю и вопрос о его возвращении не решаю. Но меня возмущают заявления, звучащие в различных интервью Кипелова: мол, я не имею отношения к трудной ситуации в группе. Эту ситуацию создал именно он и никто иной!

— Как, на ваш взгляд, события будут развиваться дальше?

— В ближайшее время я запущу на официальном сайте группы «Ария» игру «Угадай новый состав ”Арии”». Не уверен, что я сам стал бы в этой игре победителем...


Автор благодарит за помощь в подготовке материала Маргариту Пушкину, Андрея Большакова и Сергея Маврина

ЛИБРЕТТО

Группа «Ария» создана в 1985 году. Ее руководителем был худрук ВИА «Поющие сердца» Виктор Векштейн. При этом концепция группы создана гитаристом Владимиром Холстининым (экс-«Альфа», «Волшебные сумерки») и бас-гитаристом Александром Грановским (экс-«Альфа», «Смещение»). В «Арию» пришли вокалист Валерий Кипелов (экс-«Лейся, песня», «Шестеро молодых», «Крестьянские дети»), клавишник Кирилл Покровский и барабанщик Александр Львов (экс-«Поющие сердца»). В первый магнитоальбом «Мания величия» вошли по сей день считающиеся хитами «Тореро» (Грановский), «Мечты» (Кипелов).

В 1986 году Львова сменяет Игорь Молчанов (экс-«Альфа»), приходит также второй гитарист — Андрей Большаков (экс-сольный проект, «Зиг-заг», «Бим-бом»). Записывается второй магнитоальбом «С кем ты?», он почти целиком состоит из хитов: «Воля и разум» (Большаков), «Встань, страх преодолей» (Большаков), «Здесь куют металл» (Грановский) и др.

В 1987 году Грановский, Большаков, Покровский и Молчанов образуют собственную группу — «Мастер». В «Арию» приходят бас-гитарист Виталий Дубинин (экс-сольный проект, «Альфа», «Волшебные сумерки»), гитарист Сергей Маврин (экс-«Металаккорд», «Черный кофе») и барабанщик Максим Удалов (экс-«Металаккорд»). В этом составе группа записывает альбом «Герой асфальта», который распространяется уже не только в магнитофонном варианте, но и выходит в виде пластинки на фирме «Мелодия». Хиты этого альбома: «Герой асфальта» (Маврин, Дубинин), «Улица роз» (Дубинин), «Баллада о древнерусском воине» (Холстинин, Дубинин).

В 1988 году группа отказывается от сотрудничества с Виктором Векштейном и управляется с тех пор самими музыкантами. В том же году Максима Удалова за ударной установкой сменяет Александр Манякин (экс-«Кинематограф»). «Ария» записывает альбом «Игра с огнем», он, как и предыдущий, выходит в виде пластинки на фирме «Мелодия»; в него включены такие известные композиции, как «Искушение» (Дубинин, Холстинин), «Игра с огнем» (Дубинин, Холстинин), «Раскачаем этот мир» (Дубинин, Холстинин). В 1991 году выпущен следующий альбом, признанный экспертами лучшим в истории группы, — «Кровь за кровь»

(в виде магнитофонной записи и пластинок, отпечатанных в Прибалтике); его лучшие «номера» — «Прощай, Норфолк» (Дубинин, Холстинин), «Антихрист» (Дубинин, Холстинин), «Все, что было» (Дубинин, Кипелов), «Следуй за мной» (Кипелов).

В 1993 году группа начинает строительство собственной студии, со временем возникает звукозаписывающая компания AriaRecords. В 1995 году «Ария» готовит на Moroz Records новый альбом «Ночь короче дня», во время работы над которым уходит Сергей Маврин. На его место приходит Сергей Терентьев (экс-сольный проект, «Родмир», «Новый завет», «Гюнеш»). Наиболее известные песни альбома — «Ангельская пыль» (Дубинин, Холстинин), «Уходи и не возвращайся» (Дубинин), «Возьми мое сердце» (основной автор — Кипелов). В 1997 году группа в сотрудничестве с менеджером Сергеем Задорой готовит концертный тур «Сделано в России», по его итогам выпускает двойной концертный альбом.

Параллельно с работой в «Арии» Валерий Кипелов с Сергеем Мавриным при участии Грановского выпускают в 1997 году альбом «Смутное время» с песнями «Путь наверх» (Кипелов), «Ночь в июле» (Кипелов), «Будет жить мать Россия» (Маврин). В 1998 году выходит очередной альбом «Арии» «Генератор зла», его хиты: «Беги за солнцем» (Дубинин), «Грязь» (Терентьев, Кипелов), «Обман» (Холстинин, Дубинин), «Закат» (Кипелов). В 1999 году выходит сингл Tribute to HarleyDavidson, включающий кавер-версии песен двух известных западных групп с русскими текстами — «Беспечный ангел» и «Пробил час». С этой записи начинается систематическое сотрудничество группы с главой российского отделения компании Harley Davidson Сергеем Шуняевым как с инвестором и бизнес-консультантом.

В 2000 году группа выпускает запись студийного сейшена «2000 и одна ночь», в которую включаются две новые песни, в частности «Потерянный рай» (Терентьев). В 2001 году выходит сингл «Потерянный рай», где эта песня представлена как в оригинальной версии, так и с оркестровой аранжировкой — с «Арией» сыграл Президентский оркестр РФ; композиция признается песней года на «Нашем радио» . Тогда же выходит альбом «Химера», наибольшую известность с которого получили песни «Штиль» (Дубинин), «Осколок льда» (Дубинин), «Небо тебя найдет» (Холстинин). С выступления на «Нашествии’2001» начинается систематическое сотрудничество с группой продюсера Юрия Соколова, который инициирует концертный проект «Классическая Ария» — классические песни группы в сопровождении симфонического оркестра. Концертный альбом «Классическая Ария» выйдет в конце этого — начале следующего года.

Cейчас «Ария» готовит к записи новый студийный альбом.