Библиотека управления

Этические аспекты управления слиянием предприятий

ОЛАФ КАРИТЦКИ дипломированный специалист по экономике и организации торговли, научный сотрудник кафедры народного хозяйства и философии Университета гг. Виттена и Хердекке
АЛЕКСАНДЕР БРИНК доктор политологии и философии, профессор кафедры прикладной этики Университета г. Байройта (Германия)
Из материалов журнала "Проблемы теории и практики управления"
  • Нормы этики слияний часто базируются на имплицитных договорах
  • По этическим соображениям при слиянии недопустимы действия, которые нарушают легитимные интересы какой-либо группы с угрозой ее существованию
  • Менеджмент может либо смягчить критический ущерб тем или иным интересам с помощью компенсации в других областях, либо путем переговоров перевести легитимные интересы в нелегитимные

В последнее время слияния и покупки предприятий были ответом на проблемы, которые ставит глобализация. И даже после спада к концу 90-х годов эйфории по этому поводу в будущем следует ожидать, что купля-продажа компаний сохранит свое значение в народнохозяйственном масштабе, так как западноевропейская экономика нуждается в основательной перестройке.

Правда, многие слияния и покупки предприятий оказались неудачными (в смысле увеличения стоимости акционерного капитала), не в последнюю очередь из-за несовместимости культуры партнеров. В обществе зреет понимание, что сложившаяся практика все более частых и крупных слияний в условиях "турбулентного" капитализма с этических позиций не является легитимной. Поскольку экономика не может обойтись без человека с его этическими особенностями как потребителя, работодателя, делового партнера и собственника, то растет потребность в практичных методах, с помощью которых дебаты о нормах, применяемых менеджментом при слиянии предприятий, могут быть поставлены на рационально аргументированную базу.

Цель данной статьи в том, чтобы предложить метод нормативной оценки слияний, который должен помочь разрешать возникающие при этом правовые и материальные конфликты на основе положений, отражаемых часто в так называемых имплицитных договорах. Это означает, что предлагаемым методом могут воспользоваться хозяйствующие субъекты с разными этическими убеждениями.

Определение критерия жизнеспособности

По установившейся практике стоимость предприятия на данный момент определяется величиной ожидаемого в будущем превышения доходов над расходами. В современной теории доминирует точка зрения, что при расчетах этой стоимости необходимо учитывать субъективные, или "мягкие", факторы, например доверие внутренних и внешних групп интересов. Так, создав атмосферу доверия, предприятия могут сократить издержки надзора и контроля, а также затраты по подготовке договоров. Дополнительная мотивация может привести к снижению текучести кадров, что в свою очередь способствует повышению производительности труда, так как стабильный коллектив лучше владеет организационными рутинами.

Эти доводы справедливы для каждого отдельно взятого предприятия. При слиянии же двух компаний в силу вступают дополнительные факторы, так как этот шаг порождает ситуацию неопределенности: неясно, как будет выглядеть стратегия нового предприятия и каким образом может быть использован синергический эффект, столь часто увязываемый с перспективой слияния. Перед всеми возможными группами интересов возникает масса вопросов: какие сотрудники, поставщики, сбытовые каналы будут востребованы; как изменится структура оплаты труда и налоговых выплат; какова будет нагрузка на окружающую среду; какие возможности развития получат отдельные сотрудники. Если менеджмент сливающихся предприятий не хочет рисковать в связи с тем, что обеспокоенные сотрудники, клиенты или поставщики перейдут к конкурентам (часто это лучшие партнеры, которые могут воспользоваться более выгодными альтернативами разрешить проблему неопределенности), то он должен убедить все заинтересованные стороны в достоверности обещаний, данных при объявлении решения о слиянии.

Предлагаемый нами подход к этике слияния базируется на существующих ныне эксплицитных и имплицитных договорах, которые стороны обязаны выполнять. Под понятием "имплицитный договор" здесь имеются в виду все составные части, входящие в эксплицитный договор или сопутствующие ему, которые точно не оговариваются и не кодифицируются, но явное изменение или исключение которых привело бы к отказу, по крайней мере одной из сторон, от заключения договора.

Имплицитные договоры, как правило, не являются отдельной темой официальных переговоров, поэтому их содержание нередко бывает неясным и неопределенным. Однако во времена институциональных преобразований заинтересованные стороны часто указывают на их наличие и ссылаются на их законную силу, в связи с чем они становятся эксплицитными. Значение этих договоров именно в том, что их соблюдение обсуждается только в переломные моменты, в нормальных же условиях они стабилизируют неформальные сети групп интересов и служат нормативным фоном всей активности предприятия. Слияние как раз и является переломным событием, поэтому при обсуждении его этических аспектов целесообразно обращать особое внимание на соблюдение таких договоров.

Поскольку содержание имплицитных договоров обычно не совсем ясно, то затронутые слиянием стороны могут оказаться в трудном положении. Поэтому в качестве вспомогательного средства для выявления и толкования имплицитных договоров мы вводим понятие "критерий жизнеспособности". Согласно ему любое деяние в связи со слиянием недопустимо по этическим соображениям, если нарушение легитимных интересов какой-либо группы угрожает самому ее существованию.

1. Группы интересов обычно выявляются с помощью специального анализа, опирающегося на их определение, данное Э. Фрименом в 80-х годах, согласно которому это "любая группа или индивид, могущие влиять на достижение организацией своих целей или испытывать на себе влияние этих достижений". Критерий жизнеспособности базируется, например, на потребности в защите той или иной группы интересов, близости к процессу управления, экономической или политической власти, важности ресурсного вклада в успех предприятия, продолжительности связей с предприятием и т.п. В качестве критерия релевантности интересов можно принимать во внимание как прошлые заслуги и текущую заинтересованность, так и будущую значимость групп.

Учет групп интересов вообще, а не только держателей акций необходим потому, что без них любое предприятие перестало бы быть тем, чем оно является в настоящее время (точно так же, как если бы фирма, например, обменяла свои активы на другие имущественные ценности, изменила структуру своего капитала или сменила свой кадровый состав или клиентуру). Если кто-то сошлется на право фирмы свободно принимать решения, то ему придется признать, что за определенным предприятием как шлейф тянутся специфические претензии, отрицание которых делает само предприятие несостоятельным. Некоторые экономисты рассматривают предприятие как средоточие договорных отношений между индивидами или как совокупность многосторонних договоров между группами интересов.

Не меняет положения и тот факт, что эта легитимитизированная сеть подвержена постоянным изменениям (которые, однако, всегда в смысле эволюции связаны с прошлым). Предприятие, конечно, может попытаться повлиять на легитимность интересов путем замены одних групп другими, но это не упраздняет правомочия уже сложившихся претензий: например, интересы сотрудника не теряют своей легитимности из-за его увольнения и исключения тем самым из круга групп интересов - при известных обстоятельствах его интересы в таком случае только нарушаются.

2. Однако не все нарушения легитимных интересов служат поводом для изменения отдельных аспектов слияния или ставят его под вопрос в целом. Это надо делать лишь тогда, когда нарушения интересов тех или иных групп влекут за собой опасные для их существования  последствия. Под этим может пониматься утрата в результате слияния позитивных перспектив или крупный материальный ущерб, возместить которые пострадавший не в состоянии собственными силами без решения сложных проблем.

Последнее ограничение необходимо, так как в условиях рыночной хозяйственной системы, ориентирующейся на справедливость чисто процедурного разбирательства, изменения легитимны постольку, поскольку не противоречат соответствующим правилам. Правда, при соблюдении этих правил могут появляться результаты, которые нежелательны на базе ценностей, разделяемых практически всеми членами общества. Поэтому в рыночной экономике для предприятий сохраняется необходимость соблюдения этических норм.

Составляющие понятия "жизнеспособность" в рамках предложенного критерия требуют подробного обсуждения. Аргументация при этом опирается не на общие разделяемые любым здравомыслящим человеком принципы и эксплицитные договоры, так как конфликты по последним решаются в судебном порядке. Нормы этики слияния в большинстве случаев базируются на имплицитных договорах. Дискуссии о том, какие существуют имплицитные договоры и какие права и обязанности конкретно вытекают из них для участников, является частью этики управления объединением предприятий.

Нарушения имплицитных договоров не наказуемы в судебном порядке, тем не менее договаривающиеся стороны берут на себя обязательства выполнять их, как и эксплицитные соглашения. То обстоятельство, что эти договоры в случае конфликта труднее использовать в качестве доказательства и что из-за неполноты и ограниченности коммуникации их содержание и значение могут быть неправильно истолкованы, не влияет на действенность (по этическим соображениям) таких договоров, которые представляют собой соглашения на основе консенсуса сторон. Даже в конфликтном случае с критически важным партнером, когда каждая подлежащая выплате компенсация может повлечь за собой уход предприятия с рынка, т.е. когда этика вступает в противоречие с экономическими интересами, необходимо строго следовать принципу римского права: pacta sunt servanda (договоры должны исполняться. - Примеч. ред.).

В данной статье рассматривается лишь негативный критерий - норма невыполнения действий по возмещению ущерба, а не этика в целом, которая должна учитывать все легитимные интересы сторон. Иначе говоря, во внимание принимаются только проведенные или намечаемые действия, которые могут причинить крупный ущерб или лишить многообещающих перспектив ту или иную группу интересов.

Варианты решений для менеджмента

Если взять два основных компонента изложенных правил принятия решений - легитимность интересов и жизненную угрозу их нарушения - в качестве параметров, то получится матрица, представленная на рисунке.

Отсюда видно, что менеджмент готового к объединению предприятия должен принимать во внимание не любые требования любой группы интересов, связанные с нанесением ущерба, а лишь те, которые попадают в квадрант I. У менеджмента два варианта решений. Во-первых, можно позаботиться о том, чтобы критический ущерб превратился в некритический. Это может произойти благодаря компенсации в других областях или предоставлению помощи предприятия, чтобы пострадавший сам мог решить проблему. Например, относительно каждого сотрудника, которому угрожает потеря рабочего места, может быть признано существование имплицитного договора, а следовательно, и наличие его легитимных интересов, если он уже в течение многих лет работал на предприятии и сохранял ему верность в трудные времена, хотя и имел привлекательные предложения по поводу смены работы.

В зависимости от того, в каком звене в конкретном случае нанесен критический ущерб, можно использовать соответствующий вид возмещения: финансовые потери покрываются деньгами, понижение статуса компенсируется его повышением в другой форме, а вызванное производственной необходимостью увольнение сопровождается консультациями с целью предоставления работы в другом месте. Таким образом, практикуемые компенсации не всегда создают финансовую нагрузку для предприятия.

Во-вторых, менеджмент может попытаться перевести ситуацию из первого квадранта во второй. Для этого должны быть пересмотрены договоры, в том числе имплицитные, что становится возможным, так как именно переломные ситуации, каковым является слияние, часто используется для демонтажа старых структур. Это предполагает, однако, консенсус обоих партнеров относительно содержания договора. Если он достигнут, то результат не может оспариваться по этическим соображениям.

В квадранте II находятся такие случаи, как ухудшение рыночного положения одного из конкурентов. Из-за трансакции слияния он может оказаться ущемленным в своем жизненно важном интересе, но с этической точки зрения в условиях рыночного хозяйства это оставляется без внимания, так как с позиции объединяющихся предприятий данный интерес не может быть заявлен как легитимный. Если бы было иначе, то интересы всех сторон были бы легитимными.

То же относится и к наемным работникам, положение которых из-за слияния сильно ухудшается, но при отсутствии легитимности их интереса, так как ее основанием в конкретном случае служит, например, продолжительность работы на предприятии, а многие сотрудники заняты еще недостаточно длительное время.

Применение критерия жизнеспособности

Нарушения легитимных интересов, имеющих жизненно важное значение, могут исследоваться как с учетом специфики фаз процесса слияния - предшествующей и последующей (моментом перехода от первой ко второй является дата подписания договора о слиянии), так и с учетом специфики групп интересов.

В рамках предшествующей фазы исследуется внутрифирменный потенциал знания (чьи знания, в каком объеме, в какой ситуации нужно использовать), культура и этика (какое значение следует придавать культуре предприятий-партнеров), планирование слияния (кого, когда и в какой форме надо вовлечь в этот процесс). В последующей фазе речь идет о культурной интеграции (каким образом можно объединить разные культуры или следует сохранить несколько культур, связанных общими идеалами) или программах структурной перестройки (какое количество сотрудников необходимо уволить и какие подразделения закрыть).

Далее представим примеры учета специфики основных групп интересов, так как на практике различные претензии рассматриваются в ходе переговоров комплексно по группам их предъявителей.

Группа интересов "сотрудники"

Исследование требований сотрудников занимает особое место в области этики слияний. В условиях нарастающего индивидуализма гарантия занятости не является само собой разумеющейся обязанностью предприятий.

Возникает вопрос, могут ли легитимные интересы сотрудников быть ущемлены опасным для них образом в результате вызванного слиянием изменения стратегии предприятия, организационной структуры и организации производственных процессов. Напрашивается отрицательный ответ, так как сотрудники предоставляют в распоряжение работодателя свою рабочую силу за определенную плату, а работодатель волен ее использовать по своему усмотрению. Такая точка зрения основывается на сильно упрощенном, схематичном представлении о сущности труда, которое во многом не отвечает современным трудовым отношениям. Работодатели, которые в значительной степени используют доверчивость сотрудника (например, в области консультаций по финансовым вопросам) и ожидают от него в дальнейшем лояльного поведения и добросовестного отношения к труду (что часто приводит к вмешательству в частную жизнь, а в перспективе и влиянию на развитие личности), должны учитывать его запросы и требования во время коренных перемен, которые возникают, в частности, при слиянии предприятий. Усвоение сотрудником специфических фирменных ценностей и образа поведения представляет собой своеобразную форму инвестиций, обесценение которых из-за слияния не является легитимным. В таких случаях с этической точки зрения оправдано требовать более активного участия сотрудников в процессе слияния, чем это необходимо в нормальной обстановке.

Отдельного рассмотрения с позиций этики слияний требует менеджмент. С одной стороны, игровое пространство для его действий значительно шире, чем у остальных служащих, с другой - юридически менеджеры менее защищены, чем те же служащие. Положение менеджеров (по крайней мере, среднего уровня) при слиянии более уязвимо, так как их трудовые отношения в значительной степени строятся на имплицитных правилах.

Немалая часть оплаты труда менеджеров производится не в денежной форме, а путем предоставления соответствующих статусу благ и прежде всего обеспечения возможности свободной самореализации. В той части хозяйства, которая ныне обозначается как "новая экономика", перспектива плоской иерархии является одним из важнейших стимулов для рекрутирования управленцев высшего ранга. Имплицитно согласованное право распоряжаться финансовыми и кадровыми ресурсами, необходимое менеджеру для воплощения собственных идей, в результате слияния, которое нередко сопровождается более высокой иерархизацией управления, часто оказывается размытым. С этической точки зрения этого не должно происходить, так как имплицитные договоры следует соблюдать. Разумеется, их необходимо заново пересматривать, чтобы они не служили аргументом для сохранения статус-кво.

Группа интересов "клиенты"

Имеют ли клиенты право настаивать на изменении или даже отмене соглашения о слиянии? Полное отрицание такого морального права клиентов основывается на убеждении, что в условиях рыночной экономики нельзя кого-либо заставлять покупать определенный продукт и что в связи с добровольностью решения в пользу или против того или иного товара клиентам не может быть причинен материальный ущерб.

По предлагаемому в рамках данного подхода критерию этики в большинстве случаев эти аргументы признаются справедливыми, так как клиенты хотя и рассматриваются как легитимная группа интересов, но нарушение их интересов, как правило, не может быть признано критическим. Однако из этого правила есть исключения. Например, возможна ситуация, когда клиент заключает с продуцентом А долгосрочный договор на поставку важного полуфабриката, чтобы не зависеть больше только от продуцента В и чтобы получить возможность воспользоваться плодами технического развития продукции у обоих поставщиков. Поэтому он даже идет на не выгодные для себя условия продуцента А. Предположим, что А знает о таком положении дел и в рамках имплицитного договора принимает все его детали. С учетом этого обстоятельства легитимные интересы клиента, имеющие жизненно важное значение, окажутся нарушенными, если оба продуцента объединятся в одну компанию. Клиент попадает в зависимое положение, что можно признать в качестве крупного ущерба, так как в другой ситуации он вряд ли бы согласился с более высокими ценами. Ущерб возник в результате слияния, а договор не может быть просто расторгнут. Статья в договоре о поставках, предусматривающая запрет слияния различных поставщиков, необычна в деловой практике. Поэтому нельзя считать, что ошибку клиент совершил по собственной вине. В данном случае возникает не правовой казус, а моральная претензия из-за нарушения имплицитного договора, независимо от того, какую экономическую ценность имеют связи с клиентом для объединенного предприятия.

Требование запретить слияние в приводимом примере было бы чрезмерным, так как далеко не исчерпаны возможности компенсации ущерба. С этических позиций компенсация весьма уместна. Так, например, клиент может рассчитывать в течение оговоренного срока на право участия в обсуждении будущих инноваций или на гарантию проведения работ по улучшению продукции. Разумной альтернативой разрешения конфликта могли бы стать также ценовые скидки на поставки продуцента А или право на сокращение срока договора.

Вопрос о размерах ущерба и компенсации не может быть решен без учета деловых обычаев и культуры соответствующей страны. Клиенты в обществе, где высоко ценят долгосрочные связи, могут посчитать нарушение своих легитимных интересов критическим, если строят связи с поставщиком главным образом на основе стабильных личных отношений, вложили в эти связи крупные ресурсы (например, капитал, время или доверие), а после слияния поставщика с его конкурентом оказались в совершенно иной институциональной обстановке.

Относительно легко измеряется ущерб, если клиент организационно, например путем специальной наладки электронного оборудования, ориентирован на соответствующие связи и после проведения слияния должен переналадить свои компьютерные программы и производственные установки. Появление нового стандарта в данном случае не обусловлено технологическим прогрессом, который в условиях конкурентной направленности хозяйства следовало бы приветствовать.

Группа интересов "акционеры"

Здесь нарушение жизненно важных интересов в результате слияния может быть вызвано действиями или бездеятельностью групп конкретных лиц. Поскольку акционеры, как правило, в любое время могут продать свои акции, чтобы самим без особых затруднений избежать потерь, а изменчивость стоимости акций является неотъемлемым свойством этой формы вложений капитала, то внимание следует уделять специальным ситуациям, где существуют исключения из этих правил.

В принципе акционерам нанести ущерб могут две группы: менеджеры и некоторая часть акционеров, например обладатели контрольного пакета мелким владельцам акций. В первом случае речь идет о классическом конфликте типа "хозяин - агент", в ходе которого менеджмент в качестве "агента" поступает вопреки желаниям "хозяина", потому что преследует другие, своекорыстные цели или потому что целевая система "хозяина" настолько многозначна, что конкретные действия менеджмента крайне затруднительны. Что касается слияний, то акционеры реже страдают от их реализации, чем от попыток менеджмента воспрепятствовать их осуществлению.

Решения этических проблем во взаимоотношениях между акционерами могут базироваться на регулировании, аналогичном тому, что используется в политике, где не допускается подавление меньшинства большинством. Наиболее частая причина конфликтов при слияниях - выбор адекватных условий обмена акций - содержит в себе весьма малый конфликтный потенциал: здесь речь идет о конкретном использовании методов оценки стоимости предприятия, что в сомнительных случаях подлежит рассмотрению в судебном порядке.

Группа интересов "прочее окружение"

При слияниях особую роль играет выбор места расположения предприятия. Иногда этот вопрос настолько важен, что из-за разногласий по данному поводу терпят неудачу многие проекты слияния. Например, перевод штаб-квартиры концерна в другое место оказывает огромное воздействие на так называемое прочее окружение. Это влияние простирается от инфраструктуры (загруженность дорог, состояние атмосферы и качество воды, использование гостиниц и ресторанов) вплоть до культурных аспектов (например, возможности проводить свободное время). Затрагиваются также структуры более мелких предприятий, например клиентов или субпоставщиков. Если правление концерна в полном составе выезжает из небольшого города, то возникает угроза потери большого количества рабочих мест в регионе, пострадать могут даже цены на земельные участки.

С такими последствиями слияний приходится мириться. Но если, например, строительство шоссе или аэропорта финансировалось из общественных фондов обоснованно или даже вынужденно, в связи с тем что штаб-квартира большого концерна находилась в маленьком городе, то город из-за перевода фирмы в другое место оказывается ущемленным в своих жизненно важных интересах и потому имеет право на компенсацию.

* * *

Приведенные примеры свидетельствуют, что этическая оценка слияний предприятий не должна сводиться к простым количественным сопоставлениям, например числа сотрудников до и после объединения предприятий. Количественный анализ может лишь указать, где при слиянии могут быть нарушены легитимные интересы отдельных групп  с угрозой их существованию. Предложенный критерий жизнеспособности определяет только начальный этап процесса, в ходе которого выявляются моральные проблемы. Конечная цель в том, чтобы критический ущерб, возникающий в результате слияния предприятий, перевести в более мягкую, не имеющую решающего значения категорию потерь.