Библиотека управления

Методы финансового анализа кооперационных взаимодействий малых промышленных предприятий

Маренный М.А. зам. директора ЗАО «Эсхил»

Оглавление журнала

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3

    Формулы (5.14) и (5.16) отражают необходимое условие устойчивого существования кооперативной структуры в рыночной среде: синергический эффект должен покрывать возможные убытки от колебаний рыночной конъюнктуры.

    Приведем некоторые пояснения.

    Пусть имеется N — конечное множество предприятий – потенциальных участников коопера­ции. Тогда число возможных вариантов (проектов) кооперирования определится величиной

    U(N)= ,

    где k  — число участников кооперативной структуры, а  — число возможных сочетаний из N по k. Каждый из вариантов характеризуется некоторым набором кооперационных взаимодейст­вий участников, который обуславливает синергический эффект , гдеu   U(N), при этом величина   может быть отрицательной [4]. Тогда для случая   >0 формируется такое подмножество вариантов , для которых выполнено условие (5.14). Данное подмножество характеризует число вариантов, которые могут считаться целесообраз­ными (допустимыми) для образования кооператив­ной структуры. Наибольшей предпочтительностью среди них обладают такие, у которых разность   будет максимальной.

    Следует ожидать, что именно эти варианты кооперации будут реализованы прежде всего, а общее число образованных кооперативных структур будет не больше числа вариантов, попавших в подмножество (мощности подмножества ). Заметим при этом, что величина разности (5.14) не зависит от числа участников образованной кооперативной структуры. (Так, две кооперативные структуры с одинаковым числом предприятий. могут обладать разными возможностями кооперирования и характеризоваться различным эффектом ; и наоборот, один и тот же эффект достигаться при разном числе предприятий — участников).

    Аналогичный подход применим при решении задачи выбора варианта кооперирования для отдельного предприятия (задача поиска партнеров по кооперации). Из числа возможных вариантов кооперации формируется подмножество   U(N), из которого выбирается вариант с максимальным значением . Отсюда получаем соответствующее этому варианту число участников k* проектируемой кооперативной структуры (k*= n). (В том случае, если максимум рассматриваемой разности (5.14) реализуется для различного числа участников k, при отборе окончательного варианта кооперации привлекаются дополнительные критерии – надеж­ность партнеров, территориальная их близость и т.п.).

    Заметим, что в реальных процессах коопериро­вания, число участников n обычно невелико по следующим причинам:

    при росте n затраты на кооперирование могут значительно возрастать, поэтому условие (5.14) может не выполняться (хотя сказанное не исключает принципиальной возможности эф­фек­тив­ности кооперации с достаточно широким кругом участников);

    возможности обмена информацией и осущест­вле­ния согласованных действий большого числа участников обычно ограничены.

    Достаточное условиеустойчивого существования кооперативной структуры определяется «центростремительными силами», удерживающими малые предприятия в альянсе. Пусть, экспертным образом определена некоторая величина   (порог автономии), характеризующая средний размер экономической выгоды i-го малого предприятия, при которой его пребывание в кооперативной структуре становится для него привлекательным. Пусть далее   = const =   для каждогоi.

    Тогда достаточное условие устойчивого функцио­нирования малого предприятия в кооперативной структуре описывается следующей системой соотношений:

    wi — zi , i = .                             (5.17)

    Это означает, что величина дополнительной выгоды должна быть достаточной для каждого ма­лого предприятия, входящего в состав кооперационной структуры. В случае невыполнения хотя бы одного из этих условий (выхода хотя бы одного предприятия из образованного альянса) кооперативная структура становится неустойчивой и прекращает свое существование.

    Заметим, что описываемые кооперационные процессы не являются тем классом процессов, которые изучаются теорией кооперационных игр [36, 37]. В принятой здесь системе гипотез, предполагаются выполненными следующие условия:

    • эффект кооперации непосредственно не зависит от числа участников (наоборот, число участников определяется возникающим эффектом);
    • число участников является ограниченным в силу реальной природы процессов кооперирования;
    • участники альянса сохраняют относительную самостоятельность в рамках оговоренных условий кооперации, регламентирующих получение доходов и осуществление затрат;
    • воздействия внешней среды являются «фоном» кооперационных процессов, не зависящим от результатов кооперации;
    • внутри кооперативной структуры действуют силы автономии участников, которые в случае затухания эффектов кооперации приводят к неустойчивости этой структуры.

    6. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО МЕХАНИЗМА КООПЕРАЦИОННЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ

    Рассмотренные методические вопросы существо­вания в кооперативных объединениях малых промышленных предприятий синергического эффек­та, требуют содержательного анализа экономических механизмов его формирования.

    Введем необходимые определения.

    Среди множества возможных способов взаимо­дейст­вий ( ) малых предприятий ( ) выделим k подмножеств (наборов), для которых взаимодействия объединяются общей целью (назначением) и представляют собой некоторое на­прав­ле­ние их совместной деятельности ( ). Данные направления деятельности (наборы взаимо­действий) характеризуется определенным видом дохода wik и затрат zik.

    Тогда под экономическим механизмом коопера­цион­ных взаимодействий формирования синергического эффекта кооперации будем понимать такое k-ое направление совместной деятельности рассматриваемых экономических аген­тов (малых предприятий), для которого выполняется

    wik — zik. для каждого , где  —  порог привлекательности k-го направления деятельности для i-го экономического агента;

    wik = ;; zik. = ;   и   — доходы и затра­ты по l–му способу взаимодействия соответственно. Иными словами, реализация экономического механизма обеспечивает эффекты, превышающие порог минимальной привлекатель­ности для каждого предприятия по рассматривае­мому направлению совместной деятельности.

    При этом совокупность экономических механизмов считается системообразующей (обеспечивающей экономический симбиоз экономических агентов), если выполняются необходимое и достаточное условия экономического симбиоза (см. формулы (5.16) и (5.17). То есть, совокупное действие эко­номических механизмов обеспечивает, во-первых, необходимый порог устойчивости ; а во-вторых – преодолевает инерционный порог автоно­мии экономических агентов .

    Заметим, что данная задача формирования эконо­мических механизмов является разновидностью клас­сической проблемы согласования экономичес­ких интересов хозяйственных объектов, основы решения которой заложены в работах [4-6, 13, 24].

    В процессе анализа основных механизмов формирования кооперативных связей воспользуемся классификацией типов синергизма, предложенной И.Ансоффом [3]. В соответствии с этой классифи­кацией различается четыре типа синергиз­ма:

    • синергизм реализации продукции (продаж),имеющий место, когда различными производите­лями используются одни и те же складские помещения, каналы реализации продукции и рынки ее сбыта. Сюда же относятся общая реклама, маркетинг, стимулирование сбыта и т.д.;
    • синергизм оперативного управления,который является результатом совместного и более эффективного использования оборудования, помещений, персонала; распределения наклад­ных расходов; проведения обучения кадров и обмена опытом, осуществления единых закупок крупной партией и т.д., т.е. связан главным образом с аспектами организационно-управлен­чес­кой деятельности малых предприя­тий, реше­нием координационных и информа­ционных вопро­сов;
    • финансово-инвестиционный синергизм,который связан главным образом с распреде­лением (или перераспределением) финансово-инвестиционных ресурсов, предназначенных для развития малых предприятий. Сюда относится взаимное кредитование предприятий, лизинг оборудования, вопросы оптимизации налого­обло­же­ния и т.д.);
    • синергизм менеджмента . Данный вид си­нер­гиз­ма встречается реже и связан с вопросами стратегического развития малых предприятий, главным образом при освоении ими принципиально новых сфер (отраслей) деятельности.

    Используя эту классификацию, будем различать три основных формы новых кооперативных структур малых предприятий:

      а) оперативно-сбытовая (характеризуется наличи­ем первых двух типов синергизма или присутствием хотя бы одного из них);

      б) финансово-управленческая (характеризуется на­ли­чием третьего и четвертого типов синергизма или присутствием хотя бы одного из них;

      в) углубленно-комплексная (характеризуется комбинацией различных типов синергизма, присут­ствующих в оперативно-сбытовой и финансово-уп­рав­ленческой формах).Заметим, что первую форму кооперативных структур часто относят к категории объектов с неразвитой системой кооперативных связей, поскольку эта форма чаще всего охватывает сферу внешнего взаимодействия малых предприя­тий, их «внешнюю оболочку». Вторая форма кооперативных структур относится к развитой системе кооперативных связей, поскольку предполагает охват наиболее кардинальных, финансовых вопросов развития малых промышлен­ных предприятий. Сюда же относят и третью форму кооперативных структур, однако она встре­чает­ся реже, поскольку широта охвата взаимодействий обуславливает взаимное поглощение и слияние малых предприятий и часто приводит к образованию новой монолитной хозяй­ствен­ной структуры.

    Следует заметить, что данное разделение коопера­тивных связей на развитые и неразвитые в достаточной степени условно и в общем случае не связано с вопросами эффективности взаимо­действий малых предприятий. Так, рационально организованное взаимодействие малых предприятий в управленческой сфере, может принести больший эффект, нежели необоснованные решения о взаимодействии их в сфере производства или финансов. Кроме того, разделение этих сфер в процессе взаимодействия малых предприятий, бывает достаточно затруднительным. Однако в методическом плане оно представляется полезным, так как позволяет внести элементы систематизации в изучаемую проблему.

    В настоящее время в российских условиях наиболее распространены кооперативные структуры с неразвитыми и слабыми взаимодействиями. Гораздо реже встречаются кооперативные структуры с развитой системой взаимосвязей. Причины этого состоят в том, что, во-первых, в силу несовершенст­ва законодательной базы, регулирующей пред­принима­тельские отношения, круг решаемых в них вопросов не всегда легитимен и юридически опре­делен; а, во-вторых, такого рода объединения требуют значительно более высокого уровня дове­рительности взаимоотношений, который в условиях феномена всеобщего взаимного недоверия экономических агентов в условиях экономического кризиса, достаточно трудно достижим. Именно поэтому большинство встречающихся в настоящее время объединений российских малых предприятий, относящихся в соответствии с введенной здесь классификацией к разряду структур с развитой системой кооперативных взаимодействий, являются таковыми условно; их взаимодействия, как правило, имеют односторонний характер и касаются главным образом вопросов оптимизации налогообложения (фактически – реализации стратегии «ухода» от налогового бремени).

    7. СИСТЕМА ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ, ОТРАЖАЮЩИХ СИНЕРГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ

    В соответствии с позицией И.Ансоффа, все виды синергических эффектов можно описать четырьмя переменными:

      1) увеличение прибыли (дохода);

      2) снижение затрат;

      3) уменьшение потребности в инвестициях;

      4) уменьшение времени для достижения поставлен­ной цели [3]. Как указывает далее этот же автор, часть этих переменных является зависимой. Так, уменьшение времени достижения цели может быть сведено к изменению других показателей и охарактеризовано, например, как получение дополнительного дохода или снижение затрат. Точно так же уменьшение потребности в инвестициях можно интерпретировать как снижение затрат и т.д.

    В дальнейших исследованиях, при анализе экономических механизмов кооперации, в целях удобства будем использовать два основных инди­катора – прибыль (доход) и затраты, оценивая при этом с помощью этих показателей синергические эффекты уменьшения инвестиций и времени. В тоже время, как уже указывалось, для окончательной оценки вариантов кооперации могут использоваться и другие критерии (например, неформальные — надежность партнеров, их деловые связи, территориальное размещение предприятий и т.д.).

    Рассмотрим механизмы образования синергичес­кого эффекта для каждой категории кооперативных взаимодействий с использованием принятой системы показателей.

    8. ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ КООПЕРАЦИОННЫХ МЕХАНИЗМОВ

    В случае микроэкономических взаимодействий с неразвитой системой кооперации между малыми предприятиями наиболее распространенными являются следующие механизмы.

    1. Затратно — распределительный. Предполагает более эффективное использование имеющегося у малых предприятий (членов кооперации) производственного потенциала путем наиболее рациональной его загрузки, использованием возникающих локальных резервов всеми членами кооператива и соответствующей калькуляции на всех пользователей затрат по восстановлению этого потенциала..

    В зависимости от вида совместно используемых ресурсов (способа взаимодействия) этот механизм может иметь несколько разновидностей:

      а) организационно — распределительный (сов­мест­ное использование оргтехники, средств связи и ВТ, штата секретарей-референтов и т.д.);

      б) производственно — распределительный (сов­мест­ное использование образовавшихся резервов материально-производственных ресурсов и обору­до­вания);

      в) информационно-распределительный (обмен ин­фор­­ма­цией о наиболее выгодных направлениях работы, рынках сбыта и т.д.).

    Схема механизмов образования синергического эффекта, связанного со снижением затрат малых предприятий – членов кооперации, изображена со­от­вет­ственно на рис.5, 6 и 7. Эти схемы характеризуют основные направления формирования доходов (при­были) wi и затрат zi каждого i-го участника, которые он либо получает, либо тратит в связи с кооперацией.

    Разновидность организационно — распредели­тель­но­го механизма предполагает такое совместное использование организационно-технических средств, при котором – i-е предприятие – владелец получает частичную или полную компенсацию на ее приобретение. Таким образом, его эффект от кооперативных связей определяется разностью между стоимостью оргтехники Q и платой за ее использование, вносимой другими членами ко­опе­ратива . Другие члены кооператива (пользователи) получают альтернативную выгоду, состоящую в экономии на приобретении этой техники, что может быть оценено величиной wj = Q — zj.

    Рис.5. Схема организационно — распределительного механизма (на примере предоставления оргтехники)

    Суммарно это отражается переменной . В резуль­тате в рамках всего кооператива процесс производства становится более сбалансированным.

    Разновидность информационно — распределитель­но­го механизма предполагает распределение затрат, связанных с получением информации (на схеме – маркетинговой информации) между членами кооператива. При этом владелец информации снижает величину своих затрат (Mari) на сумму выплат покупателей информации ( ). Информа­ция, полученная членами кооператива, обращается в их доход.

    В данном случае это доходы от реализации продукции по более высоким ценам (или приобретение сырья по более низким ценам), доходы от увеличения оборота (продаж) и экономия на отсутствии необходимости проведения серьезных маркетинговых исследований, организации рекламы и т.д. (что повлекло бы большие затраты, нежели выплаты в размере zj). Соответственно выгода j-го члена кооператива отражается переменны­ми , с учетом произведен­ных затрат на оплату информации zj.

    Разновидность производственно — распредели­тель­но­го механизма также предполагает наличие выгоды у каждого из участников рассматриваемого взаимодействия. Владелец резерва производствен­ных ресурсов, реализуя его членам кооператива, получает возможность снизить затраты по хранению его на складе, уменьшить убытки от порчи (в случае скоропортящихся запасов), увеличить сумму оборотных средств и ускорить их оборот, что выражается суммой эффектов .

    Рис. 6. Схема производственно — распределительного механизма (на примере использования резервов материально-производственных ресурсов)

    Обычно реализация запасов осущест­вля­ется по льготным, так называемым внутрикооперативным ценам, поэтому владелец этих запасов недополучает часть прибыли (альтернативные убытки zi), однако выгода от быстрой их реализации с учетом минимальных рисков по оплате товара (надежность налаженных кооперативных связей) существенно больше, что и обуславливает осуществление данной сделки. Покупатели материально-производственных ресур­сов (члены кооператива, имеющие дефицит по дан­но­му виду производственных ресурсов) получают возможность ликвидировать возникшее «узкое мес­то» и нарастить объемы производства (эффект). При этом, осуществляя покупку по льготным ценам они получают дополнительный альтернативный доход. Кроме того, они экономят на затратах, связанных с поиском дефицитного ресурса, необходимостью использования посредников и т.д.

    Рис.7. Схема информационно — распределительного механизма (на примере совместного использования маркетинговой информации)

    2. Безвозмездно-доверительный. Предполагает оказание различного рода взаимных услуг, обмен информацией и т.д. на уровне дружеских довери­тельных отношений. Выгода от подобных взаимо­действий не всегда может быть оценена в денежном выражении, но использование этого механизма мо­жет быть не менее эффективным, чем применение других механизмов, основанных на коммерческом расчете. Однако сфера его прило­жения достаточно узка и по мере становления и формирования рыноч­ных отношений все более сужается.

    В случае кооперативных взаимодействий с разви­той системой кооперации малых промышленных пред­приятий наиболее характерными являются следующие механизмы.

    3. Кредитно-кооперационный. В настоящее время является малораспространенным. По своей сути представляет собой разновидность касс взаимо­помощи. Каждое малое предприятие делает некото­рый взнос zj в общий фонд взаимопомощи Ф, откуда по решению кооператива может быть выдан кредит нуждающемуся в кредитных ресурсах i–му члену кооператива в размере Кi < Ф = по некоторой ставке процента ri   rср, где rср  — средняя банковская ставка процента на данный вид кредита. Очевидно, что выгода i–го малого предприятия – заемщика состоит, во-первых, в снижении процентных выплат:

      = (rср —  ri) Ki.                                    (8.1)

    Рис. 8. Схема кредитно-кооперационного
    механизма

    Во вторых, в экономии времени на получение кредита, что позволяет осуществить быстрое вложение денег в оборот и получить дополнительную прибыль

      = (tср – tk) ,                               (8.2)

      где tср  — среднее время оформления банковского кредита;

      tk  — среднее время принятия кооперативного решения о выделении средств i–му предприятию;

    - средняя эффективность единицы вложений i-го предприятия, приведенная к временному интервалу (tсрtk).

    Выгода остальных членов кооператива от этой кредитной операции состоит в получении части процентных отчислений (например, пропорционально вложенным средствам zj); при этом, если ставка ri > rдеп(где rдеп  — депозитная банковская ставка для юридических лиц), эта выгода может быть рассчитана следующим образом:

    wj = (ri —  rдеп) .                              (8.3)

    Кредитно-кооперационный механизм представлен на рис.8.

    4. Налого — сберегающий. Предполагает использо­вание методов снижения уровня налогооблагаемой базы, и в частности, сокрытия от налогообложения части оборота или прибыли. Обусловлен слишком высоким налоговым бременем, непосильным для малых предприятий. В практике имеется множество схем ухода от налогообложения (с разным сочетанием легальности и полулегальности операций), которые разделяются на две большие группы: обналичивание и обезналичивание. [34]. Результатом является увеличение массы прибыли, остающейся в распоряжении малых предприятий (как за счет снижения налоговых отчислений, так и за счет специальных выплат за участие в налоговых схемах – в зависимости от той роли в схеме, которую выполняет малое предприятие) [25, 29, 32, 33, 34].

    Ввиду широкого распространения данного экономического механизма взаимодействия малых предприятий рассмотрим его подробнее.

    9. ЭКОНОМИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ НАЛОГОСБЕРЕГАЮЩЕГО МЕХАНИЗМА КООПЕРАЦИИ ПРЕДПРИЯТИЙ

    В соответствии с основными принципами классического подхода к функционированию пред­приятия [5, 6], общий экономический механизм его деятельности может быть представлен киберне­тичес­кой схемой с наличием положительной обратной связи, реализуемой через фонды его развития. Модификация классической схемы экономического механизма легитимно функциони­рую­щего предприятия к современным условиям, произведенная автором, позволила представить деятельность фирмы с помощью варианта такой схемы, представленного на рис. 9.

    На данной схеме двойными стрелками обозначена положительная обратная связь, усиливающая основной результат системы (производство продукции) по цепочке: ресурсы – производство – фонд развития – дополнительный объем ресурсов. Отметим, что в этом случае к контуру положительной обратной связи последовательно подключены два основных рынка – рынок ресурсов и рынок товаров и услуг.

    Произведем анализ деятельности легитимной (не уклоняющейся от налогов) фирмы и рассчитаем объем ее чистой прибыли и сумму налоговых отчислений.

    Пусть на рынке ресурсов предприятие приобретает Кфакторов производства в количестве х1, х2,…, хк, …, хК по ценам соответственно q1, q2, q3,…,qk,,…,,qK, осуществляя при этом затраты С = . После того, как предприятие произвело продукт в соответствии с некоторой производственной функциейF(x1, x2,…xK) оно выходит на рынок товаров и продает его по цене р (в данном случае в целях простоты рассматривается монопродуктовое предприятие), получая при этом выручку G = рF(x1, x2,…xK). Из этой выручки осуществляется возмещение затрат (-C) и выплата части налоговых и приравненных к ним отчислений (-N1), в результате чего образуется валовая прибыль (доход) предприятия (D = G – C — N1). После этого осуществляется уплата налога на прибыль в размере (-N2) и формируется чистая прибыль предприятия (М), которая находится в его распоряжении. Прибыль (М = D — N2) распределяется между фондом потребления и фондом развития (Ф), который является источником прироста факторов производства x (k= ) приобретаемых на рынке ресурсов; т.е. процесс возвращается к началу производственного цикла.

    В том случае, если рассматривается нелегитимное предприятие, действующее в системе кооперационных связей, рассмотренная схема существенно усложняется. Прежде всего определяется диспозиция малых предприятий, входящих в кооперацию. Выделяются три группы малых предприятий:

    • основные предприятия, доходы которых частично уводятся от налогообложения;
    • предприятия-посредники (фирмы «прокладки»), роль которых состоит в аккумуляции уводимых из-под налогообложения сумм;
    • предприятия – однодневки («фиктивные» фирмы), роль которых состоит в легализации уводимых от налогообложения доходов.

    Рассмотрим упрощенную схему, в которой взаимодействуют три предприятия по одному из каждой группы. (см. рис.10).

    В этом случае основное предприятие отсекается от рынков ресурсов и товаров (услуг) фирмой–«прокладкой», которая выполняет посреднические услуги, закупая ресурсы и реализуя его продукцию. При этом в контур обратной связи основного предприятия оказывается включенной фирма-«прокладка», занимающая положение между предприятием и указанными рынками.

    В свою очередь, рассматриваемая посредническая фирма взаимодействует с фиктивной фирмой, которая не занимается ни производством, ни коммерцией. Её функции состоят в легализации доходов, накопленных фирмой-посредником. Таким образом, в схеме появляется ещё один контур взаимосвязей в цепочке: (.контур обратной связи; возможные связи аккумулированный доход -–легализованный доход – чистая прибыль основного предприятия. С точки зрения кибернетики этот контур является усилителем обратной связи, поскольку при прочих равных условиях он увеличивает чистую прибыль и дополнительно увеличивает действие этой связи, реализуемой далее через фонд развития основного предприятия.

    С учетом новообразованных потоков и взаимосвязей процесс налогообложения и формирования прибыли выглядит теперь следующим образом.

    Фирма-посредник закупает для основного предприятия производственные факторы в количествех1, х2, …, хК по ценам соответственно q1, q2,,,…,,qK, затрачивая на это сумму (С = ).

    Основное предприятие приобретает эти произ­водственные факторы по ценеq1 + q1, q2 + q2,…. qK + qK, где k   0, затрачивая на это сумму 1). Кроме того, основное предприятие реализует свою продукцию фирме-посреднику по цене р —  р (где р   0), получая за эту операцию сумму [ S1 = (р —  р) F(x1, x2,…xK) ]. Фирма-посредник продает полученную продукцию на рынке товаров по цене р, получая выручку [S = р (x1, x2,…xK) ]. Таким образом, у фирмы-посредника аккумулируется часть дохода (Е), которая принадлежала бы основному предприятию, если бы оно самостоятельно осуществляло все трансакционные операции по купле-продаже на соответствующих рынках. Величина аккумулированного дохода составляет сумму [E = (S – S1) + (C1 – C)] и фактически представляет собой нелегальный доход основного предприятия.

      Рис.9. Концептуальная схема функционирования легитимного предприятия в современных российских условиях формирования рыночных отношений

    Основное предприятие выплачивает первую очередь налогов (далее будем называть их условно налогами на производство, включающими в себя НДС, единый социальный налог) в размере Н1. Отсюда валовая прибыль основного предприятия составляет величину (I), которая рассчитывается следующим образом: I = S1C1H1. Затем отчисляется налог на прибыль 2) и формируется легальная чистая прибыль основного предприятия ( = I – H2).

    Параллельно работает контур усилителя обратной связи. Фиктивная фирма по определенной технологии легализации доходов (обналичивание, обезналичивание) легализует нелегальный доход (Е), направляя его в фонд чистой прибыли основного предприятия. Таким образом, окончательная величина чистой прибыли предприятия ( ) состав­ляет величину ( = +Е), то есть сумму легального и нелегального доходов.

    Данная схема может быть реализована в нескольких модификациях.

    Фиктивная фирма и посредническое предприятие являются аффилированными структурами основного предприятия. Например, они создаются заранее для реализации данной схемы, их руководители являются одновременно руководителями основного предприятия.

    При этом осуществляются единоразовые затраты на организацию этих фирм и нелегальный доход практически целиком поступает на счета основного предприятия, которое затем поддерживает работу этих фирм небольшими суммами, покрывая их трансакционные затраты (на легализацию дохода, на финансирование операций на рынках товаров и услуг). Данная модификация является достаточно прозрачной и уязвимой для налогового контроля.

    Поэтому чаще всего используется другой вариант, при котором все участники этой схемы являются достаточно независимыми структурами. В этом случае за каждую проводимую операцию основное предприятие осуществляет некоторую плату по заранее оговоренной таксе (обычно небольшой). По сути, речь идет о взаимовыгодном распределении нелегального дохода (Е) между предприятиями – участниками данной схемы. В этом случае на счет основного предприятия поступает не весь доход (Е), а лишь его часть [ =E(1— )], где   и   — обычная доля отчислений фиктивной фирме и предприятию-посреднику от суммы нелегального дохода. Фактически можно считать затраты основного предприятия на реализацию данной схемы его вкладом в данный вид кооперативного взаимодействия. Величина этого вклада составляет сумму (z1+z2), где z1=(1- ) Е, z2=(1- ) Е, 0< + <1, >0,   >0, z1>0, z2>0 при E>0. Эти взаимосвязи отображены на схеме пунктирной линией).

    Поток легализованного дохода (Е или ) направляется не на увеличение чистой прибыли основного предприятия, а в фонд потребления, расходуемый менеджерами основного предприятия в личных целях (Данная связь также отражена на схеме рис. 10) пунктирной линией). В этом случае усилитель обратной связи не работает, и реализация данной схемы означает фактическое изъятие (экономическую экспроприацию) части средств основного предприятия. Этот вариант схемы крайне негативно сказывается на функционировании основного предприятия и используется обычно в том случае, когда его руководством принято решение о постепенном «сворачивании дела» (планируемом банкротстве).

    Чаще всего поток легализованного дохода разветвляется на различные цели – на развитие предприятия и на потребление. Не исключен также вариант выплаты части зарплаты работникам «черным налом». При этом происходит экономия отчислений по зарплате, т.е. уводится от налогообложения часть фактического фонда заработной платы. Однако в условиях малых предприятий последний вариант как еще один способ «оптимизации налогов» не является эффективным ввиду малочисленности работающего на них персонала.

    3. В данной схеме могут участвовать несколько фирм-посредников и фиктивных фирм. В этом случае все описанные эффекты, связанные с формированием нелегальных доходов и последующей их легализацией, многократно усиливаются. Далее, фирма-посредник и фиктивная фирма могут интегрировать свои функции в рамках одного предприятия, совмещающего посредничес­кие операции и обналичивание. Еще одна модифи­кация этой схемы состоит в том, что фирма-посред­ник и фиктивная фирма начинают вести себя «более легитимно» и осуществляют положенные налоговые отчисления (В этом случае эффективность реализации этой схемы для основного предприятия уменьшается. И зависит только от разницы внутренних – трансфертных цен их взаимодействия). При легитимных формах поведения предприятий возможен еще один вариант этой схемы, предполагающий их территориальную разобщенность, с разными условиями налого­обложения на территориях. Например, посредничес­кая фирма размещается в оффшорной зоне.

    4. Подобные схемы ухода от налогообложения могут реализовываться с участием предприятий различных типов и масштабов, в том числе и крупных предприятий. Широкая сфера их применения обусловлена достаточно вескими мотивами: высокий уровень совокупного налогообложения в сочетании с весьма низким риском раскрытия данных схем и неэффективностью возможных санкций. Однако, как правило, их труднее применять с участием крупных предприятий, которые находятся на виду, имеется большое число посвященных в курс дела и т.д.; и проще – на малых, которым легче затеряться в общей массе – объем совершаемых сделок на них не очень велик и не привлекает внимания налоговых органов.

    Заметим, что в последнее время, в связи с усилением санкций за сокрытие доходов от налогообложения, увеличением риска выявления подобных схем и увеличением затрат на из создание и поддержание, привлекательность подобных схем и их применимость несколько уменьшилась.

    Оценим экономическую «эффективность» применения данного способа взаимодействия малых предприятий. Для этого сопоставим схемы рис.9 (первая схема – легитимное поведение предприятия) и рис.10 (вторая схема – нелегитимное поведение предприятия).

    Докажем серию утверждений.

    Утверждение 1.Каковы бы ни были ставки процента по налогообложению на производствоr1 > 0 и на прибыль r2 > 0, величина каждого вида этих налогов во второй схеме меньше, чем в первой: H1 < N1, H2 < N2.

    Рис.10. Схема нелегитимного взаимодействия предприятий
      при уклонении от налогообложения

    Следствие. Суммарные налоговые отчисления предприятия во второй схеме будут меньше, чем в первой: Н1 + Н2 < N1 + N2.

    В целях простоты введем следующие обозначения.

    Часть нелегального дохода (Е), образуемого за счет разницы цен на продукцию, обозначим   = р (x1, x2, …xK), а другую часть, связанную с разницей цен на ресурсы, обозначим   = ; при этом соблюдается следующее тождество:

      Е = (S – S1) + (C1– C) =   +            (9.1)

    Очевидно, что Н1 < N1, поскольку такого рода неравенство соблюдается для налогооблагаемой базы:

    S1 = G —  < G,                                  (9.2)

    где   > 0.

    Следовательно,

    r1S1< r1G и H1 < N1,                             (9.3)

    где 0 < r1 < 1.

    То есть, отход предприятия от стандартизованной (нормальной) схемы поведения позволяет ему снизить налоги на производство.

    Покажем, что H2 < N2. Так же как и в первом случае, сопоставим налоговые базы этих налогов.

    I = S1 – C1 – H1 = (1 – r1) S1 – C1.         (9.4)

    I = (1 – r1) (G - ) – (C + ).              (9.5)

    I = (1 – r1) G – [ (1 – r1)   + C + ] (9.6)

    Обозначив выражение в квадратных скобках соотношения (9.6) переменной А > 0 и учитывая, что D = (1 – r1) G, получаем:

    I = D – A,                                              (9.7)

    что означает I < D, то есть валовая прибыль предприятия во второй схеме меньше, чем в первой.

    Тогда

    (1 –r2) I < (1 – r2)D.                              (9.8)

    Следовательно, Н2 <N2, т.е. налог на прибыль во второй схеме меньше, чем в первой. Отсюда ясно, что и общая сумма налоговых отчислений (Ho=H1+H2) во второй схеме будет меньше, чем в первой (No=N1+N2):

      Ho < No,                                                (9.9)

    что и требовалось доказать.

    Утверждение 2.Разность между налоговыми отчислениями по первой и второй схемам меньше, чем сумма уводимого от налогов дохода:N1+ N2– (H1+ H2) < E.

    Для того, чтобы доказать данное утверждение, рассмотрим сумму разностей, представляющих по парное сравнение налогов: (N1 – H1) + (N2 – H2).

    N1 – H1= r1(G – S1) = r1 .                       (9.10)

    N2 – H2 = r2 [ (G – C – N1) – (S1 – C1 – H1) ] =

    = r2 [ (G – S1) + (C1 – C) – (N1 – H1) ] =

    = r2 [ E – r1 ].                                   (9.11)

    Сложим два равенства

    N1 – H1 = r1  

    N2 – H2 = r2 [ E – r1 ].                     (9.12)

    Получим:

    N 1+ N 2 – (H1 + H2) = r1 (1 — r2) + r2 E.         (9.13)

    Очевидно, что r1 (1 — r2) < E (1 — r2), так как r1 < 1, 0<(1 — r2)<1 и   < E.

    Прибавим к обеим частям неравенства r2 E > 0 и получим:

    r1 (1 — r2) + r2 E <

    < E (1 — r2) + r2 E = E,                     (9.14)

    или (с учетом соотношения (9.12)):

      N 1+ N 2 – (H1 + H2) < E,                   (9.15)

    что и требовалось доказать.

    Утверждение 3. Размер легальной чистой прибыли предприятия по второй схеме меньше, чем по первой: М > .

    Для доказательства вычислим разность М – :

    M = G – C – N1 – N2

      = S1– C1– H1 – H2                                        (9.16)

    M – = (G – S1) + (C1 – C) – (N1 – H1) – (N2 – H2).

    Так как (G – S1) + (C1 – C) = E, в соответствии с формулой (9.1), а из предыдущего доказательства (см. формулы (9.13) – (9.15)) следует:

    (N1– H1) + (N2 – H2) = r1   (1 — r2) + r2 E < E,

    то в итоге получаем:

    M –   = E – [ r1   (1 — r2) +

    + r2 E ] > 0                                          (9.17)

    Или:

      M –   = (1 — r2) E — r (1 — r2)   > 0.

    Заметим, что данный эффект обусловлен тем, что во второй схеме происходит целенаправленное снижение налоговой базы по всем стадиям изъятия налогов.

    Утверждение 4Описанный во второй схеме способ функционирования предприятия и взаимодействия его с посреднической и фиктивной фирмами представляет собой экономический механизм формирования синергического эффекта (в смысле приведенного ранее определения) при выполнении следующего достаточного условия: затраты предприятия на поддержание работы данной схемы не должны превышать достигаемого эффекта от ее использования (увеличения общей суммы прибыли, находящейся в распоряжении предприятия).

    Рассмотрим доходы основного предприятия. В соответствии с утверждением 3 легальная чистая прибыль во второй схеме оказывается меньше, чем тот же показатель в первой схеме (см. формулу (9.1). Однако к ней добавляется легализованная часть доходов, которая составляет величину   = E – (z1 + z2), где z1 и z2 —  отчисления из дохода фирме-посреднику и фиктивной фирме, если они не являются аффилированными структурами. При этом z1 = E и z2 = E, где   и  — оговоренные проценты отчислений. В противоположном случае величины z1 и z2интерпретируются как некоторые единоразовые затраты z1 и z2 основного предприятия на создание и поддержание аффилированных структур.

    Таким образом, общий экономический эффект Эф основного предприятия описывается следующим соотношением:

    Эф = ( + ) – M =

    = – M + = -(M – ) + .        (9.18)

    Используя соотношение (6.20), получаем:

    Эф = [ r1   (1 —  r2) + r2 E ] – E+ E —  z1 —  z2.=

      = r1   (1 — r2) + r2 E — z1 —  z2        . (9.19)

    Так как для выполнения необходимого условия должно быть выполнено Эф   0, приходим к следующему неравенству:

    r1 (1 — r2)   + r2 E   z2 —  z1               . (9.20)

    Или, интерпретируя полученное неравенство (9.20) более точно, с учетом порога привлекательности (автономии функционирования) (см. формулу (5.17), получаем:

    z2 —  z1   r1 (1-r2)   + r2E — ,        (9.21)

    которое является достаточным условием формирования рассматриваемого синергического эффекта.

    Утверждение 5.Пусть имеется несколько малых предприятий, имеющих сеть вспомогательных (посреднических и фиктивных) структур и осуществляющих взаимодействие с ними по второй схеме (уклонение от налогообложения). Тогда описанные взаимодействия могут сформировать экономический симбиоз кооперативной системы малых предприятий в том случае, если выполнено условие (9.20); суммарная величина интегральных эффектов всех участников данного вида кооперации i (i= ), будет больше некоторого заданного порога устойчивости их функционирования .

    Величина интегрального экономического эффекта i–го предприятия   (разность между эффектом кооперации и затратами на кооперацию) определяется разностью между правой и левой частью соотношения (9.20), записанного для каждого предприятия (i= ).

    Тогда:

    ,                              (9.22)

      где i  — нижний индекс переменной, обозначающей ее принадлежность к i–му малому предприятию. Соотношение (9.22) является необходимым условием формирования экономического симбиоза малых предприятий, реализующих стратегию налогосбережения. Как это следует из анализа данного соотношения, при больших величинах затрат на поддержание рассматриваемой схемы z1i и z2i и при значительной агрессивности внешней среды, требующей высокого порога устойчивости   (в число воздействий внешней среды входят также санкции налоговых органов), экономический симбиоз может не сформироваться; микроэкономические взаимодействия малых предприятий по данной схеме будут носить либо эпизодический характер; либо постепенно данная схема уклонения от налогообложения прекратит свое существование.

    10. МЕТОДИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ ЭКОНОМИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ ДЛЯ АНАЛИЗА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МАЛЫХ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ

    К числу экономико-математических методов, применявшихся для анализа российских малых предприятий, функционирующих в условиях экономических реформ, можно отнести следующие:

    Методы имитационного моделирования малых предприятий. Эти методы представлены работами [14, 16, 22], где малое предприятие описывается во взаимодействии с крупным экономическим объектом.

    Оптимальные методы и подходы, которые используются в работах [9, 18], исследующих проблемы оптимального распределения кредитных и государственных финансовых ресурсов между проектами развития малых предприятий с учетом рисков.

    Аналитические методы исследования деятельности малых инновационно -ориентированных предприятий. Пример подобных методов с использованием аппарата производственных функций содержится в работе [18].

    Разумеется, данный обзор работ по экономико-математическому моделированию деятельности ма­лых предприятий является далеко не полным. Он лишь дает определенную картину исследований, про­водимых в рассматриваемой области.

    В качестве инструментов исследования изучаемой проблемы кооперации малых промышленных предприятий, выбраны аналитические методы, как наиболее соответствующие поставленным задачам. В работе они представлены двумя основными направлениями: 1) дифференциальным анализом; 2) финансово-экономическим анализом.

    10.1. Методы дифференциального анализа развития малых предприятий

    Основы дифференциального анализа деятельности предприятий, как хозрасчетных единиц, заложены в работе [5] Эти методы позволяют исследовать динамику развития предприятия (т.е. проследить достаточно долговременные последствия принятых решений) с помощью уравнений, содержащих набор наиболее существенных переменных, которые отражают влияние как внешних факторов (например, динамики инвестиций), так и внутренних характеристик предприятия (себестоимость, фондо­отдача и т.д.). При этом предприятие представляется очень упрощенно, с использованием сильно агрегированных показателей: принимаются гипотезы о монопродуктовости предприятия, неизменности и единственности применяемой технологии и т.д., что требует в ряде случаев специального обоснования достоверности и применимости получаемых результатов.

    Принципы и гипотезы моделирования, исполь­зо­ван­ные в работе [5], в большей степени применимы для малых, нежели крупных предприятий. Малые предприятия, как правило, узкоспециализированы и являются монопродуктовыми; используют одну технологию, не меняя ее в процессе своего функционирования и т.д. Таким образом, концептуальные основы такого анализа оказались применимыми для нового класса объектов – малых предприятий, которых еще не было в период разработки рассматриваемого инструментария и появления первых работ по моделированию пред­приятия.

    Однако современные рыночные условия, полная экономическая самостоятельность предприятий, принципиально иная налоговая система и т.д. требуют нового этапа исследований для соответст­вующей адаптации этих методов, и в частности, введения в них новых переменных, взаимосвязей между ними и т.д.

    Результаты такого рода исследования, проведен­ного с участием автора, изложены в работах [15, 20]. Полученные результаты могут быть использованы для анализа малого предприятия, функционирующего в условиях кооперации с другими малыми предприятиями. Важно при этом, что синергические эффекты (имеющие, как правило, далеко идущие последствия) могут быть проанали­зированы с помощью этих моделей в динамике.

    Для практического использования результатов данного анализа необходимо использование прибли­жен­ных численных методов решения полученных уравнений динамики основных фондов, выпуска продукции, прибыли и т.д. при различных значениях входящих в них параметров а, . Численные резуль­таты, представленные в виде таблиц (номограмм), позволят осуществить экспресс-анализ возможных проектов кооперирования малых предприятий. При этом оцениваются локальные эффекты каждого из предприятий, возникшие как следствие кооперации (результаты кооперации считаются известными, например, на основе аналогов кооперирования); отсюда можно рассчитать и общий интегральный эффект всего альянса предприятий.

    В том случае, когда результаты кооперации заранее неизвестны, влияние ее можно оценить на основе решения системы дифференциальных урав­не­ний, учитывающих действия механизмов кооперации. Однако эта задача гораздо более слож­ная и является предметом самостоятельных исследо­ваний.

    Ориентация именно на экспресс -методы анализа – наиболее рациональная стратегия при стратегичес­ком планировании деятельности малых предприятий, для которых характерно отсутствие значительных средств и времени для проведения серьезных проектных исследований. То есть, именно экспресс -методы наиболее соответствуют природе самих малых предприятий.

    10.2. Методы финансово-экономического анализа результатов деятельности малых предприятий

    Спектр данных методов очень широк и многообразен [12, 27, 28]. В данном случае рассмотрим два наиболее распространенных из них, основанных на концепции операционного (экономического) и финансового рычага [ 1, 12, 27, 28] Эти методы сочетают в себе предельную простоту и эффективность, т.е. качества, делающие их незаменимыми при экспресс-анализе хозяйствен­ного состояния любого предприятия, и в частности, малого предприятия.



  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3