Библиотека управления

Грозит ли мировой экономике повторная рецессия?

По материалам Finam.ru

В своих официальных прогнозах на 2010 год МВФ умеренно оптимистичен: общий рост мировой экономики оценивается в 3,1%, рост экономики США — 1,5%, еврозоны и Германии — 0,3%. Однако глобальную экономику может поразить вторая рецессия, в случае если финансовые институты раньше времени прекратят меры по государственной поддержке, предупредил директор-распорядитель Международного валютного фонда (МВФ) Доминик Стросс-Кан. В промышленно развитых странах оживление экономики происходит медленно, и необходимо действовать осторожно, так как если господдержка будет прекращена одномоментно, то в случае второго экономического спада будет сложно найти новые инструменты поддержки, цитирует его слова Reuters. Предпосылкой для начала выхода монетарных властей из программ стимулирования экономики является только ощутимый возврат частного спроса и улучшение ситуации на рынке труда, предупредил глава МВФ. Особо опасным риском для мировой экономики являются дешевые деньги, которые текут на развивающиеся рынки. Они способствуют надуванию новых пузырей на товарных и фондовых биржах, схлопывание которых может стать катализатором второй волны кризиса.

Риски, о которых говорит глава фонда, существуют, соглашается зам. руководителя аналитического департамента компании «Совлинк» Ольга Беленькая. «Тот позитив, который мы видим на финансовых и сырьевых рынках, поддерживается в основном за счет экстренных мер по накачиванию ликвидности на мировые рынки. По мере изъятия этой ликвидности, в случае если оно будет происходить быстрее восстановления экономики, существует риск возникновения второй волны кризиса, — считает экономист. — Но другое дело, что монетарные власти это осознают и стараются избегать резких движений, которые могли бы привести к шокам для финансовых рынков». В частности, заявления глав ФРС и ЕЦБ очень сдержанные, аккуратные, да и процентные ставки на текущих уровнях вполне устраивают монетарные власти. «Сейчас завершаются сроки выкупа активов, соответственно балансы центробанков больше пополняться не будут, но как будет уходить ликвидность с рынков пока не понятно. Скорее всего, изъятие ликвидности будет происходить достаточно осторожно, и пресловутой «второй волны» не случится, хотя обеспечить рост рынка будет труднее, чем в прошлом году», — полагает г-жа Беленькая. «Глобальный финансовый кризис и последовавшая за ним рецессия 2008–2009 гг., существенно отличается от обычного циклического спада — и по масштабам, и по объему господдержки, и по возможным последствиям. Одно из ключевых отличий, например, состоит в том, что докризисная модель экономического роста крупнейшей экономики мира, основанная на все возрастающих объемах потребительского кредитования, теперь не работает. Это ставит под сомнение способность американской экономики к быстрому восстановлению. Остается неясным, какие последствия для мировой экономики и финансовых рынков возникнут в связи с выходом США и Китая из антикризисных стимулирующих мер», — отмечает она.

Мировая экономика движется к периоду стагфляции, полагает главный экономист УК «Финам Менеджмент» Александр Осин. «Инфляционные риски высоки, а потенциал их сокращения со стороны центробанков невелик. В то же время перегрев сырьевых и растущих рынков происходит еще по причине того, что рынки сырья растут при слабости спроса. Вызвано это ростом государственных резервов нефти США и других развитых стран. При этом проблема высоких государственных и корпоративных долгов не решена. На таком фоне практически неизбежным является все более сильное вмешательство национальных властей в экономику, так как государству нужно будет повышать уровень своих доходов и наполнять бюджет», — считает г-н Осин.

Возможности и темпы роста экономики в 2010 г. в мире будут зависеть главным образом от способности правительств развитых стран и самых сильных развивающихся экономик вовремя «обезвредить мины», заложенные в процессе создания пузырей на рынках недвижимости (например, Дубай, Испания), суверенного долга (Греция, Испания, Италия, Восточная Европа), потребительских кредитов (США, Великобритания), отмечет аналитик ИК «Арбат Капитал» Александр Орлов. «Последнее особенно важно. Ведь если американские или китайские власти еще могут проводить относительно предсказуемую политику, то правительства многих других стран уже начали метания между «левыми» и «правыми» программами выхода из своих национальных кризисов», — считает г-н Орлов. Проблемы в экономике повлекут за собой политические изменения. Многие из таких правительств не справятся и могут быть заменены на сторонников другого курса — предсказуемо, как в Великобритании, Испании, Италии, Греции или не очень (Украина, Казахстан, Иран, Пакистан), полагает экономист. Подобные перемены могут набрать «критическую массу» политической нестабильности и оказать обратное влияние на рынок, заметно усилив его волатильность.

Основной темой чрезвычайного саммита ЕС стало предбанкротное состояние экономики Греции, которое оттеснило на задний план истинный смысл встречи. Настоящей же целью саммита является выработка основных направлений экономической стратегии на ближайшее десятилетие, которая должна заменить предыдущую, выработанную в 2000 году, повестку десятилетия, завершившегося подписанием и вступлением в силу Лиссабонского договора. По словам федерального канцлера Германии Ангелы Меркель, Европейский совет является экономическим правительством Европы. Основная интрига в том, насколько сильным будет влияние в этом правительстве оси Берлин-Париж.

Что интересно, перед встречей глав всех европейских государств Херман ван Ромпей, Первый президент ЕС собрал своего рода узкий состав «экономического правительства» в составе вышеупомянутой Ангелы Меркель, французского президента Николя Саркози, главы Европейского центробанка Жан-Клода Трише, председателя Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу, а также «виновника» экстренной встречи — греческого премьера. После отдельного совещания, на котором «германо-французская ось» выработала направление движения, «малый кабинет» присоединился к другим главам государств, которые и приняли совместное заявление по Греции.

В Европе исторически непростые отношения стран друг к другу и поэтому вопрос, кто кому будет подчиняться, вызывает много эмоций. Крупные страны хотят командовать, мелкие страны хотят получить часть благосостояния своих богатых соседей, и такое противостояние порождает всевозможные политические коллизии, которые и должен разрешить ван Ромпей. «Усиление роли Германии и Франции означает повышение управляемости ЕС, что позитивно отразится как на экономике Евросоюза, так и на курсе евро, — считает Михаил Аристакесян, руководитель отдела информации и анализа мировых рынков ИК «ФИНАМ». — Полагаю, что текущие проблемы разрешатся, скептики окажутся не правы в том, что это крах ЕС или отмена евро». К примеру, котировки CDS (кредитный дефолтный своп) Греции и Калифорнии, которые показывают вероятность дефолта в этих проблемных с точки зрения финансов регионах, находятся на сопоставимых уровнях, в то время как ВВП Греции составляет 2,7% от ВВП Евросоюза, а ВВП Калифорнии 13–14% от ВВП США. «Калифорния никого не волнует и если даже там будет дефолт, то никто не говорит, что доллар исчезнет. За прошлый год дефицит бюджета США по отношению к ВВП составил 9,9%, у ЕС в совокупности — 6,9%. Соответственно, можно поставить вопрос, что быстрее должно исчезнуть — евро или доллар?», — вопрошает г-н Аристакесян.

В настоящее время в связи с греческим кризисом, непростой ситуацией в Португалии, Испании и прибалтийских государствах, а также прогнозах заката евро, обострился традиционный евроскептицизм. Ситуация усугубляется еще тем, что правительство Греции фактически обманывало органы ЕС относительно своих экономических показателей. По сути дела, сейчас ситуация сводится к очень интересному вопросу: должны ли национальные экономики стран-доноров ЕС (Германия, Франция, Нидерланды, Великобритания) брать на себя риски экономик новых членов ЕС, которые не в состоянии не только выйти из кризиса, но и противостоять ему, полагает Ольга Павленко, доцент кафедры мировой политики и международных отношений РГГУ. Ситуация усугубляется тем, что финансовый кризис повлек за собой индустриальный кризис, который в свою очередь вызвал социальный кризис и высокую безработицу. Антикризисный саммит начал работу над новой стратегией контроля крупных банков со стороны общеевропейских структур, полагает г-жа Павленко. «Второй сложный вопрос — это перераспределение финансовых средств в связи с провалом ряда национальных экономик. Кто должен вытягивать те экономики, которые фактически не на плаву, а идут ко дну?», — отмечает эксперт.

Вот в этом вопросе и кроется главная дилемма: с одной стороны германо-французская ось не позволит Греции уронить фактически «их» евро, а с другой — 70% немцев не хотят, чтобы за их счет помогали Греции. Грубо говоря, не хотят тратить свой ВВП на то, чтобы в Греции был ранний выход на пенсию и высокие пособия по безработице.

В начале марта председатель Европейской комиссии Жозе Мануэл Баррозу представил основные элементы «Стратегии 2020», которая определит экономические и политические приоритеты союза на новое десятилетие. Самые главные цели — достижение 2%-ого экономического роста, создание новых рабочих мест, а также развитие возобновляемых источников энергии. Приоритетными направлениями являются: наука и исследования, образование, занятость, борьба с бедностью, а также защита окружающей среды. Заданы следующие целевые показатели: занятость для 75% всех жителей ЕС в возрасте от 20 до 64 лет, 3% ВВП будут инвестироваться в исследования и развитие, не менее 40% молодых людей должны получить высшее образование, в то время как число бросивших школу должно снизиться до уровня ниже 10%. Эколого-энергетические ориентиры следующие: выбросы двуокиси углерода должны быть сокращены на 20% по сравнению с уровнем 1990 года, доля возобновляемых источников энергии в конечном энергопотреблении должна составлять не менее 20%, и в то же время само энергопотребление должно снизиться на те же 20%.

Стратегия показывает ориентиры для национальных правительств, к которым они должны стремиться при выработке собственных программ. Скорее всего, чтобы избежать повторения греческих проблем, Еврокомиссия теперь будет очень пристально следить за экономическими достижениями каждой страны, которым, по словам г-на Баррозу, «следует основательно потрудиться для координации экономической политики».

«Появление новой стратегии-2020 показывает, что, несмотря на принятие Лиссабонского договора и введение должности президента Европейского совета, основным центром принятия решений остается Европейская комиссия, а Жозе Мануэл Баррозу, как глава комиссии, остается главным политиком ЕС, — отмечает научный сотрудник Центра глобальных проблем МГИМО Кирилл Петров. — С точки зрения развития экономики продолжается процесс переваривания стран Восточной Европы: план по борьбе с бедностью и увеличению занятости — это не что иное как втягивание большего числа людей в экономику стран Западной Европы». Достижение амбициозной задачи по повышению среднего роста ВВП до 2% (сейчас в среднем 1% без учета кризисного 2009 года) возможно, по его мнению, только двумя путями: первый — приток дешевой рабочей силы за счет иммигрантов, второй — серьезное сокращение энергопотребления, к которому и призывает стратегия Еврокомиссии.

Если избрать второй вариант снижения ВВП, то достижение средневзвешенной 20%-ной доли возобновляемых источников электроэнергии в суммарном энергобалансе Евросоюза достижимо, хотя будет непросто подняться с нынешнего уровня в 5–6%, отметил координатор программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы Алексей Кокорин. Страны ЕС сильно дифференцированы в своем энергопотреблении, например, в Германии доля возобновляемой энергии в энергобалансе составляет 18%, в Испании в некоторые месяцы — 50%, но в то же время в Италии и Польше почти отсутствует возобновляемая энергетика. «Я думаю, что Еврокомиссия с поставленной задачей справится, так как над ней довлеет стратегическая задача избавиться от зависимости от импортируемого топлива, в том числе от российского газа», — прогнозирует эксперт WWF.

Интересную тенденцию показал опубликованный доклад Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в котором были обобщены опережающие индикаторы экономической активности за декабрь 2009 года. Оказалось, что индикаторы зафиксировали рост экономической активности почти во всех крупных экономиках. Совокупный опережающий индикатор ОЭСР, оценивающий ситуацию в 29 странах, вырос в декабре 2009 года до 103,1 пункта (102,2 пункта в ноябре), по сравнению с декабрем 2008 года рост составил 10,1 пункта. Что касается индикатора для стран «Большой семерки» (США, Великобритании, Германии, Италии, Канады, Франции и Японии), то он вырос еще больше — до 103,1 пункта со 102,1 в ноябре, что на 10,4 пункта выше уровня 2008 года.

В странах БРИК, напротив, улучшение экономической ситуации не так заметно. Опережающие индикаторы России поднялись до 101 пункта со 100,8 в ноябре (+14,2 за год), Бразилии — до 99,1 пункта с 99 пункта (+13,8 за год), индикаторы Индии не изменились и остались на уровне 99,2 пункта (+4,9 за год). Стоит отметить, что рост в декабре зафиксирован во всех промышленно развитых странах за исключением Китая, где наметилось незначительное ухудшение — индикаторы снизились до 103,1 пункта со 103,2 пункта (+9,4 за год). «Не стоит переоценивать значение этих данных, так как надо учитывать, что индикаторы ОЭСР основаны, в том числе, на ожиданиях экономических экспертов, — объяснил Михаил Аристакесян, руководитель отдела информации и анализа мировых рынков ИК «ФИНАМ». — Китай начал выход из кризиса раньше, чем другие страны, соответственно еще в декабре Народный банк Китая начал сворачивать программы господдержки, что тут же вызвало опасения снижения темпов роста и отразилось на индикаторах ОЭСР».

Когда-нибудь счастье, подаренное Аланом Гринспеном в 2001 году в виде снижения ставки ФРС с 6 до 1%, что вызвало бурный рост мировой экономики, должно было закончиться. Худо-бедно справившись с финансовым кризисом, мир оказался на пороге структурных изменений. «Мы вступаем в инновационную стадию экономического развития, для которой характерны все больший уход от традиционных видов сырья и меньшие, чем в предыдущие годы, темпы роста», — считает научный руководитель ГУ-ВШЭ Евгений Ясин.

Это своего рода падающая фаза длинного цикла и только новые открытия в духе Интернета, мобильного телефона или персонального компьютера способны дать экономике мощный импульс развития, полагает экономист.

Глобальные дисбалансы в мировой экономике все еще остаются. Но рано или поздно коромысло мировой экономики — взаимоотношения между Китаем и США — должно лопнуть, прогнозирует Ясин. КНР прицепил свою валюту к доллару и держит ее заниженной, благодаря чему остается конкурентоспособным. Получая большие доходы, он одалживает деньги США и те продолжают жить в кредит. «Сколько это может продолжаться, непонятно, но равновесие должно наступить. Соединенным Штатам придется либо сделать инновационный прорыв, чтобы восстановить свой платежный баланс, либо снижать уровень жизни. Примерно та же проблема стоит перед Европой и Японией. Перестраиваться под новую реальность надлежит всем. Несмотря на разговоры, до сих пор никаких уступок никто никому не делал», — отмечает он.

«А они должны быть и, в первую очередь, со стороны США. Штаты должны держать инфляцию, госдолг и бюджетные траты под контролем. То же относится и ко всем тем, кто хочет видеть свою национальную валюту резервной», — уверяет исполнительный директор Института экономики переходного периода Сергей Приходько.

Перезагрузка отношений России с НАТО и США будет продолжаться. Можно ожидать также некоторого улучшения отношений с Евросоюзом из-за вступления в силу Лиссабонского договора. У тех стран Восточной Европы, которые негативно относятся к России и блокируют принятие некоторых решений, будет меньше возможностей портить прагматический диалог. Диалог будет заключаться в дальнейшем укреплении энергетического сотрудничества, как в «Северном потоке», так и в «Южном». В 2010 году состоится еще один саммит БРИК. И самый главный вызов для России — это попытка, с одной стороны, строить в рамках БРИК какую-то новую систему и пытаться разрушить гегемонию США в мировых финансовых институтах, но, с другой стороны, оставаться в G8 в качестве полноправного члена сообщества развитых стран.

Стоит отметить, что горизонтальная линия в 100 пунктов показывает долгосрочную тенденцию уровня промышленного производства, тенденция повышения индикаторов выше уровня 100 свидетельствует об экономическом росте, тенденция снижения индикаторов выше 100 — о замедлении деловой активности, такая же тенденция ниже 100 — о спаде, и растущая тенденция ниже 100 показывает восстановление экономики.

Можно ли говорить, что экономический спад сменился ростом? Речь скорее стоит вести о перспективе роста: более важными значениями, определяющими перспективу экономического роста, являются темпы роста потребительских расходов, инвестиций, доходов населения. «Эти индикаторы не опережающие и более точно характеризуют проявляющиеся тенденции в экономике, — полагает г-н Аристакесян. — Растущие показатели во многом вызвала господдержка, а проблемы, которые были, не решены. В результате программ помощи значительно увеличился госдолг. Этот факт не дает права утверждать, что все самое плохое уже случилось и трудности позади». Поэтому условия и темпы восстановления скорее имеет смысл рассматривать в рамках сценарных прогнозов. На данный момент нижняя точка спада экономики, вероятно, пройдена. «Технически, скорее всего, экономики большинства стран ОЭСР покажут рост, хотя бы вследствие эффекта низкой базы прошлого года, — прогнозирует г-жа Беленькая. — Но восстановление докризисного уровня занятости и потребления может растянуться на длительный срок. При этом финансовый сектор остается уязвимым к новым рыночным потрясениям, поскольку выход из кризиса не сопровождался достаточным снижением долговой нагрузки, что пока сглаживается избытком ликвидности».