Библиотека управления

К вопросу о построении общей теории менеджмента

Рубцов С.В.

Революционный взрыв в области менеджмента в 50-х годах оказал не только позитивное влияние на результативность исследований, но и имел негативные последствия. Представители различных школ менеджмента в процессе исследований, предлагая постулаты, научные методы и решения задач менеджмента, часто по-разному интерпретировали предмет менеджмента. Наблюдаемое отсутствие системности и методологическая путаница в исследованиях, сложившиеся в начале 60-х годов при всех попытках разработать единую теорию менеджмента, сохранились до наших дней. Предлагаемый в настоящей статье подход к классификации исследований позволяет построить эффективную систему понятий и постулатов, предназначенную для использования в качестве аксиоматической основы общей теории менеджмента.

Возможные источники общей теории менеджмента

Традиционный подход к описанию опыта теоретических работ, посвященных менеджменту, как правило, подразумевает хронологическое описание направлений и результатов исследований различных авторов в прошлом. В лучшем случае такое описание структурировано по отношению к определенным научным направлениям. Например, бихевиористический подход подразумевает исследование поведения, когнитивный – исследование мыслительной деятельности, психофизиологический – исследование связи физиологии и психики, системный – исследование производственных отношений как системы и т.д. С позиции энциклопедического представления знаний такая методология вполне оправдана. Однако, ее полезность становится сомнительной при желании определить вклад рассматриваемого исследования в решение конкретной практической задачи менеджмента. Например, принято считать, что предметом исследований в теории мотиваций является система потребностей индивида. Однако, содержательный (логико-лингвистический) анализ используемых понятий и категорий показывает, что свойства предметов исследований различных авторов работ в рамках теории мотивации лишь пересекаются, но не совпадают. Строго говоря, философское, физиологическое, инстинктивное, психологическое и др. направления теории мотивации имеют различные предметы исследований. Примерно такая же картина имеет место и в других направлениях исследований по тематике менеджмента.

Основная проблема здесь видится в использовании на практике несходных по содержанию парадигм. Под парадигмами понимается ряд связанных между собой предположений о предмете исследования, которые оказывают влияние на идентификацию областей исследований, формулировки, предпочтительные аналогии и выбор исследовательских методов. В этой связи многие исследователи утверждали, что единой универсальной теории менеджмента не существует.

Очевидно, ценность парадигмы в рамках той или иной научной дисциплины зависит в первую очередь от величины вклада, который она вносят в разъяснение или разрешение проблемы по сравнению с конкурирующими парадигмами. В качестве примера можно привести, по крайней мере, три научные теории, каждая из которых может претендовать на роль надсистемы по отношению к общей теории менеджмента:

  1. Применительно к социальным системам свою конструктивность пытается доказать теория самоорганизации сложных систем, которая описывает общие законы структурного развития сложных систем, стимулируемого воздействием внешних факторов [1, 2].
  2. В рамках теории автоматического управления разработаны общие алгоритмы управления для объектов, которые могут быть описаны в пространстве состояний системой дифференциальных или разностных уравнений. По мнению некоторых авторов к таким объектам могут быть отнесены не только технические системы, но и организационные [3].
  3. В свою очередь, теория принятия рациональных решений утверждает, что все задачи менеджмента сводятся к принятию решений, и предлагает свои парадигмы решения обозначенной проблемы [4, 5].

Основным недостатком перечисленных теорий (с точки зрения задач менеджмента) является именно их общая значимость, выражающаяся в той степени общности основных парадигм, которая в сильной степени затрудняет сведение проблематики этих теорий к проблематике менеджмента.

Исходные посылки общей теории менеджмента

Из сказанного выше можно сделать следующие основные выводы:

  1. Задача корректной классификации исследований в области менеджмента является краеугольной для определения менеджмента как научной дисциплины. Историческо-предметный принцип не подходит для решения такой задачи.
  2. Известные «частные теории менеджмента» не претендуют на роль всеобщей теории менеджмента, часто не имеют общего предмета исследований и общей цели.
  3. Достижения кибернетических теорий в виду общефилософской значимости их общих постулатов и узости частных результатов могут быть использованы лишь частично для построения общей теории менеджмента.

Будем полагать, что общая теория менеджмента ограничивается изучением системы менеджмента, в которую входят все объекты производственных отношений, включая физические объекты (персонал, средства производства и т.д.) и продукты психической деятельности (свойства индивида, системы формирования мотиваций, личностные отношения, производственные отношения и т.д.). Отсюда следует, что система менеджмента как сложная система относится к классу сложных, эргатических, адаптивных, целеполагающих систем [2]. Сложность системы проявляется в нелинейности, значительном числе степеней свободы, наличии «памяти» и других свойствах, приводящих к слабой предсказуемости поведения системы. Эргатичность – это свойство систем с трудно формализуемым взаимодействием технологических и человеческих факторов. Адаптивность системы – это приспосабливаемость системы к изменениям внешних условий с целью достижения какой-либо цели. Целеполагающие системы характеризуются некоторой системой ценностей, на основании которой система сама формирует для себя последовательность целей, уточняемых в зависимости от характера достижения предыдущих.

В качестве подмножества постулатов общей теории менеджмента предлагается использовать следующие эмпирические законы (L) и правила (R) частных теорий:

Из теории самоорганизации сложных систем

  • L1 – система менеджмента – это множество связанных друг с другом устойчивых контуров саморегулирования, являющихся объектами менеджмента;
  • L2 – в каждом контуре саморегулирования формируется модель взаимосвязи внутренних свойств и система целей существования контура (модель «внутреннего мира»);
  • L3 — с целью достижения целей существования каждый контур саморегулирования воздействует на другие контуры саморегулирования с учетом свойств построенных им моделей других контуров (модель «внешнего мира») и модели «внутреннего мира»;
  • L4 – изменение модели «внешнего мира» происходит существенно чаще изменения модели «внутреннего мира» (называемое иногда, «вырождением» контура).
  • R1 – цель самоорганизации — выживание.

Из теории принятия рациональных решений

  • L5 — систематизация фактов, установление между ними причинно-следственных связей и превращение их в знание, а также любая другая деятельность лица, принимающего решение, (ЛПР) осуществляется с помощью одного и того же «технологического» процесса — процесса принятия решений (ППР);
  • L6 – каждый ППР имеет рациональное целевое содержание, направленное на достижение экстремума той или иной целевой функции решения.

Из теории автоматизированного управления

  • L7 – система управления – это система с обратной связью, состоящая из системы оценки состояния управляемого объекта (наблюдатель), модели «внешнего и внутреннего мира» и системы приведения управляемого объекта к требуемому состоянию (регулятор);
  • L9 — согласно принципу разделения наблюдатель и регулятор в методологическом и математическом смысле эквивалентны [6];
  • L10 – модель «внешнего и внутреннего мира» состоит из двух элементов – (1) модель функциональной взаимосвязи свойств «внешнего и внутреннего мира» и (2) целевого функционала контура саморегулирования. Элемент (2) целиком принадлежит модели «внутреннего мира». Элемент (1) неразделим и является общим элементом моделей «внешнего и внутреннего мира».

Рисунок 1.Контур саморегулирования

На рис. 1 изображена схема, поясняющая последовательность исполнения основных процедур менеджмента, строящихся на приведенных выше постулатах. Из логики схемы следует, что первичным элементом контура саморегулирования (объекта менеджмента) является наблюдатель, поскольку формирование модели «внешнего и внутреннего мира» начинается с самоорганизации априорных данных, источником возникновения которых может быть только наблюдатель. В этом смысле наблюдатель выступает в роли рецептора внешних воздействий. Простейшим наблюдателем является поверхность булыжника, рельеф и микроструктура которой является «фотографией внешнего мира». В более сложных системах наблюдатель поставляет описания собственных свойств и свойств внешней среды построителю моделей. Множество наблюдений может быть расширено при воздействии на внешнюю среду регулятором, который активизирует наблюдатели других контуров. Наблюдатель перестает исполнять пассивную роль, когда реакция регулятора становится зависимой от информации, поставляемой наблюдателем. Регулятор – это единственный элемент контура управления, имеющий активную связь с внешней средой. Наблюдатель – единственный элемент, имеющий пассивную связь с внешней средой. Наблюдатель способен анализировать только доступную ему информацию из всей информации, поступающей от регуляторов. Модель «внешнего мира» постоянно изменяется построителем моделей под воздействием информации, поступающей от наблюдателя и регулятора. Изменение по какой-либо причине модели «внутреннего мира» ведет к исчезновению соответствующего контура и рождению нового. Примером рождения новых контуров управления является процесс децентрализации крупной организации при удержании централизованных функций – как эффективное средство повышения конкурентоспособности. Таким образом, управление тем или иным контуром сводится к целенаправленному воздействию на наблюдатель этого контура, а через него косвенно на модель «внешнего мира» и работу регулятора контура. В условиях относительной стабильности самоуправление контура осуществляется внесением во внешнюю среду возмущений. По реакции среды на такие возмущения контур производит корректировку своего состояния. Ярким примером такого организационного поведения является используемый IBM метод борьбы с обюрокрачиванием по программам «диких уток». Так, создание независимых хозяйственных единиц в IBM играет простую роль – сотрясение системы. Схожие схемы управления работают и на уровне персонала. Например, «причуды» – это одна из важнейших характеристик индивида, позволяющая менеджеру эффективно контролировать ситуацию. «Причуды» – это наиболее заметное для менеджера отклонение от нормы. Например, индивид, у которого «расстроен» внешний контур контроля и, как следствие, снижена адекватность модели внешнего и внутреннего мира, легче поддается мотивации, т.к. редко сомневается, что вознаграждение – это результат его поведения.

Утверждение о том, что любая сознательная деятельность может быть описана с использованием аппарата теории принятия решений, пока никем не отрицается. Исследователи ППР обычно выражают сходство взглядов при описании этапов принятия рациональных решений. Однако, в деталях они в разной степени согласуются с парадигмами теорий автоматического регулирования и самоорганизации сложных систем. Рассогласования можно избежать, если ППР декомпозировать на следующие этапы: (A) диагностирование (осознание) наличия проблемы; (B) моделирование (корректировка постановки) задачи принятия решений; (C) решение проблемы и далее переход к этапу (A). Такое описание ППР в виде системы управления с обратной связью не противоречит представлениям известных авторов, а согласованность его с перечисленными ранее теориями выражается в следующем.

ЛПР согласно описанной модели контура саморегулирования реализует следующие процессы: наблюдение, построение (корректировку) модели «внешнего и внутреннего мира» и регулирование. Методологическое сходство этапов ППР и функций основных элементов уже описанной модели контура саморегулирования здесь очевидно. С другой стороны, согласно принципу разделения этапы ППР (A) и (C) должны быть эквивалентны. Действительно, как объекты человеческой деятельности они одинаково декомпозируются на следующие субпроцессы: (1) формирование множества альтернатив, (2) осуществление операции выбора на множестве альтернатив, (3) реализация осуществленного выбора. Для этапа (A) – это, соответственно: (A1) описание области допустимых значений (ОДЗ) переменных наблюдения; (A2) определение оптимальных оценок отклонения переменных наблюдения от желаемых значений; (A3) доведение результатов выбора до построителя модели и регулятора. Для этапа (C) – это, соответственно: (C1) описание ОДЗ переменных управления; (C2) оценки оптимальных значений переменных управления; (C3) доведение результатов выбора до наблюдателя управляемого контура саморегулирования.

Заметим, что этап ППР (B) как вид деятельности аналогично разбивается на те же субпроцессы: (B1) – описание множества возможных свойств «внешнего и внутреннего» мира; (B2) – выбор свойств, наиболее адекватно описывающих «внешний и внутренний мир»; (B3) – «настройка» наблюдателя и регулятора на результаты выбора.

Итак, из допущения, что предметом исследований верхнего уровня в теории менеджмента является ППР верхнего уровня (системообразующий ППР), следует важный вывод о том, что с большой вероятностью все исследования в области менеджмента имеют целью решение задач (A)-(C) в контексте задач (1)-(3). Здесь, конечно, имеются в виду не субъективные цели авторов исследований, а возможность именно этой интерпретации этих исследований. Такой подход к классификации в дальнейшем будем называть классификацией по объектам принятия решений (ОПР) или классификацией в соответствии с ОПР-признаками. В табл. 1 представлен наиболее критичный (с точки зрения формализованного описания в рамках единой теории) фрагмент ОПР-классификации основоположников школ менеджмента.

Таблица 1 Фрагмент ОПР-классификации школ менеджмента

Управление процессом ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ индивидом

ОПР-классификация различных школ менеджмента позволила наглядно выявить большое число «белых» пятен. Как оказалось, общей особенностью является довольно слабая проработка вопросов проведения экспериментов. Это говорит о явно недостаточном обосновании алгоритмов (1) оценки (анализа) в ППР, направленных на такие объекты менеджмента как индивид, менеджер, рабочая группа. Еще в меньшей мере проработаны процедуры реализации предлагаемых теорий, методик, описательных рекомендаций и т.д., являющиеся методической основой субпроцессов (A3)-(C3) ППР.

Основные положения ОПР-теории менеджмента

Из утверждения, что все частные исследования в области менеджмента могут быть описаны в рамках ОПР-классификации, следует, что все эмпирические законы и правила теории принятия рациональных решений «покрывают» эмпирические законы и правила, содержащиеся в частных теориях. Поэтому множество постулатов, выбранных для построения ОПР-теории менеджмента, может быть в первом приближении ограничено производными от постулатов L1-10 , R1 и некоторых дополнений к ним. Начальную систему постулатов ОПР-теории можно сформулировать следующим образом:

  • L1 — система менеджмента, являющаяся предметом исследований общей теории менеджмента, состоит из множества ППР – объектов менеджмента, выходным продуктом которых является проект управляющего решения (ПрУР). Множество ППР является множеством континуума.
  • L2 – ППР как логическая система приводится в действие драйвером ППР.
  • Примерами драйвера ППР могут являться логические выводы, совершаемые индивидом, группой индивидов, рабочим коллективом, менеджером, собранием акционеров или советом директоров, органами, регулирующими производственную деятельность, и т.д.
  • L3 – ППР — это система с обратной связью, состоящая из системы оценки ПрУР других ППР (наблюдатель), модели самоактуализации (построитель моделей) и системы формирования ПрУР (регулятор). Элементы ППР функционируют по одинаковому алгоритму, осуществляя: (1) формирование множества альтернатив, (2) операцию выбора на множестве альтернатив, (3) реализацию осуществленного выбора.
  • L4 — описания множества ПрУР, вырабатываемых различными ППР, образуют пространство наблюдений системы менеджмента, а подмножество описаний ПрУР, доступных наблюдению конкретным ППР, образует пространство наблюдений ППР.
  • L5 — каждый ППР характеризуется пространством состояний ППР, описываемым объективно существующими:
    • множеством альтернативных решений;
    • множеством критериев оценки альтернативных решений;
    • множеством правил выбора альтернативных решений;
  • L6 – в каждом ППР формируется модель самоактуализации, включающая:
    • целевую модель (множество целей рассматриваемого ППР, правила построения отношения доминирования на множестве целей и на множестве критериев оценки альтернатив);
    • модель текущего состояния ППР (рассматриваемые множество альтернатив, множество критериев, значения критериев для альтернатив, отношение доминирования на множестве критериев (например, отношением важности), правила выбора);
    • модель ограничений (модель отношений между целями рассматриваемого ППР и целями других ППР, а также модели текущего состояния других ППР).
  • L7 – в соответствии с моделью самоактуализации каждый ППР влияет своим ПрУР на адекватность моделей своего состояния, включаемых в модель самоактуализации других ППР. Такое влияние может быть маскирующим (дезорганизующим), т.е. снижающим адекватность моделей состояния, или способствующим повышению их адекватности.

    Как правило, изменение модели ограничений происходит существенно чаще изменения целевой модели и модели текущего состояния.

  • L8 – неспособность драйвера привести в действие ППР, выражающаяся в отсутствии ПрУР на выходе ППР как следствие воздействия на него других ППР, соответствует состоянию блокировки ППР («гибели» ППР).
  • R1 – цель саморегулирования ППР, а также всей системы менеджмента – самоорганизация или, другими словами, минимизация возможности гибели (выживание).
  • L9 – блокировка одного или нескольких ППР (деградация) не означает гибели системы менеджмента. Существует только один системообразующий ППР, блокировка которого означает гибель системы.

    Примером системообразующего ППР может являться ППР, выходным продуктом которого является утвержденная Целевая Программа Предприятия.

  • R2 – множество ППР, наблюдаемых системообразующим ППР, образуют множество актуальных ППР. Мощность множества актуальных ППР регулируется драйвером системообразующего ППР.

Чем мощнее множество актуальных ППР, тем большее количество факторов менеджмента учитывает в своей работе система менеджмента.

В качестве заключения следует сказать, что представленная система постулатов, возможно, не является исчерпывающей. Любая научная теория – это всего лишь системная модель. Какой бы элегантной не оказалась модель и как бы хорошо она не воспроизводила реальность, она – узкопрагматична, целеориентирована и ограничена. «Оживление» модели возможно единственным способом – установлением гомеостаза [2]. Реализация гомеостаза требует определенной перестройки привычных представлений и, в первую очередь, категорийного и формального аппарата, которым приходится пользоваться специалистам. Продемонстрированная инвариантность ОПР-теории относительно проанализированных исследований в области менеджмента, а также система постулатов, категорий и понятий, лежащих в ее основе и согласующихся с парадигмами других популярных теорий, создают неплохие перспективы для ее использования и дальнейшего развития.

Литература

  1. Дружинин В.В., Конторов Д.С. Системотехника. – М.: Радио и связь, 1985. — 200.
  2. Дружинин В.В., Конторов Д.С., Конторов М.Д. Введение в теорию конфликта. – М.: Радио и связь, 1989. — 288.
  3. Ho Yu-Chi, (1992), Discrete event dynamic systems: analyzing complexity and performance in the modern world, New York, Institute of Electrical and Electronics Engineers, 291.
  4. Newman, J., W. (1971), Management Application of Decision Theory, New York: Harper & Row, 245.
  5. Morris, W., T. (1968), Management science: a Bayesian introduction, Englewood Cliffs, N.J.: Prentice Hall, Co., 226.
  6. Bryson, A., E.; Ho, Y. (1969), Applied optimal control; optimization, estimation, and control, Waltham, Mass.: Blaisdell Pub. Co, 481.