Библиотека управления

Хуже Великой депрессии

Александр Кокшаров Собственный корреспондент журнала «Эксперт» в Лондоне
Сергей Сумленный Собственный корреспондент журнала «Эксперт» во Франкфурте-на-Майне
Марк Завадский Собственный корреспондент журнала «Эксперт» в Гонконге
Журнал «Эксперт», № 6 за 2009 год

Кризис уже поразил все основные развитые экономики мира. Реальной угрозой стало наступление в этом году общемировой рецессии. Спад может оказаться глубже и продолжительнее, чем казалось совсем недавно.

Администрация Барака Обамы представила масштабную программу борьбы с экономическим кризисом, стоимость которой может достичь 3 трлн долларов. Президенту удалось добиться одобрения Конгрессом стимулирующего экономического пакета (Сенат проголосовал за пакет в 838 млрд долларов, Палата представителей — за 819 млрд долларов).

В тот же день, когда план администрации был одобрен Сенатом, министр финансов Тимоти Гейтнер представил «План финансовой стабильности», нацеленный на стабилизацию финансовой системы США. Этот план предусматривает расширение финансирования банков Федеральной резервной системой с 200 млрд до 1 трлн долларов и создание частно-государственного инвестиционного фонда финансовой стабильности объемом до 1 трлн долларов, которые будут использованы для борьбы с «токсичными» активами в банковской системе. Таким образом, общий объем «плана Гейтнера» может составить 2 трлн долларов.

Интенсивная терапия администрации Обамы должна уменьшить урон от рецессии. В последнем квартале 2008 года американский ВВП сократился в годовом пересчете на 3,8%. В первом квартале 2009−го, по прогнозам, ВВП упадет на 5%, а с апреля по июнь — еще почти на 2%. Если в конце лета в США не возобновится рост, то надежды избежать общемировой рецессии (МВФ прогнозирует рост мирового ВВП всего на 0,5% в 2009 году) исчезнут.

В крупнейших развитых странах рецессия уже стала самой сильной с 1945 года. Как заявил Эд Боллз, один из министров британского правительства и ведущий экономический советник премьер-министра Гордона Брауна, нынешний спад может оказаться даже хуже Великой депрессии — если не для мировой экономики в целом, то для отдельных стран, например для Японии и стран Евросоюза.

Перезапуск экономики

«Если мы не начнем действовать немедленно, то наша страна погрузится в кризис, из которого в какой-то момент мы не сможем выйти», — заявил президент Обама 9 февраля, выступая перед жителями небольшого индустриального городка в Индиане, сердце Среднего Запада США. Его слова были услышаны не только в Индиане, но и в Вашингтоне. На следующий день Сенат проголосовал за пакет стимулирующих мер на 838 млрд долларов, который должен вывести экономику США из состояния комы.

Еще в конце января Палата представителей одобрила пакет на 819 млрд долларов, что дает администрации зеленый свет на выделение средств. Оба пакета весьма сходны, но включают в себя разный набор мер по поощрению потребления (через увеличение госрасходов) и по сокращению налогов.

Так, план Сената содержит больше налоговых мер (включая уменьшение налогов для среднего класса и налоговые поблажки, нацеленные на покупку недвижимости и автомобилей). План Палаты представителей позволит выделить Штатам, столкнувшимся с нехваткой средств в своих бюджетах, деньги на строительство школ и дорог. Эта мера особенно актуальна сейчас, когда над Калифорнией нависла угроза банкротства. Этот штат — самая большая региональная экономика страны — может стать банкротом уже в марте 2009 года.

Окончательная версия законопроекта будет представлена на утверждение президенту Обаме уже в ближайшие дни, что позволит его администрации выделять средства в рамках плана уже в ближайшее время.

«Администрация Барака Обамы видит принятие новой экономической программы как ключевой шаг на пути к восстановлению экономики США, которая уже более года переживает самый тяжелый спад со времен Великой депрессии. Только в прошлом году в США было потеряно 2,6 миллиона рабочих мест. Без пакета мер по стимулированию экономики можно было бы ожидать отрицательного роста на протяжении всего 2009 года, что означало бы потерю еще миллионов рабочих мест. А вместе с падением рынка труда сокращались бы и потребительские расходы. Только в последние три месяца 2008 года они упали на 3,5 процента», — сказал «Эксперту» Найджел Голт, экономист исследовательского центра IHS Global Insight.

Пакет стимулирующих мест должен создать (или, как осторожно отмечают в Вашингтоне, «сохранить») до 4 млн новых рабочих мест. Кроме того, план Белого дома предполагает увеличение пособий по безработице, реконструкцию транспортной инфраструктуры, инвестиции в новые технологии, в том числе в альтернативную энергетику. Последний набор мер должен обеспечить восстановление роста американской экономики в 2010–2011 годах, создав конкурентные преимущества и повысив эффективность экономики.

Контроль над расходованием средств из госбюджета будет осуществлять специальная комиссия. «Независимая комиссия, состоящая из демократов и республиканцев, будет отслеживать использование денег, потому что мы должны быть уверены, что средства не идут на проекты, не помогающие людям», — заявил Обама. Комиссия была создана под давлением республиканцев, которые поначалу практически единодушно отказались поддержать пакет мер, предложенный демократической администрацией.

План Гейтнера

Впрочем, стимулирование экономики стало не единственной мерой, на которую надеются в Вашингтоне. Так, американский минфин объявил о «Плане финансовой стабильности», которого от новой администрации ждали уже несколько недель. Представляя свои идеи, министр финансов Гейтнер отметил, что финансовая система, состояние которой имеет принципиальное значение для экономического роста, существенно подорвана и на ее восстановление потребуется много сил и времени. Сейчас же она работает не на восстановление экономики, а против нее.

В частности, минфин предлагает учредить частно-государственный инвестиционный фонд финансовой стабильности, объем которого может составить 1 трлн долларов. Его учредителями выступят ФРС и Федеральная корпорация страхования депозитов с одной стороны и частный капитал — с другой (государство профинансирует до половины средств фонда). Этот фонд будет выкупать у банков связанные с недвижимостью ценные бумаги, рынок которых потерпел крах с началом кризиса. Привлечение частного капитала будет использовано для того, чтобы инвесторы могли оценить реальную рыночную стоимость бумаг. Таким образом минфин США надеется вновь оживить их рынок.

План Гейтнера также предполагает существенное ужесточение требований к банкам, получающим государственную помощь. Правительство будет требовать от них более трезвой оценки рисков, более устойчивого баланса активов и пассивов, более прозрачной отчетности. В обмен американский минфин будет выступать неким мостом между допущенными к участию в программе банками и частным капиталом.

Согласно плану, ФРС в пять раз увеличит объем своей временной программы выдачи кредитов под залог проблемных ценных бумаг — то есть доведет его до 1 трлн долларов. Будет расширен и список бумаг, участвующих в программе. В частности, в него войдут ценные бумаги, обеспеченные ипотекой по коммерческой и жилой недвижимости. Изначально эта программа ФРС была обнародована в ноябре прошлого года, когда предполагалось, что будет выделено 200 млрд долларов на поддержку ценных бумаг, обеспеченных пулом потребительских кредитов (студенческие кредиты, автокредиты и др.) и кредитами для малого бизнеса.

Разброс мнений

Инициативы американских властей рынки восприняли скептически. Во время выступления министра Гейтнера акции американских компаний ускорили свое падение — индексы закрылись на 4% ниже предыдущего дня. Быстрее всего снижались котировки акций банков и финансовых компаний, поскольку инвесторы опасались, что предложенный американским минфином пакет мер так и не сможет привести в порядок финансовый сектор, сильнее всего пострадавший от кризиса.

«Объявленный минфином план был полон риторики, но в нем не хватало деталей. Инвесторам нравятся цели плана, но у них есть сомнения по поводу объемов капитала, которые будут требоваться от банков по новым, пока еще не объявленным правилам. А прогнозировать, как скажется на финансовой ситуации в банках использование финансирования из бюджета для ликвидации неликвидных активов, сегодня невозможно», — объяснил отсутствие оптимизма у инвесторов Брэд Хинтц, аналитик банка Sanford Bernstein.

Скептически к плану отнеслись не только инвесторы, но и некоторые экономисты. Например, Джозеф Стиглиц заявил, что, создав так называемый плохой банк, в который будут сведены «токсичные» активы, администрация Обамы лишь выбросит деньги на ветер. «Если выплатить банкам за их проблемные активы рыночную стоимость, банки просто обанкротятся», — заявил Стиглиц. Кроме того, по его мнению, правительственные программы привели к чрезмерному увеличению дефицита бюджета и госдолга США. Объем госдолга вырос с 5,7 трлн долларов в начале президентства Джорджа Буша более чем до 10 трлн долларов, а с учетом последних мер будет расти и дальше.

Стиглиц считает, что вместо этого Белый дом и министерство финансов должны заняться устранением корня проблем — плачевной ситуации на американском жилищном рынке. Но на поддержку рынка недвижимости (прежде всего на предотвращение дефолтов по ипотечным кредитам и конфискации жилья) американские власти собираются потратить всего 50 млрд долларов (финансируя программу через ФРС и минфин), что несопоставимо с масштабом ожидаемых вливаний в финансовый сектор и в экономику в целом (в виде пакета по стимулированию экономики).

Впрочем, оптимисты полагают, что агрессивные меры министерства финансов и ФРС оказывают положительный эффект. «Агрессивная денежная политика в США, включая снижение процентных ставок до нуля, привела к значительному улучшению финансовых условий в американской экономике. Это создает возможность для возвращения к нормальному функционированию финансового сектора, включая кредитование инвестиций компаний и расходов домохозяйств, уже в ближайшие месяцы», — сказал в беседе с «Экспертом» Джим О'Нил, главный экономист банка Goldman Sachs.

Страна вечной депрессии

Хотя нынешний экономический кризис начался в США, он быстро распространился на остальных участников мировой экономики. Первыми пострадали ведущие развитые страны, являющиеся главными торговыми и финансовыми партнерами Соединенных Штатов: Япония и страны Европы. Затем кризис затронул экспортеров сырья (Ближний Восток, Россия, Австралия, Бразилия), страны Латинской Америки и новые промышленные страны Азии — от Южной Кореи до Индонезии.

Япония, остающаяся второй крупнейшей экономикой в мире (или третьей, после США и Китая, в пересчете по ППС), столкнулась с самым сильным кризисом со времен 1974 года. В последние три месяца 2008 года сокращение ВВП составило 11,7% в годовом пересчете. При этом сильнее всего пострадал экспорт, который в октябре-декабре 2008 года упал на 23,1%. «Внешний спрос на японский экспорт сократился катастрофически. И хотя мы ожидаем, что хуже всего экономика Японии будет чувствовать себя в первые месяцы 2009 года, не исключено, что рецессия продлится довольно долго», — заявил Такахиде Киути, главный экономист японского инвестбанка Nomura Securities.

Крупнейшие промышленные компании Японии — Toyota, Toshiba, Honda, Nissan, Sony, Panasonic, Hitachi и другие, — столкнувшись с резким сжатием экспортных рынков, уволили десятки тысяч сотрудников, что повысило риски дальнейшего снижения потребления. В декабре 2008 года безработица выросла с 3,9 до 4,4% — самый сильный скачок за 44 года. Массовые увольнения сильно влияют на настроения среди потребителей, которые прекращают тратить и начинают сберегать. С учетом того, что на потребление приходится 53% японского ВВП, это означает ухудшение экономической обстановки в стране.

Индекс потребительских ожиданий уже достиг самого низкого уровня за последние 26 лет. Проблема в том, что реальных мер для борьбы с этим у японского правительства нет — базовая процентная ставка находится на уровне 0,1%, надежд на государственный антикризисный пакет мер после неудавшихся попыток в 1990−х годах не много.

Отсутствие консенсуса в парламенте мешает прохождению правительственного пакета мер по стимулированию экономики на 111 млрд долларов. Банк Японии хотя и снизил процентную ставку в декабре 2008 года всего до 0,1% и начал выкупать акции и корпоративные облигации у банков, не имеет средств, чтобы решить проблему недостаточного спроса на товары на экспортных рынках — ключевую для японской экономики.

«Японская экономика оказалась за пределами контроля политиков. Учитывая политические неурядицы между разными партиями — они не могут даже решить, какого цвета шторы вешать в здании парламента, — не стоит ожидать, что пакет стимулирующих мер будет одобрен в ближайшее время», — сказал «Эксперту» Ричард Джеррам, экономист банка Macquarie Securities. Пока же Япония скатывается в дефляцию: в январе этого года оптовые цены впервые с 2003 года снизились на 0,2%.

Центробежный кризис

В Европу экономический кризис пришел позже, чем в США, но его воздействие на многие страны оказалось более разрушительным. Сильнее всего пострадали очень быстро росшие страны Восточной Европы. В некоторых из них прекращение кредитного бума и обеспечения дешевой ликвидностью привело к катастрофическим последствиям. Так, ВВП Латвии в 2009 году может сократиться на 9%, а общее его снижение в 2008–2010 годах может составить 20%. «Это сравнимо с эффектом системного кризиса после начала рыночных реформ и отказа от плановой экономики. Глубина падения показывает, что рост последних лет оказался спекулятивным, не будучи подкреплен фундаментальными изменениями в производительности труда. Именно поэтому пузырь так быстро сдулся», — считает экономист лондонского центра Capital Economics Нил Шеринг.

Ядро европейской экономики — зона евро, в январе расширившаяся до 16 членов (новым участником стала Словакия), — пока переживает кризис не столь драматично. Но и здесь уже вовсю идет спад: в октябре–декабре 2008 года снижение ВВП составило 1,5% к предыдущему кварталу, что стало самым большим снижением с 1999 года. В США аналогичный показатель составил 1,3%, хотя американская экономика и финансовая система вошли в кризис значительно раньше. В 2009 году снижение ВВП в зоне евро может достигнуть 3%, это тоже выше, чем в США.

«Ожидаемое снижение учетной ставки ЕЦБ до 1,5 процента понизит курс евро по отношению к доллару — мы ожидаем, что он упадет до 1,22–1,24 доллара за евро и задержится в этой стабильной фазе. Но удешевление евро не особо поможет финансовой системе еврозоны. В последние месяцы мы постоянно наблюдали одну и ту же ситуацию: несмотря на снижение учетной ставки, банки не увеличивали объем выдаваемых кредитов. Фактически банки придерживают даже дешевые деньги. Что касается перспектив ВВП еврозоны, то мы ожидаем на 2009 год его сокращения на 1,8 процента», — сказал «Эксперту» аналитик банка LBBW Томас Холленбах.

Европейские аналитики сегодня спорят лишь о том, будет ли предстоящий год просто плохим или очень плохим. «Те, кто говорит, что летом дела пойдут на лад, несут чушь», — без обиняков заявил президент ведущего экономического института страны Ifo Ханс-Вернер Зинн, выступая в четверг перед журналистами в Гамбурге. По мнению Зинна, к осени 2009 года в Германии появятся от 500 тыс. до 700 тыс. новых безработных.

Судьба евро

Начавшаяся рецессия вновь проявила глубину разрыва между разными участниками зоны евро. Одними из наиболее пострадавших оказались страны на периферии экономического блока — Ирландия и Испания. В обеих странах в 2008 году завершился многолетний строительный бум и рухнули рынки недвижимости, на которых сформировались огромные пузыри. Периферийные страны зоны евро стали резко наращивать дефицит бюджета и государственный долг. Следствием стал резкий рост спредов на долговые обязательства этих стран по отношению к госдолгу традиционно финансово ответственной Германии.

Это вновь вызвало опасения по поводу будущего зоны евро как единого целого. Страны лишились возможности девальвировать свои валюты, что могло бы оказать положительный эффект на госфинансы. Поэтому, наращивая долг, правительства лишь перекладывают обязательства на будущие поколения. «Кризис вновь повышает риски выхода из зоны евро ряда стран, например Италии и Греции, с их чрезмерно высоким дефицитом и уровнем госдолга. Тем более что нет законов, запрещающих странам отказаться от единой валюты. Впрочем, я не ожидаю, что в ближайшее время какая-либо из стран решится на такой шаг, поскольку это будет иметь очень серьезные политические последствия. Хотя риск сокращения числа членов зоны евро, конечно, возрастает», — рассказал «Эксперту» Саймон Тилфорд, главный экономист лондонского Центра европейских реформ.

«Пакт стабильности с его ограничениями уровней инфляции, госдолга и бюджетного дефицита очень логичен. Но он писался не для нынешнего кризиса, и сегодня мы видим границы его эффективности. Например, ряд стран может попытаться под прикрытием кризиса прибегнуть на период до трех лет к так называемой процедуре расширенного дефицита — а значит, продолжить свою неразумную бюджетную политику», — размышляет в беседе с «Экспертом» аналитик Deutsche Bank Research Николаус Хайнен.

Валютный комиссар ЕС Хоакин Альмунья уже выступил с предупреждением к четырем государствам еврозоны — Ирландии, Греции, Испании и Франции, а также к двум кандидатам — Латвии и Румынии.

Проблемы отдельных государств еврозоны автоматически становятся проблемами всего евросообщества. «Финансовое положение в таких странах, как Италия, Греция, Португалия или Ирландия, крайне сложное. Этим государствам не удалось решить свои структурные проблемы. Попытки реформ в них привели к социальным протестам, которые мы наблюдали в той же Греции, где население жгло машины на улицах, — говорит Николаус Хайнен. — Ситуация очень серьезная, но я не верю в возможный дефолт этих государств. В самом крайнем случае существует достаточно возможностей поддержать их, например двусторонней помощью или же смягчением европейского законодательства. Конечно, такой выкуп будет сопровождаться определенными условиями, например, Брюссель будет утверждать бюджеты этих государств, и, конечно, эту спасательную операцию придется оплатить другим европейским странам. Но вероятность именно дефолта я считаю ничтожной».