Библиотека управления

Некоторые направления повышения эффективности российских высоких технологий.

Бендиков М.А.

Анализируется состояние высокотехнологичного сектора российской экономики и предлагается комплекс мер стимулирования инновационной деятельности, направленных на предупреждение деградации и сохранение главного потенциала современного технологического развития и экономического роста России.

1. Инвестиционная стратегии экономического развития

Сырьевой сектор остается доминирующим в экономике современной России: сказывается значимость выручки его экспортной составляющей в формировании бюджета, оперативность и тривиальность цикла “товар-валюта” по сравнению с производством в других отраслях.

Тенденция приоритетного наращивания ресурсного потенциала особенно усилилась в годы радикальных перемен, когда удельный вес топливно-сырьевого комплекса в ВВП России повысился с 25,4% в 1990 г. до 30,6% в 1995 г. (в валовой продукции промышленности рост составил с 38,4% до 47,1%). Тот же показатель в 1985 г. в США, в Западной Европе, в Японии был на уровне 11-12% и с тех пор существенно не изменился. Характерно, что и ресурсная составляющая в стоимости готовой продукции этих стран примерно на том же уровне и не превышает 10-15% . У нас по мере снижения объемов выпуска и удельного веса высокотехнологичной продукции материальные затраты имеют устойчивую тенденцию к росту.

Повышение благосостояния общества за счет национального дохода, получаемого столь расточительным способом, малопродуктивно, а потому бесперспективно, поскольку ведет к исчерпанию лучших запасов невосполнимых сырьевых ресурсов. Дальнейшее развитие экономики в этом направлении сдерживается, с одной стороны, сверхпропорционально возрастающими потребностями в инвестициях, которых требуется все больше для поддержания производства в добывающих и перерабатывающих отраслях в силу их более высокой по сравнению с другими отраслями капиталоемкости, а, с другой стороны, постоянно усиливающимися экологическими требованиями и запретами.

Таким образом, возможности сырьевых отраслей в создании инвестиционного потенциала технологического развития хотя бы в краткосрочной перспективе также ограничены. При определении эффективности развития экономики на базе сырьевых отраслей нужно иметь в виду, что капиталоемкость и себестоимость добытых в специфических географических и климатических российских условиях, например, энергетических ресурсов в 2,5-3,5 раза выше, а получаемая прибыль соответственно ниже, чем в странах Ближнего Востока, поставляющих основную массу этих ресурсов на мировой рынок. При таких затратах на добычу и транспортировку конкурентоспособность нашего сырья или продукции его первого передела достигается путем занижения доли заработной платы в структуре цены, что сдерживает уровень не только доходов населения, но и его расходов и, следовательно, потребительский спрос, который и стимулирует экономический рост.

При столь нерациональных структуре и конкурентном уровне цены увеличивается актуальность ресурсосбережения: уже сегодня нужно серьезно озаботиться тем, что предпочтительнее перерабатывать и потреблять дорогие ресурсы внутри страны, поставляя на внешний рынок иную финишную продукцию с более высокой долей добавленной стоимости. Именно эту функцию выполняет машиностроение, все высокотехнологичные отрасли. Формирование государственного бюджета России за счет экспортоориентированных сырьевых и перерабатывающих отраслей решает только краткосрочные проблемы выживания, но не процветания экономики и общества.

Устойчивому и интенсивному развитию производительных сил необходима иная стратегия, а именно стратегия, основанная на возрастающем доминировании пока еще имеющегося и окончательно не утраченного высокотехнологичного промышленного и научно-технического потенциала, образованного и квалифицированного кадрового потенциала, обладающего традиционно высокой технической культурой, на формировании рыночной среды с механизмами ее регулирования, на новых формах корпоративного построения структуры производства с соответствующей системой управления и т.д.

Сократить разрыв между потребностью в инвестициях и ограниченными возможностями накопления для обеспечения капиталовложений можно только путем расширения производства наукоемкой конкурентоспособной продукции. Поэтому инвестирование должно иметь инновационный характер, направленный на преимущественное использование ресурсосберегающих технологий, на расширенное освоение производств современных (пятого и шестого по существующей хронологии) технологических укладов.

Сейчас же происходит прямо противоположное, то есть свертывание или “замораживание” развития современных производств (авиакосмических, электронных и т.п.) и рост удельного веса продукции, изготавливаемой способами, относящимися к уходящему четвертому технологическому укладу (автомобилестроение, например. В отличие от американского, оно не относится к разряду наукоемкого. Потому, видимо, и разница в качестве автомобилей соответствующая).

2. Тенденции развития промышленного потенциала

Для реализации эффективной стратегии предстоит постепенно ликвидировать структурную деформацию, сложившуюся за долгие годы в промышленной и непромышленной сферах самодостаточной мобилизационной экономики и остро проявившуюся в переходный период от директивной и сверхмилитаризованной к децентрализованной и, в основном, расгосударствленной экономике.

Деформированность в структуре продукции и мощностей вызвала резкий спад промышленного производства в российской экономике и привела к избыточности производственных мощностей, опытно-экспериментальной базы и сильных научных и конструкторских коллективов. Коснулось это в основном и в наибольшей мере предприятий и отраслей с новейшими технологиями (их загрузка сейчас не превышает 20-30%), определяющими научно-технический уровень наукоемкой продукции, потенциал, стратегию и максимально возможные темпы устойчивого роста всей российской экономики.

На результатах деятельности высокотехнологичных отраслей продолжают негативно сказываться ограниченные адаптационные возможности предприятий, вынужденных за счет внутренних ресурсов содержать дорогостоящие научно-экспериментальную базу и мобилизационные мощности.

Кроме того, на состоянии высокотехнологичного сектора промышленности в переходных политических и социально-экономических условиях отразилось действие не только отмеченных внутрисистемных, но и ряда внешних факторов, в частности то, что он оказался невостребованным рынком. Во-первых, в силу преимущественно оборонной направленности его производственного, научно-технического, интеллектуального и кадрового потенциала, не нашедшего применения в связи с резким сокращением расходов на оборону и ослаблением позиций России на мировых рынках вооружения и военной техники.

Во-вторых, сложная продукция гражданского назначения - радиоэлектроника, электротехника, точная механика, оптика, комплектное технологическое оборудование для оснащения перерабатывающих, легкой, пищевой отраслей промышленности и т.д. - в основной своей массе оказалась неконкурентоспособной в условиях чрезмерной открытости внутреннего рынка для экспансии иностранной продукции (в том числе и низкокачественной) и слабой защищенности отечественных товаропроизводителей.

В-третьих, супердорогостоящая продукция (гражданская авиация, морские суда и т.п.) на внутреннем рынке не нашла своих потребителей в силу их неплатежеспособности в результате резкого снижения жизненного уровня населения.

Часть востребованной рынком продукции, видимо, оказалась “не по зубам” для оборонных предприятий. Иначе невозможно объяснить, почему массовое производство тех же достаточно примитивных с точки зрения высоких технологий современных видов продукции (шариковых ручек, например, потребность в которых составляет многие миллионы штук ежегодно) повышает благосостояние общества в Южной Корее, Китае или Италии и совершенно невыгодно уже многие десятилетия в России.

Преимущественная концентрация высоких технологий в оборонно-промышленном комплексе оказалась совершенно бесперспективной и не оправданной (трудности его реформирования и реструктуризации в настоящее время очевидны) ни с точки зрения рациональной экономики, ни с точки зрения мирового опыта, поскольку уровень развития, устойчивость и эффективность многоотраслевой индустриальной экономики определяются прежде всего уровнем развития промышленной базы в целом, а не отдельных, даже достаточно продвинутых, ее фрагментов.

Процесс воспроизводства знаний, разработок и практического опыта, приобретенных в оборонно-промышленном комплексе ценой концентрации лучших интеллектуальных, трудовых, материальных и финансовых ресурсов государства на реализацию целевых научно-технических проектов, в условиях директивного управления не имел мотивационно действующего экономического механизма для своего распространения на цели модернизации других отраслей народного хозяйства и вытеснения отживших неэффективных технологий.

Современные тенденции развития научно-производственного потенциала в экономически и индустриально развитых странах таковы, что оборонно-промышленный комплекс совершенствуется и модернизируется главным образом за счет инноваций, переходящих из гражданского сектора промышленности, где спрос и конкуренция в области товаров и услуг массового потребления, а также их значительно меньший (во много раз) жизненный цикл по сравнению с вооружением и военной техникой лучше стимулируют прогресс в технологическом развитии. В качестве примера непрерывности и стремительности роста технического уровня продукции широчайшего применения и спроса можно привести разработку и изготовление микрочипов, производительность которых каждые полтора года удваивается, а цена вдвое сокращается.

Именно массовое гражданское производство и сфера услуг, прежде всего информационных, в условиях рыночной экономики обеспечивают необходимые финансовые ресурсы для создания научно-технических заделов и распространения основной массы нововведений в другие сферы экономики, в том числе и в оборонные производства, а не наоборот, хотя и преуменьшать инновационный потенциал последних нельзя. В США, например, в 1997 г. общий объем затрат на НИОКР достиг 205,7 млрд. долл. (2,6% ВВП), при этом абсолютно доминировали гражданские НИОКР, доля которых составила 2,2% ВВП.

Сосредоточение модернизационного потенциала высоких технологий преимущественно в рамках оборонно-промышленного комплекса России снижало эффективность экономики в целом, поскольку влекло за собой усиление диспропорций в ее технологической структуре, ограничивало базу и замедляло темпы общего технологического обновления и экономического роста.

Сверхмилитаризация экономики (в странах Запада военные расходы в конце 80-х годов не превышали 7-8% ВВП, у нас достигали 13%) отражалась и во все увеличивавшемся ресурсопотреблении - чем интенсивнее работал оборонно-промышленный комплекс, тем больше требовалось ему природных и сырьевых ресурсов, тем больше приходилось направлять их на экспорт как источник средств для его модернизации, а также для восполнения фонда накопления в сырьевых отраслях и на наполнение товарами внутреннего потребительского рынка.

Примат столь расточительного и нерационального в мирное время ресурсопотребления, свидетельствуя о недальновидности политической и экономической стратегии государства, хотя и был возможен, но, что существенно важно, ограниченное и непродолжительное, с точки зрения исторического развития, время.

Ограничение по времени проистекает из того неизбежного факта, что последовательная реализация этой стратегии создает фундаментальные угрозы основам национальной безопасности государства, в том числе и экономического характера, часть из которых уже реализовалась, а другая часть в условиях экономического кризиса продолжает накапливать критическую массу. В первую очередь это относится к высокотехнологичному сектору отечественного машиностроения.

Оказавшись без заказов и инвестиций на конверсию и перепрофилирование своих основных производств, ставших излишними, оборонно-промышленный комплекс начал быстро деградировать. Тяжесть деградации усугубилась обвальным спадом экономики и финансовым кризисом в результате осуществления политики “шоковой терапии” и монетаристских подходов к финансовой стабилизации..

Проблема рационального использования и воспроизводства созданного ранее потенциала высокотехнологичных отраслей остается актуальной уже продолжительное время, не находя своего решения. Решить проблему крайне важно, поскольку деградация высокотехнологичного ядра российской промышленности сопряжена с трудно предсказуемыми последствиями деиндустриализации федеративного государства, в котором многоотраслевая высокоинтегрированная индустрия (в противовес региональному обособлению ресурсно-сырьевых отраслей и тенденциям разобщения таким образом единого экономического пространства) является одним из самых сильных средств укрепления его единства.

Утрата такого ядра недопустима, поскольку предприятия и отрасли, его составляющие, обладая передовыми технологиями, высокой производственной дисциплиной и инновационной восприимчивостью, способны и призваны при определенных условиях играть стратегическую роль в обеспечении нового качества и темпов экономического развития России, в поступательном укреплении ее экономики, социальной стабильности и безопасности. Тем самым они способствуют и обеспечивают решение задач повышения жизненного уровня за счет интенсивных факторов: роста производительности труда, снижения относительного уровня потребления и повышения эффективности использования невосполнимых природных ресурсов. Кроме того, эта роль определяется решающим вкладом высокотехнологичных отраслей в обеспечение лидерства и превосходства в противостоянии конкурентным технологическим достижениям других стран.

Отрасли, составляющие прогрессивный научно-промышленный комплекс, будучи наиболее организованными и динамичными структурами, интегрированными со всей экономикой, обладают повышенной чувствительностью к ее общему состоянию и тенденциям развития, так как последние генерируют активность рынка их продукции и услуг, воздействуют на силу межотраслевых и межрегиональных кооперационных связей (укрепляют или разрушают их), определяют инвестиционный климат в стране.

Наиболее сильное индуцирование кризисных проявлений происходит в организационно-экономических структурах с длинными цепочками многоуровневой и многоотраслевой кооперации разработок и производства сложной продукции, поскольку по мере возрастания кооперационных связей резко увеличивается как уровень их взаимозависимости от воздействия различных факторов, и, следовательно, мультипликативный эффект спада, так и степень открытости таких структур для внешних воздействий.

Тем не менее, несмотря на все превратности своей реформации, высокотехнологичные производства и отрасли продолжают обладать обладают большими потенциальными возможностями в силу инерциального проявления ряда своих специфических свойств и принципов внутренней самоорганизации и сложившихся тенденций развития, основными из которых являются:

возможность и способность получения, освоения, использования и развития результатов научно-технического прогресса и создания новых научно-технических заделов;

умелое пользование программно-целевой методологии планирования своей деятельности, сочетающей целевую направленность исследований, разработок и производства на конкретный результат с перспективными направлениями работ общесистемного, фундаментального назначения;

способность поддержания высокой динамичности производства, проявляющейся в постоянном обновлении ее элементов (объектов исследований, разработок и производства, технологий, схемных и конструктивных решений, информационных потоков и т.д.), в изменении количественных и качественных показателей, в совершенствовании научно-производственной структуры и системы управления:

способность осуществления активной и эффективной инвестиционной и инновационной деятельности (в производстве темпы обновления активной части основных производственных фондов должны достигать 10-13%, в научно-экспериментальной базе - 30-40% в год, что соответствует общемировой практике);

наличие высококвалифицированного научного, инженерно-технического и производственного персонала, абсолютно преобладающего в общей численности занятых;

наличие уникальных научных школ и опытно-конструкторских коллективов, способных создавать конкурентную на мировом рынке продукцию, удерживать лидерство в развитии необходимых для этого научных направлений и технологий и др.

В соответствии с этими характерными признаками в наукоемкий сектор промышленности России прежде всего входят отрасли оборонного комплекса, включая авиационную, ракетно-космическую, атомную, радиоэлектронную, атомное судостроение, а также ряд гражданских (фармацевтическая, биотехнологическая, выпуск композитов, научное приборостроение, производство сложного медицинского оборудования и др.).

Радикальное изменение условий хозяйствования, слом старого управленческого аппарата и некомпетентность нового, инвестиционный кризис и инфляция, а подчас и своекорыстные интересы череды сменяющихся владельцев собственности предприятий, не озабоченных их судьбой, привели к потере управляемости и резкому спаду научных исследований и разработок, сокращению опережающих научно-технических и инвестиционных (капитальное строительство) заделов, играющих ключевую роль в научно-техническом развитии.

Инвестиционный потенциал промышленности стал явно недостаточен для расширенного воспроизводства. Стоимость основных фондов промышленности оценивалась в 1998 г. в 3465,7 млрд руб. Чтобы их обновлять хотя бы на 5% в год, требуется производить капитальные затраты в объеме 173,3 млрд руб. Однако фактически все инвестиции в основной капитал составили 135,2 млрд руб., при этом удельный вес машиностроения в инвестициях стабильно снижался с 8,3% в 1990 г. до 3% в 1998 г. Эта тенденция очевидно неблагоприятна для решения проблем обновления и рестуктуризации производственного аппарата.

За период 1990-1997 гг. падение производства в отраслях высоких технологий составило 50,4%, что почти вдвое снизило долю добавленной стоимости в продукции машиностроения. Степень износа основных фондов машиностроения в 1998 г. достигла 53,2%, в ОПК и того больше - 72%. Доля производственного оборудования старше 10 лет достигла в 1998 году 75,8%. Коэффициент обновления основных фондов в промышленности снизился с 6,9 в 1990 г. до 1,0 в 1998 г., в машиностроении - с 6,6 до 0,4. Многие годы выбытие основных производственных фондов превышает их ввод, в результате чего происходит сжатие как промышленного потенциала, так и основного капитала.

И до 1990 г. далеко не рациональная отраслевая структура промышленности претерпела к 1998 г. резкое качественное изменение в пользу топливно-энергетического комплекса (таблица 1). При этом удельный вес машиностроения и металлообработки снизился в 1,8 раза, а легкой промышленности, также являющейся барометром здоровья экономики, и того больше - в 7,8 раза.

Рост доли энергетики произошел из-за масштабного увеличения производства в добывающей и перерабатывающей промышленности и поддержания экспорта сырья и материалов, поскольку энергоемкость в этом секторе в 8-15 раз выше, чем в промышленности, сфере услуг, строительстве. (Кстати, в этом кроется частичный ответ на вопрос: почему при двукратном падении ВВП потребление электроэнергии не было столь же значительным. Несчастье помогло...)

Таблица 1

Изменения в отраслевой структуре промышленной продукции

Отрасли промышленности

Удельный вес в общем объеме производства, %

 

1990 г.

1998 г.

Электроэнергетика

3,53

14,63

Топливная промышленность

6,8

13,3

Черная и цветная металлургия

10,23

13,16

Химическая и нефтехимическая промышленность

6,9

6,3

Машиностроение и металлообработка

28,0

15,3

Лесная, деревообр. и целлюлозно-бумажная промышленность

5,17

3,4

Промышленность строительных материалов

3,37

3,27

Легкая промышленность

10,95

1,4

Пищевая промышленность

13,95

11,77

Медицинская промышленность

0,57

0,74

Неуклонно снижается инновационный потенциал промышленности, то есть освоение новой продукции, новых типов машин, оборудования, средств автоматизации. Доля инновационно-активных предприятий сократилась в 13-14 раз с 65-70% в конце 80-х гг. до 5% в начале 1999 г.

Также неуклонно сокращается количество предприятий, осуществляющих технологические инновации. За четыре года (1995-1998) спад составил: по промышленности - 10,7%, по машиностроению - 8,2%. Из года в год сокращаются затраты на технологические инновации, а также число предприятий, приобретающих новые технологии (технические достижения).

Сокращается не только численность персонала, занятого исследованиями и разработками (с 1532,6 тыс. чел. в 1992 г. до 855,2 тыс. чел. в 1998 г.), но и численность промышленно-производственного персонала - с 8767 тыс. чел. до 4856 тыс. чел., в том числе рабочих - с 6814 тыс. чел. до 3633 тыс. чел. соответственно. Низкие инновационные возможности, наряду с сокращением и старением кадрового потенциала, препятствуют техническому перевооружению промышленности.

В 1992-1997 гг. расходы правительства на науку сократились в 6 раз. Целевое финансирование фундаментальных и поисковых исследований (ФПИ) в рамках федеральных государственных программ, как правило, не предусматривается. Если ФПИ и финансируются, то из собственных средств НИИ, КБ, предприятий, из внебюджетных источников. В результате истощаются ранее созданные научно-технические заделы и, как следствие:

· увеличиваются расходы на стадии ОКР, снижается качество продукции, увеличиваются сроки разработок и производства;

· снижающееся качество продукции и услуг наукоемких производств влияет на их конкурентоспособность на мировом и даже внутреннем рынке;

· снижается интеллектуальный и кадровый потенциал наукоемких производств: сокращается количество высококвалифицированных специалистов, молодые специалисты в науку не идут из-за низкой престижности профессии, растет средний возраст работников.

Государство, претворяя в жизнь либеральный экономический курс, не смогло по-хозяйски распорядиться высокотехнологичным сектором экономики, оказавшись плохим собственником, неэффективным управляющим. Но более компетентного управляющего в перманентно меняющихся условиях приватизационного бума по разным причинам у предприятий этого сектора не оказалось. Хорошо еще, что в определенный момент сыграл свою роль инстинкт самоохранения за безопасность у самого государства, увидевшего как быстро разрушался некогда единый потенциал предприятий, в результате приватизации подвергавшегося новыми собственниками фрагментации на обособленные производства продукции низкого технического уровня или вообще превращавшегося в инфраструктуру непроизводственного сектора.

Слабость или даже полное отсутствие у государства последовательной научно-промышленной политики (стратегии) с четко обозначенными целями, средствами, методами и этапами ее реализации не позволили обеспечить управляемую переориентацию высокотехнологичных отраслей на обновление производственного аппарата технологически отсталых отраслей, на импортозамещение, на выпуск продукции потребительского спроса, что негативным образом сказывается как на потенциале самих наукоемких производств, так и на тех сферах жизнедеятельности, для обеспечения и развития которых они предназначались. Сокращение потенциала резко ослабило конкурентоспособность российской экономики.

Рассмотрим некоторые меры, которые могут, по-нашему мнению, способствовать выходу экономики из создавшегося положения.

4. Диверсификация - путь к устойчивости экономики

Важным направлением адаптации промышленности к меняющимся экономическим условиям, к сокращению или изменению спросовых ограничений является диверсификация разработок и изменение специализации производства. Необходимо создать экономические предпосылки для энергичной диверсификации научно-производственного потенциала высокотехнологичных предприятий, доведя долю профильной продукции в общем объеме производства до 25-35%, как на большинстве аналогичных американских фирм. У нас она выше. Это стало одной из основных преград на пути устойчивости российской индустрии.

Узкая специализация производств в условиях действия некоторых экзогенных факторов (таких, например, как практически непрекращающийся процесс принятия международных обязательств по взаимному ограничению деятельности в той или иной области, частые внутриполитические коллизии и связанные с ними колебания в государственных потребностях), от воздействия которых промышленность не застрахована, всегда будет ослаблять их экономическую устойчивость и обрекать на повышенную чувствительность к изменениям в структуре и объемах государственного заказа и в конъюнктуре рынка. Этот путь и во времена жесткого противостояния СССР и США, приоритетного государственного финансирования всех высокотехнологичных предприятий с экономической точки зрения не был эффективным - государству приходилось финансировать параллельные проекты, постоянно расширялся видовой состав эксплуатируемой техники в ущерб ее унификации и стандартизации. Во всем мире он давно отвергнут как неперспективный.

Отсекая производство продукции массового спроса от наукоемких технологий, тенденция к чему прослеживается, мы обрекаем эту продукцию на неконкурентоспособность и лишаем товаропроизводителей мощного источника собственных финансовых ресурсов. В США и Европе картина иная. В 30-50 отраслях одновременно действуют крупнейшие американские концерны. Среди ста ведущих компаний Англии многоотраслевых - 96, в Италии - 90, во Франции - 84, в ФРГ - 78. Отсюда их внушительная мощь и конкурентоспособность.

Этот подход предполагает активную структурную перестройку на основе создания и объединения высокотехнологичных сфер деятельности, исходя из требования диверсификации разработок и производства и, следовательно, их устойчивости при резких изменениях структурной политики или конъюнктуры рынка. Тем самым разрывается порочный круг инерции использования отживающих технологий. Именно по этому пути пошли крупнейшие корпорации во всем мире.

В таблице 2 приведены данные, характеризующие степень диверсификации крупнейших зарубежных высокотехнологичных производств - ракетно-космических корпораций и превращения их в межотраслевые объединения с самым широким спектром деятельности: от авиа-, ракето- или аппаратостроения до электроники.

Например, корпорация "Рокуэлл интернешнл" смогла заместить снижение объема продаж авиационной техники быстрым ростом выпуска электроники, доведя ее до 40% торгового оборота корпорации. В результате электронное производство вышло на первое место по объему продаж, что привело к изменению специализации корпорации с аэрокосмической на электронную. Другая крупнейшая аэрокосмическая корпорация "Локхид" также резко увеличила выпуск электронной продукции, доведя ее до 50% всего оборота корпорации.

Американские корпорации являются крупнейшими в мире производителями и экспортерами космической техники (КТ). Диверсификация аэрокосмической промышленности США позволила ей вступить в новую фазу освоения наукоемкой продукции при сохранении и наращивании потенциала космических исследований и разработок.

Таблица 2

Крупнейшие зарубежные космические фирмы в 1995 году

Ранг

по объему

продаж КТ

Страна

Название

Годовой объем

продаж,

млн.долл.

Удельный

вес космического

в стране

в

мире

 

фирмы

космического сектора

в целом

по

фирме

сектора в общем объеме продаж, %

1

1

США

Локхид Мартин

7500

22900

32.7

2

2

США

Хьюз электроникс

3540

14800

23.9

3

3

США

Рокуэл интернейшнл

1960

12981

15.1

4

4

США

ТРВ

1707

10172

16.8

5

5

США

Боинг

1557

44000

3.5

6

6

США

Макдоннелл

Дуглас

1433

14332

10.0

Всего по 28 крупнейшим фирмам США

21414

342686

6.2

1

7

Франция

Арианспейс

1423

1423

100.0

2

8

Франция

Матра Мар-кони спейс

1345

1345

100.0

3

10

Франция

Аэроспатиаль эспейс энд дифенс

1283

1740

73.8

Всего по 6 крупнейшим фирмам Франции

4218

13366

31.6

1

9

Германия

Даймлер-Бенц аэроспейс

1320

10448

12.6

1

11

Англия

БритишСкай бродкастинг

1208

1208

100.0

1

16

Япония

НВК

666

42476

1.6

2

22

Япония

Джапан

сателлайт

бродкастинг

516

516

100.0

Всего по 8 крупнейшим фирмам Японии

1507

145415

1.0

Проблема инвестиций для инновационной деятельности в настоящее время является острой для российских предприятий. Банковской системе в условиях финансовой нестабильности не выгодны “длинные” кредиты и она с трудом работает на ниве стратегического инвестирования. Значит, на первый план должны выйти меры, стимулирующие появление таких инвесторов и их заинтересованность в поддержке инновационного процесса. Рассмотрим некоторые из них.

4. Стимулирование инновационной деятельности - путь к экономическому росту

В свое время, изначально, в высокотехнологичном секторе экономики были созданы условия для активной инновационной деятельности, функционировала эффективная система распространения научно-технических новшеств с действенным контролем роста технического уровня производства и установлением ответственности за его обеспечение. В менее приоритетных отраслях промышленности средств на разработку и внедрение нововведений выделялось значительно меньше, поэтому и система их распространения была менее эффективной, что влекло за собой консервацию отживающих технологических укладов и сохранение их многообразия. Оказывало свое воздействие на распространение новшеств и отсутствие конкурентной рыночной среды, слабая восприимчивость директивно управляемой экономики к научно-техническому прогрессу.

Новые технологии, разработанные в ходе реализации государственных программ НИОКР, являются национальным достоянием, способным улучшить не только конкурентный и научно-технический уровни продукции гражданского назначения, но и общую ситуацию на потребительским рынке. Эти технологии могут применяться в процессных и продуктовых инновациях.

Первое, что нужно сделать для повышения эффективности использования имеющихся передовых разработок, так это решить ряд организационных задач в деле наведения должного порядка в учете и оформлении этих разработок, восполнить имеющиеся пробелы в законодательстве в части расширения возможностей передачи закрытых разработок в гражданскую сферу. Для этого необходимо провести их полную инвентаризацию, правильное юридическое оформление прав интеллектуальной собственности и регистрацию, чтобы документация для распространения нововведений имела законченный товарный вид.

Известно, что в области оформления своих достижений необходима большая скрупулезность, тщательность и кропотливость, на что у нас, как правило, не хватало сил и желания - в нерыночной среде в этом не было особой необходимости: все было государственным и государство без особых “церемоний” решало что, как, кому и где использовать. Достаточно было иметь качественное описание технологических процессов, иной технической документации. А это было. Техническая культура была (и пока есть) на высоком уровне. Не было инновационного рынка и специалистов по продвижению нововведений на нем как разновидности специфического товара.

Также известно, что новой России досталось незавидное правовое наследство в области охраны и использования интеллектуальной собственности. Поэтому нужно ускорить принятие третьей части Гражданского кодекса РФ, упорядочивающего и регулирующего отношения в области интеллектуальной деятельности, а также федеральных законов о секретных и служебных изобретениях.

Необходимо установить законодательную норму, согласно которой по истечении определенного срока (но не более пяти лет, например) новая разработка должна быть предоставлена для использования в гражданской сфере.

Чтобы обеспечить преемственность в технологическом развитии, нужно применять такие способы выживания и меры прямой и косвенной государственной поддержки высокотехнологичных производств, которые позволяют в большей степени использовать внутренние способности самоорганизации этих производств в условиях, предоставляемых им возможностями экономической самостоятельности, свободы целесообразного выбора форм корпоративного построения и интеграции сил в борьбе за рынки.

Поддержка и раскрытие возможностей предприятий, направленных на усиление стимулирования их инновационной деятельности, могут осуществляться различными способами и их сочетаниями. К конкретным мерам укрепления ресурсной (в первую очередь финансовой, организационной, нормативно-правовой) базы предприятий на цели развития можно отнести следующие.

1. Льготное налогообложение и кредитование:

исключение из налогооблагаемой базы полностью или частично той части полученного дохода, которая идет на инвестиции в собственное технологическое развитие, то есть на новые разработки и техническое перевооружение;

предоставление инвесторам (в первую очередь покупателям, потребителям, но не производителям, что не оправдало себя на практике) наукоемких продукции и услуг целевых инвестиционных налоговых кредитов, в том числе и синдицированных, на условиях их возврата из дохода, полученного от использования указанных продукции и услуг;

перечисление части доходов, получаемых от использования продукции высокотехнологичных производств, не в “общий котел” доходной части федерального бюджета, а на специальные счета развития этих производств;

освобождение (полностью, частично, на определенное время) высокотехнологичных производств от уплаты налогов в федеральный и/или местный бюджеты в случае, если эта мера противодействует спаду производства, способствует сохранению и созданию новых рабочих мест;

установление для высокотехнологичных производств, обладающих крупной научно-экспериментальной базой в общей структуре ОПФ, такого порядка налогообложения основных фондов, землепользования и т.д., который позволял бы им направлять дополнительные финансовые ресурсы в инвестиции в основной капитал, поддерживая тем самым конкурентоспособность своей продукции на внутреннем и внешнем рынках.

2. Бюджетное дотирование:

предоставление целевых бюджетных дотаций предприятиям, осуществляющим перспективные разработки и производство наукоемкой продукции для правительственных нужд.

3. Таможенное регулирование (таможенные преференции):

таможенная защита внутреннего рынка для тех отечественных товаропроизводителей, которые способны на качественно новой основе заполнить внутренний рынок сложной продукции российскими образцами (в первую очередь это касается электроники, иной бытовой и оргтехники).

4. Эффективная амортизационная политика:

использование нелинейной (прогрессирующей) амортизации, при которой большая часть стоимости приобретенных основных средств списывается в начальный период их эксплуатации (но не позднее срока выполнения проекта (задания) или срока морального износа).

5. Совершенствование системы ценообразования:

установление и применение правил полной капитализации затрат на НИОКР, включая затраты на приобретение лицензий, патентов и т.п., для поставок продукции вне рамок государственного заказа.

6. Законодательная защита отечественных товаропроизводителей и их прав интеллектуальной собственности, государственный протекционизм:

поддержка различных форм производственно-финансовой интеграции российских товаропроизводителей и зарубежных корпораций, оказание протекционистской поддержки продвижению российской продукции на мировом рынке.

7. Нормативно-правовое регулирование и администрирование:

разрешение высокотехнологичным производствам, находящимся в государственной собственности, реализации в установленном порядке излишних ликвидных запасов технологического оборудования и площадей в целях собственного развития;

предоставление отсрочек по уплате налогов в случае задержки оплаты выполненного государственного заказа;

создание на коммерческой основе государственной сети (с правом последующей приватизации) инновационно-внедренческих и информационных центров для передачи и распространения разработок в области новых технологий в других отраслях экономики;

вытеснение устаревших технологий с помощью установления государством или регионами нормативных сроков их использования исходя из целей ресурсосбережения, экологии и т.п.;

изменение действующего порядка процедуры банкротства и прекращение процедуры банкротства в отношении высокотехнологичных предприятий и производств, прежде всего работающих в интересах обороны, поскольку это разрушает сложившуюся технологическую кооперацию;

установление порядка, гарантирующего предприятиям, обладающим наиболее важными, так называемыми критическими и ключевыми технологиями, определенную долю прибыли от эксплуатации и использования своей продукции, выпущенной по государственному заказу, высокоприбыльными коммерческими организациями (например, операторами систем связи, навигации и т.п.);

формирование и стимулирование платежеспособного спроса на товары и услуги, как основы восстановления финансового, кадрового и научно-производственного потенциала высокотехнологичных производств;

предоставление негосударственным предприятиям прав на результаты исследований и разработок, полученных по финансируемым государством программам НИОКР или ФПИ;

расширение области использования новых для нашей экономики финансовых технологий, таких, например, как лизинг, венчурные фонды и т.п.

8. Патентно-лицензионная деятельность в целях распространения нововведений:

передача лицензий на новые разработки “в долг” на условиях возмещения затрат из будущей прибыли предприятия - получателя “ноу-хау” или на других взаимно согласованных условиях;

создание совместных акционерных предприятий, предусматривающее участие во владении ими поставщика лицензии на технологию (что облегчает доступ к местным и внешним рынкам);

развитие сети организаций технологического лицензирования (в целях передачи результатов исследований и разработок в сферы практического применения);

требование в заданиях на новые исследования и разработки по оборонной тематике об указании “двойного” (гражданского) применения полученных результатов, а также о будущей утилизации или второй жизни продукции, полученной с помощью этих результатов.

9. Участие в проектах, результаты которых имеют “двойное” применение:

создание системы распространения научно-технических и технологических новшеств, стимулирование передачи более совершенных технологий “двойного” применения из оборонной промышленности в гражданское производство.

10. Адаптация инновационных проектов к региональным условиям:

стимулирование закрепления высококвалифицированных кадров, их переподготовка, обучение и привлечение молодых специалистов для работы по новым технологиям.

11. Страхование рисков:

включение в стоимость инновационного проекта страховых взносов, как платы за риски при его реализации.

Стимулирование инновационной деятельности должно осуществляться на всех этапах жизненного цикла разработки и производства наукоемкой продукции, включая фундаментальные исследования, и распространяться в том числе на ее инвесторов.

Перечисленный набор средств поддержки передовых производств, искусством применения которого в различных сочетаниях нужно учиться овладевать, необходимо подкрепить мерами поддержки реального сектора экономики на макроуровне, такими как оздоровление финансовой системы и приведение банковской ставки процента за кредит к приемлемому для долгосрочных инвестиций уровню, проведение реформы налоговой системы в интересах отечественных товаропроизводителей, приближение валютного курса рубля к его реальной покупательной способности и др.

Если для научных организаций некоторые льготы для стимулирования новых исследований и разработок имеются, в частности, в области налоговой политики (например, при исчислении налога на прибыль как самих организаций, так и для их инвесторов; освобождение от налога на имущество, земельного налога, налога на добавленную стоимость; исключение из налогооблагаемой базы средств, направляемых на НИОКР), то для промышленных предприятий подобные льготы не предусмотрены.

К тому же предоставление этих льгот обставлено рядом жестких условий. Одно из них - законодательно установленное соотношение (70:30%) удельных весов основной научно-технической и не основной деятельности.

Уже одно это требование препятствует технологическому развитию, превращению научных организаций в современные предприятия, деятельность которых могла быть направлена на производство наукоемких продукции и/или услуг. Условия для этого многие крупные научные организации имеют, поскольку централизованная экономика способствовала концентрации исследований и созданию при них соответствующих научно-экспериментальных баз или опытно-производственных мощностей. Однако, такая трансформация научных организаций сразу лишает их своего привилегированного статуса и, соответственно, перечисленных льгот.

Система льготного налогообложения научной и инновационной деятельности, не распространяясь на промышленные предприятия, не ускоряет их технологическое развитие, поскольку не способна преодолеть межведомственные барьеры, которые препятствуют превращению получаемых научных результатов в конкретные и эффективные инновации, развивающие отрасль и экономику в целом. Тем самым проведение и внедрение научных и поисковых работ сковывается уже на начальном этапе инновационной деятельности, то есть в организациях, где эти работы являются главными.

Таким образом, система стимулирования инновационной деятельности, сформировавшаяся при вступлении на путь рыночных преобразований на основе предоставления субъектам научных исследований и разработок налоговых преференций, ориентировавшаяся на перманентно сокращающееся госбюджетное финансирование, исчерпала свои потенциальные возможности: в современных условиях технологическое развитие должен обеспечивать комплекс мер, включающий адресную поддержку приоритетных направлений инновационной деятельности; создание благоприятного экономического климата, стимулирующего заинтересованность во внедрении научно-технических достижений и приток инвестиций в основной капитал; законодательную охрану прав интеллектуальной собственности и др.

Мотивация технологического развития в плановой и рыночной экономиках различна. В плановой экономике создание и внедрение новшеств осуществлялось через систему государственных приоритетов в научно-промышленной политике (при этом на практике внедрение новшеств зачастую не имело экономической мотивации и они десятилетиями массово не внедрялись, как, например, прогрессивная технология непрерывной разливки стали, которая нашла преимущественное применение в Японии и других странах. Совсем по другому обстояло дело с разработкой и внедрением новшеств в оборонно-промышленном комплексе, где упор делался не на экономическую целесообразность, а на конфронтационное лидерство и производственно-техническое превосходство любой ценой).

В рыночной экономике движущая сила инновационной деятельности - конкуренция, которая заставляет предприятия выбирать более совершенные способы развития, гарантирующие им выгодную позицию на рынке, ее удержание и/или расширение. Каждый субъект хозяйствования определяет стратегию своего развития, сообразуясь, во-первых, с общими для всех правилами поведения, устанавливаемыми законодателем, во-вторых, с собственными интересами, целями и возможностями и, в-третьих, с теми позициями на рынке, которые предоставляет конкурентная борьба. В США чрезвычайно развит процесс превращения изобретений и научных результатов в успешный технологический бизнес. Объемы экспорта наукоемкой продукции приносят США около 700 млрд долл. в год, Германии - 530, Японии - 400.

* * *

В современной, динамично меняющейся экономике прогрессивные изменения в технологическом развитии определяются главным образом темпом создания и распространения нововведений и наращиванием потенциала сложных, высокотехнологичных производств, которые, будучи наиболее интегрированными в общую структуру экономики, являются основной движущей силой ее роста за счет интенсивных и ресурсосберегающих факторов.

В связи с этим одним из определяющих требований к стратегическому планированию наукоемких производств на современном, кризисном этапе развития является не только необходимость технико-экономического обоснования эффективности управления ресурсами (в условиях избыточности производственных мощностей этот комплексный критерий перестает быть самодостаточным и главным), но и определение мер по сохранению и развитию созданного потенциала, прежде всего поиск дополнительных источников ресурсного (финансового) обеспечения инвестиционного процесса, а также способов конкурентной борьбы и завоевания прочных позиций на различных сегментах внутреннего и внешнего рынков наукоемкой продукции.

В сложившихся экономических условиях задачей государства в области наукоемких производств является коренной перелом в устойчивой тенденции сокращения научно-технического и производственного потенциала промышленности путем увеличения до оптимальных пропорций (темпов) инвестиционной и инновационной активности, снятие всех препятствия на пути этого процесса, прежде всего содействие привлечению негосударственных инвестиций, проведение эффективной амортизационной и налоговой политики.

Востребованность рынком высокотехнологичной продукции обусловлена постоянным возрастанием значения высоких технологий в решении государственных оборонных, народнохозяйственных и научных задач, имеющимися реальными возможностями использования научно-технического и технологического потенциала высокотехнологичных отраслей промышленности для технического перевооружения и модернизации производственного аппарата других отраслей экономики.

Главной проблемой высокотехнологичных отраслей промышленности в сложившейся в стране экономической ситуации является поиск и эффективное размещение ресурсов, главным образом - инвестиций в их широком понимании (финансовые средства, ценные бумаги, технологии, машины, оборудование, лицензии, имущество или имущественные права, интеллектуальные ценности, вкладываемые в объекты предпринимательской и других видов деятельности в целях получения прибыли (дохода) и достижения положительного социального эффекта).

Масштаб и состояние современных российских технологий и промышленности таковы, что бюджетное финансирование не в состоянии решить эту главную экономическую проблему. Предприятия для обеспечения собственного выживания и эффективного функционирования заинтересованы в многоканальности источников инвестиционного обеспечения, которое может осуществляться за счет привлечения как бюджетных, так и внебюджетных средств.

Для восстановления определяющей роли высокотехнологичных отраслей как основы технико-экономического развития необходима четкая и последовательная научно-промышленная политика с ясно выраженными целями и задачами, с действенными социально-экономическими механизмами адаптации производств к работе в новых условиях хозяйствования в соответствии с запросами меняющегося рынка, в создании и развитии многоканальной системы финансирования, в принятии мер поддержки отечественного товаропроизводителя и защиты внутреннего рынка.

  1. Статья подготовлена при финансовой поддержке РФФИ (проект № 00-06-80356).
  2. Супян В.Б. Американская экономика: особенности современной модели / М.: США и Канада. 1999, № 3-4.
  3. Кузовкин А. Потенциал энергоснабжения / М.: Экономист №5, 2000.
  4. Российский статистический ежегодник: Стат. сб./ Госкомстат России. - М:. 1999.
  5. Данные получены на основании "Space News" (1996, vol. 7, № 28, p. 10).
  6. Барабанов М., Грешнев М. Конверсия военной промышленности и национальная безопасность России // МЭМО, 1995, №12.