Библиотека управления

Распределение доходов населения России в 2001 г., социальная стратификация и стандарты потребления

И. Березин

Оглавление


В западной и российской социологии используется множество критериев для проведения социальной стратификации общества. Единого, общепринятого подхода к трактовке данной проблемы ни в России, ни за рубежом не существует. Наиболее часто используется та или иная комбинация из нескольких критериев, в числе которых:

  1. отношение к собственности на средства производства;
  2. возможность принимать стратегические решения или влиять на их принятие;
  3. размер накопленного материального богатства семьи;
  4. способ и источник получения основной массы доходов;
  5. сфера деятельности и характер труда;
  6. уровень текущих денежных доходов семьи;
  7. характер и объем потребления материальных благ и услуг;
  8. уровень образования, профессиональная квалификация;
  9. место проживания и качество основного жилья;
  10. принадлежность к определенной субкультурной или субэтнической группе.

В настоящем материале мы сконцентрируем основное внимание на уровне текущих денежных доходов и тесно связанном с ним объеме потребления благ. Соответственно, проведенная по этим двум критериям стратификация не может и не будет претендовать на целостность и завершенность. Более того, мы полагаем, что подобные претензии сегодня были бы преждевременны и даже наивны в силу ряда причин:

  1. динамичности и неустойчивости социальной конструкции российского общества, естественной для страны, находящейся в процессе радикальной институциональной трансформации;
  2. отсутствия традиции четкого разграничения и функционирования механизма прав собственности на средства производства, включая право передачи по наследству;
  3. размытости образовательных статусов и несоответствия формально подтверждаемых образовательных статусов (дипломов) реальным образовательным статусам (квалификации);
  4. ригидности жилищного рынка и профиля расселения населения страны;
  5. крайне скудному объему данных, полученных в ходе проведения эпизодических культурологических исследований.

В этой связи мы, к примеру, ставим под сомнение наличие в России «верхнего класса» — элиты в общепринятом смысле этого термина — т. е. численно небольшой (до 1,5% населения страны) устойчивой группы, контролирующей благодаря наследуемому богатству или исключительным деловым качествам основные финансовые потоки, и оказывающей решающее влияние на выработку стратегических решений о направлениях общественного развития, а также на поддержание общественных норм и ценностей.

Да и с остальными слоями (стратами) дело обстоит немногим лучше. Вот почему, мы пока не хотим при описании социальной структуры давать выявленным слоям какие бы то ни было качественные определения. Исключение составляет «средний класс», который станет объектом нашего пристального внимания. Остальные социальные группы будут позиционированы по отношению именно к среднему классу.

Невзирая на естественную незавершенность и ограниченность подхода к социальной стратификации на основе анализа распределения доходов и стандартов потребительского поведения, мы полагаем, что этот подход имеет право на существование и может оказаться полезным не только для построения гипотез при проведении дальнейших исследований, но и для решения конкретных вопросов относительно сегментирования рынка тех или иных товаров и услуг, а также позиционирования на них конкретных брэндов.

Там, где это будет возможным и уместным, мы постараемся осветить и другие параметры социальной стратификации: образование, способ получения доходов, влияние на принятие решений, сфера деятельности и характер труда, отношение к собственности.

Но прежде всего мы должны ответить на вопросы, вынесенные в самое начало этого материала — каковы совокупные доходы населения и каково их распределение.

Особый интерес при этом для нас будет представлять группа населения, имеющая доходы свыше 150 долларов в месяц на одного члена семьи. Именно эту группу мы идентифицируем как средний класс. Граница в 150 долларов была определена эмпирическим путем, в ходе исследовательского проекта «Стиль жизни среднего класса», проводимого с 2000 года журналом «Эксперт» (в 2000 году полевые работы — КОМКОН-2, в 2001 году — Группа Monitoring.ru).

Именно начиная с этой границы, доля расходов на питание в семье опускается ниже 40%. И, соответственно, появляются свободные деньги для приобретения не только товаров повседневного потребления: книги, кассеты, галантерея, хозяйственные товары и т. п., но и товаров длительного пользования: мебели, аудио- и видеотехники, крупной бытовой техники, компьютеров, автомобилей, и т. п. А это, в свою очередь, существенно повышает уровень адаптации взрослых членов семьи к меняющимся условиям переходного периода.

Достижение семейного дохода в 500 долларов в месяц и выше возможно только благодаря получению относительно высокой заработной платы, поскольку именно оплата труда является основным источником дохода в семьях среднего класса. У одного из членов семьи заработная плата должна превышать 300 долларов в месяц, что в три и более раз превышает среднюю заработную плату в стране. Такой относительно высокий уровень оплаты труда, в свою очередь, является свидетельством признания за этим трудом высокого качества.

Открытым остается вопрос о верхней границе среднего класса в России. Одна из возможных точек зрения состоит в том, что такой границы вовсе не существует, поскольку не существует самого верхнего класса. Согласно другой точке зрения, верхний класс может быть отделен от среднего не столько по размеру текущего денежного дохода, сколько по способу его получения. Средний класс имеет доходы от своего труда, высококвалифицированного или управленческого, в то время как высший класс имеет доходы от собственности и управления финансовыми потоками. Еще один подход к разграничению этих слоев состоит в том, что верхний класс практически не ограничен в удовлетворении своих материальных потребностей, в то время как представителям среднего класса для удовлетворения одной из капитальных потребностей (новый автомобиль, жилье, образование) необходимо существенно ограничить удовлетворение других потребностей (качественный отдых, путешествия, развлечения, и т. п.). И наконец, можно волюнтаристски закрыть верхнюю границу среднего класса на уровне 1 500 долларов в месяц на одного члена семьи. Кстати, свыше этого уровня дохода доля расходов на питание опускается ниже 15%.

1. Объем и распределение доходов населения в России в 3-м квартале 2001 года

Точка зрения Государственного Комитета по статистике РФ

Совокупный доход населения России в третьем квартале 2001 года ГКСт оценивает на уровне 425 миллиардов рублей (в среднем за месяц), что составляет 2 930 рублей на душу населения (=100 долларам США по текущему биржевому курсу).

Распределение доходов согласно ГКСт представлено в таблице 1. (Данные, здесь и далее — см. «Социально-экономическое положение России: январь-июнь/июль/август/сентябрь 2001 года»).

Далее ГКСт дает следующую информацию:

Доля граждан с доходами свыше 70 долларов в месяц на одного члена семьи (свыше 2000 рублей) — 50%.

Доля граждан с доходами свыше 104 долларов в месяц на одного члена семьи (свыше 3000 рублей) — 28%.

Доля граждан с доходами свыше 139 долларов в месяц на одного члена семьи (свыше 4000 рублей) — 16%.

ГКСт не дает распределения доходов в верхнем дециле*. Поэтому мы будем исходить из предположения, что структура распределения доходов по процентилям ** в верхнем дециле сходна со структурой распределения доходов по децилям. Тогда получается следующая картина (табл. 2).

Таким образом, на основе данных ГКСт можно построить следующую картину распределения доходов в группе «свыше 150 долларов»:

Свыше 600 долл. в месяц на члена семьи — 1% населения страны.
От 400 до 600 долл. в месяц — 1%.
От 250 до 400 долл. — 1,5%.
От 150 до 250 долл. — 10,5% населения страны.
Итого — доля населения с доходом свыше 150 долл. — 14%.

При таком раскладе доля граждан имеющих доходы свыше 1 500 долларов в месяц не может быть выше 0,11% населения страны: 150 тысяч человек, 50 тысяч семей. А доля граждан, имеющих свыше 5 000 долларов, не может превышать 0,01% населения страны: 15 тысяч человек, 5 тысяч семей.

Эти оценки не слишком хорошо согласуются со здравым смыслом и наблюдаемой действительностью. Кто-то ведь ежегодно покупает десятки тысяч дорогих квартир и машин, строит четырехэтажные дачи и коттеджи, чьи-то дети учатся в дорогих западных школах и университетах. Для кого-то в Москве работают сотни дорогих ресторанов, ночных клубов и казино. Неужели только для представителей 5 000 богатых семей? Нет, здравый смысл подсказывает, что очень богатых семей в нашей стране должно быть в несколько раз больше.

А следовательно, где-то Госкомстат ошибается. Что-то он недосчитывает.

Таблица 1 Распределение доходов населения России (по данным ГКСт)

Таблица 2 Распределение доходов в верхнем дециле (рассчитано И. Березиным на основе данных ГКСт)

Точка зрения И. Березина

Государственный Комитет по статистике рассчитывает распределение доходов исходя из данных о распределении расходов. В силу известных причин расходы населения России учитываются Госкомстатом не полностью. Реальные расходы (и, соответственно — доходы) населения России превосходят учитываемые ГКСт примерно на 35%.

Это весьма сильное утверждение. И оно должно быть обосновано. Сразу предупредим, что четкого, математически выверенного доказательства данного тезиса мы привести не сможем. Так что ревнителям строгости придется вернуться к точке зрения Госкомстата.

1) Почему именно 35%?

Мы имеем два обоснования этой цифры. Первое основано на экспертных оценках, которые нам известны. Большая часть оценок располагается в диапазоне от 25 до 60%. Средневзвешенное из этих оценок составляет 35%.

Второе обоснование лежит в плоскости макроэкономической статистики. Совокупные доходы населения в странах с уровнем экономического развития, сходным с российским, составляют порядка 75% от Валового Внутреннего Продукта (ВВП). ВВП России в 2001 году по текущему биржевому курсу составит от 300 до 330 миллиардов долларов. Таким образом, совокупные доходы населения должны составить порядка 225—245 миллиардов долларов за год, а не те 175 миллиардов, которые учитывает ГКСт. Разница между двумя этими цифрами составляет 28—40%. Середина интервала — 34%.

2) Откуда берутся «лишние» 60 миллиардов долларов доходов?

Это преимущественно заработная плата «в конверте». Таковую в России по экспертным оценкам получает от 6,5 до 10 миллионов человек, или 10—15% от общей численности занятых. Оценки среднего размера этой заработной платы колеблются от 300 до 500 долларов в месяц (3 600—6 000 долларов в год), а совокупный объем может быть очень грубо оценен в 25—50 миллиардов долларов в год.

Сюда надо добавить также чистый доход граждан, занятых «челночной» торговлей, оцениваемый на уровне 5—10 тысяч долларов в год. Количество «челноков» различными экспертами оценивается в 1—2 миллиона человек. А их совокупный личный доход в 5—10 миллиардов долларов.

А еще имеются доходы от оказания гражданам услуг физическими лицами, не зарегистрированными в качестве частных предпринимателей: водителями, преподавателями, помощниками по хозяйству, строителями, ремонтниками, врачами, массажистами, проститутками и т. п. Никто не берется оценить размер этих доходов, но все эксперты сходятся на том, что речь может идти о миллиардах долларов. Только в Москве, по оценкам экспертов МВД, нелегальный оборот от оказания сексуальных услуг превышает 1,5 миллиарда долларов в год.

И наконец, имеются неучтенные доходы от собственности, преимущественно от сдачи квартир внаем. Только в Москве рынок съемного жилья оценивается в 1—1,5 миллиарда долларов в год (300 тысяч квартир, т. е. 10% жилого фонда, по 3—5 тысяч долларов в год каждая).

3) На что расходуются не учитываемые ГКСт дополнительные 60 млрд. долл.

На покупку непродовольственных товаров длительного пользования и оплату «теневых» услуг.

Только по мебели расхождение между данными ГКСт и тем, что получены в ходе проведения маркетинговых исследований, составляет порядка трех миллиардов долларов (по 2000 году). Аналогичная картина по бытовой технике и одежде.

Только взятки в системах образования и здравоохранения поглощают по нескольку миллиардов долларов в год.

Только незаконный оборот алкогольной продукции оценивается как минимум в 5 миллиардов долларов в год. Еще несколько миллиардов составляет незаконный оборот наркотических препаратов.

Рынок жилья: приобретение под видом обмена, строительство загородного, ремонт, нерегистрируемая аренда и т. п. поглощает не менее 10 миллиардов долларов.

На международный туризм тратится не менее 5 миллиардов.

Таким образом, к учитываемым ГКСт 425 миллиардам рублей ежемесячных доходов мы предлагаем прибавить 150 миллиардов рублей не учитываемых. Что составляет порядка 5 миллиардов долларов в месяц (60 млрд. — в год). Средний душевой доход составляет, таким образом, не 100, а 135 долларов в месяц на одного члена семьи.

Продолжение — в следующем номере.


* Дециль — десятая часть; здесь — группа в 10% от всего населения страны, примерно 14,5 миллионов человек, 5 миллионов семей (домохозяйств).

** Процентиль — сотая часть; здесь — группа в 1% от общего населения страны, примерно 1 млн. 450 тыс. человек, 500 тысяч семей (домохозяйств).