Библиотека управления

Преимущества и риски присутствия в компании контролирующего акционера

Королев В.А. Президент Центра корпоративного развития, член Правления Объединения корпоративных директоров и топ-менеджеров, член Ассоциации независимых директоров
Семенов А.С. Главный редактор журнала «Акционерное общество: вопросы корпоративного управления», член Совета ОО «НОКС», к.э.н.
Журнал «Акционерное общество: вопросы корпоративного управления», №2 за 2012 год

Специалисты российских акционерных обществ, получивших рейтинг корпоративного управления от S&P, хорошо знают, что одним из факторов, влияющих на снижение уровня рейтинга, по мнению этого экспертного агентства, является наличие в компании контролирующего акционера. А контролирующий акционер в том или ином виде (прямой контроль, вхождение в состав холдинга, государственное участие в капитале и т.д.) присутствует практически во всех акционерных обществах. Здесь следует определить некоторые понятия.

Акционера, единолично обладающего контрольным пакетом (абсолютным большинством), мы будем называть Собственником. В таком случае в компании по определению может быть только один Собственник.

Если компания контролируется небольшой группой партнеров, мы будем называть их Совладельцами. Такую компанию мы будем называть партнерской.

Если один из совладельцев обладает относительным большинством, т.е. имеет больший по сравнению c другими совладельцами пакет, но не владеет единоличным контролем, его мы будем называть Мажоритарием. В таком бизнесе он является лидером, признанным другими совладельцами, но для контроля ему все же придется вступать в альянс с кем-то из них. Это частный случай партнерской компании.

Отметим, что высокий уровень концентрации капитала характерен не только для нашей страны. Подобное положение дел мы наблюдаем в Азии, да и во многих европейских странах. То есть, такая модель не уникальна, а опыт, скажем, крупных корейских компаний свидетельствует о ее достаточной эффективности.

Так как же оценивать наличие в компании контролирующего акционера? Способствует ли такая ситуация или препятствует росту эффективности функционирования и развитию бизнеса? Следует ли иным акционерам компании беспокоиться? Как сказывается влияние высокого уровня концентрации собственности на инвестиционной привлекательности российских компаний? Постараемся ответить на эти вопросы.

Преимущества присутствия в компании контролирующего акционера

Сформулируем потенциальные преимущества, связанные с наличием в компании контролирующего акционера1. К таким преимуществам следует отнести:

(1) Наличие в бизнесе «субъекта хотения».

Это преимущество для компании, поскольку возрастают шансы концентрации ресурсов на направлениях, объявленных Собственником в качестве приоритетных. Есть преимущество и для Собственника. Ему достаточно «созвониться» со своей головой, чтобы принять стратегическое решение. Он не вынужден вступать в альянсы с другими совладельцами для принятия большинства стратегических решений. Собственник как бы «покупает» возможность единолично определять стратегию компании, становится источником ключевых возможностей своего бизнеса.

(2) Корреляция экономических интересов Собственника и компании.

Если рассматривать Собственника как экономически рационального субъекта, то следует предположить, что он стремится к повышению в первую очередь своего состояния. В общем случае это не то же самое, что рост капитализации (или рыночной стоимости) компании. Но поскольку Собственник сохраняет за собой контроль, т.е. его доля в капитале не сильно меняется, то рост своего состояния он может обеспечить в основном за счет роста капитализации своей компании. Причем, что очень важно, в долгосрочной перспективе, т.е. в рамках поколений, в пределе — в бесконечно долгосрочной перспективе. Эту долгосрочность требует от него институт собственности, поскольку собственность, как известно, священна и вечна.

Именно масштабами временной рамки интерес Собственника отличается от интересов миноритариев и топ-менеджмента. Миноритарии могут легко избавиться от своих пакетов, поэтому их поведение часто спекулятивно, они заинтересованы в краткосрочных (квартал, год-два), но высоких темпах роста. Менеджмент тоже может быть мотивирован на рост капитализации, но и у него временные рамки соизмеримы с длительностью его контракта и уж точно не превышают сроков карьеры2. Отсюда — высокая активность мажоритария при реализации своих прав акционера. В том числе такая активность распространяется на вопросы формирования и организации работы совета директоров, внедрение таких элементов системы корпоративного управления, как институт корпоративного секретаря, система внутреннего контроля и управления рисками, личное участие в работе совета директоров, постановка задач перед службой внутреннего аудита.

(3) Большая вовлеченность в управление делами компании.

Нередко Собственник или Мажоритарный акционер является генеральным директором компании. Для этой ситуации характерно смешение ролей владельца и менеджера. Причем более важной является роль владельца, а большая часть времени уходит на исполнение роли менеджера.

Для компаний, находящихся в стадии становления, эта ситуация не только обычная, но и нормальная. Пока компания не накачала заметный собственный капитал, даже текущие операционные сделки могут быть чреваты для нее фатальными рисками. Поэтому для управления такими рисками Собственник берет на себя менеджерские функции. С ростом капитала фатальные риски перемещаются в зону стратегических решений, стратегических инвестиций, поэтому становится естественным переход Собственника от оперативного управления к контролю за менеджментом и сосредоточение на стратегических вопросах.

Но даже в случае разделения функций владения и управления, как правило, наблюдается более тесное взаимодействие контролирующего акционера с менеджментом компании, непосредственное участие такого лица в выработке бизнесрешений, что несколько снижает риски совершения необоснованных действий. При этом, будучи заинтересованным лицом и обладая достаточно разнообразными связями, мажоритарий может внести существенный вклад в развитие бизнеса. Его роль может быть сопоставима с ролью единоличного исполнительного органа и даже оказаться более значительной. Показательный пример здесь — участие материнской компании холдинга в выработке стратегии развития и подготовке бюджета дочерней компании.

(4) Усиление контроля за действиями менеджмента, сохранностью активов компании.

При этом Собственник может в своих действиях и оценках оказаться более осторожным, более консервативным, чем менеджмент, и даже миноритарные акционеры, поскольку цена ошибки для него существенно выше. Для мажоритарного акционера характерна бурная реакция на угрозу потери активов, в том числе — при появлении признаков рейдерской атаки. В этой ситуации такой акционер может стать очень эффективным организатором обороны компании.

(5) Возможность дополнительного вложения средств в развитие бизнеса со стороны Собственника, материальной поддержки компании в условиях кризиса.

Прошедший кризис 2008 года показал немало примеров подобных действий мажоритария. Эти примеры демонстрируют фактический отход от принципа «ограниченной ответственности», поскольку владелец рискует своим имуществом, предоставляя бизнесу дополнительное залоговое имущество.

(6) Имиджная составляющая.

Информация о том, кто является контролирующим акционером компании, по сути — Собственником бизнеса, становится все более общедоступной. Эта информация привлекает внимание общественности, прессы к личности собственника, формируя его имидж. Дальше включается обычная составляющая человеческой психологии: стремление к публичному успеху, признанию, уважению. Это обстоятельство также подталкивает контролирующего акционера к активизации усилий по развитию бизнеса.

(7) Потенциальная заинтересованность в выходе компании на фондовый рынок.

Вывод ценных бумаг компании на фондовый рынок позволит мажоритарному акционеру не только получить дополнительные средства для развития бизнеса без потери управляемости компании со стороны ее основного владельца, но и одновременно оценить рыночную стоимость своего пакета и повысить его ликвидность. Кроме того, быть владельцем контрольного пакета акций публичной компании — престижно.

Все эти преимущества не безусловны, а лишь потенциально заложены в факте наличия в компании мажоритарного акционера. Для их полной реализации на благо компании и всех ее стейкхолдеров необходимо осуществить определенные усилия. В частности — построить эффективную систему корпоративного управления.

Стандартных рекомендаций по построению такой системы не существует. Все зависит от самого собственника, степени его вовлеченности в процесс управления компанией, от долгосрочной стратегии ее развития.

Риски иных акционеров и стейкхолдеров

Как известно, каждая медаль имеет две стороны. И присутствие в компании контролирующего акционера порождает не только потенциальные преимущества, но и потенциальные риски для иных акционеров и общества в целом. Рассмотрим эти риски подробнее.

1) Риск принятия необоснованных, недостаточно проработанных, волюнтаристических решений.

Часто из лучших побуждений, стремясь достигнуть более значительного результата, Собственник инициирует реализацию недостаточно обоснованных бизнес-проектов. Обладая контрольным пакетом акций, мажоритарный акционер, как правило, способен настоять на своем решении. Последствия могут оказаться весьма негативными.

Вообще, чрезмерная близость Собственника к менеджменту, его вовлеченность в оперативное управление бизнесом может сыграть не только положительную, но и отрицательную роль. Единоличный исполнительный орган, человек, практически назначенный мажоритарием, будет очень внимательно прислушиваться к мнению последнего и не всегда окажется способным противостоять неоптимальным или непроработанным решениям. Менеджмент такой компании нередко ощущает себя исполнителем стратегии, но не сотворцом ее, не принимает на себя ответственность за стратегию. Он становится «топ-исполнителем», а не топ-менеджментом.

Особенно данные риски усиливаются в ситуации, когда контролирующий акционер одновременно является руководителем компании. Такой акционер, чувствуя себя полным и неограниченным владельцем компании, нередко проникается мыслью о своей исключительности и непогрешимости, что может привести к фатальным для бизнеса последствиям. Практика показывает: у него всегда будут виноваты заместители, сотрудники, контрагенты, но не он сам, поскольку себе любимому он все простит, поскольку обоснует, что за свои ошибочные решения как гендиректора он сам несет потери в прибыли как акционер. Но если кроме него есть и другие акционеры, это означает, что они тоже оплачивают его желание «порулить» компанией.

2) Эгоистический интерес, пренебрежение интересами иных стейкхолдеров, попытка получить дополнительный доход за счет иных участников корпоративных отношений.

Не откроем Америки утверждением о том, что человек часто ведет себя как существо эгоистическое, ставящее свои личные интересы выше интересов окружающих. Подобная картина возникает и в корпоративных отношениях.

Так, нередко наблюдается ситуация, когда мажоритарный акционер игнорирует интересы миноритариев, отказываясь выплачивать дивиденды. При этом для миноритарных акционеров компании, рынок акций которой отсутствует, дивиденды — единственный источник извлечения материального эффекта от участия в компании. Собственник, который всегда может продать свой пакет акций, поскольку, по сути, продает бизнес, предпочитает не делиться прибылью с миноритариями, а всю ее направлять на развитие бизнеса. А то и использовать иные широко известные способы «увода» части прибыли: продажа продукции общества принадлежащей мажоритарию компании по себестоимости; назначение своих родственников советниками генерального директора с окладами, значительно превышающими оклад самого генерального директора; увод активов в не подконтрольные иным акционерам дочерние компании и так далее.

Имеют место случаи, когда Собственник не просто игнорирует интересы миноритариев, но и нарушает их права: отказывает в предоставлении информации, совершает сделки с нарушением установленной процедуры, определяет решением подконтрольного совета директоров «рыночную стоимость» имущества, участвующего в сделках, со значительным отклонением от реальной рыночной стоимости этого имущества.

Часто на подобные нарушения его толкают собственные экономические интересы.

Классические примеры здесь — увеличение уставного капитала компании посредством закрытой подписки в пользу мажоритарного акционера с размещением добавочных акций по номинальной стоимости (происходит размывание долей миноритарных акционеров); отказ акционеру в реализации его права требовать от общества выкупа акций в случаях, установленных законодательством; нарушение норм закона, связанных с направлением акционерам обязательного предложения о приобретении у них всех оставшихся выпусков ценных бумаг при приобретении крупного пакета акций открытого акционерного общества; продажа (а то и передача иной подконтрольной компании) имущества, без которого общество не сможет в дальнейшем эффективно осуществлять свою деятельность, и так далее.

Еще один пример — использование трансфертного ценообразования в холдинге с установлением центра прибыли за пределами конкретной компании, в состав владельцев которой входят также миноритарные акционеры. Отметим, что использование подобных схем может диктоваться экономическими интересами холдинга в целом. При этом материнская компания жертвует экономическими интересами миноритарных акционеров конкретных «дочек» ради достижения более высокого общего результата. Отсутствие в России законодательства о холдингах является одной из причин такого поведения.

Совершая подобные действия, мажоритарный акционер, собственник должен помнить: «Богатство мажоритария в ногах миноритария». Если Собственник не будет учитывать интересы акционеров-миноритариев, то они могут «проголосовать ногами», что может привести к падению курса акций, т.е. к снижению стоимости пакета, оставшегося у Собственника. Но это правило характерно, скорее, для публичных компаний.

(3) Стремление к усилению личного контроля.

Для многих владельцев контрольных пакетов акций характерно стремление к усилению своего контроля над компанией. Причины подобной политики могут быть различными. В том числе — и история рейдерских захватов, гринмейла, осуществлению которых присутствие в компании миноритарных акционеров только способствует.

Усиление контроля над компанией может быть реализовано различными средствами. Наиболее лояльным для миноритарных акционеров является вытеснение миноритариев с использованием норм главы 11 ФЗ «Об акционерных обществах». Несмотря на возможность злоупотреблений при определении цены выкупа акций, данный механизм позволяет при вытеснении миноритариев выплатить им эквивалент рыночной стоимости акций в деньгах.

Иной способ — использование возможностей мажоритарного акционера для устранения миноритариев от участия в управлении. Формирование совета директоров из лиц, находящихся в родственных отношениях или иным образом тесно связанных с контролирующим акционером; назначение по этому же принципу генерального директора общества с последующим отказом от выплаты дивидендов, от следования рекомендациям лучшей практики корпоративного управления; воспрепятствование (как незаконное, так и с использованием недостатков действующего корпоративного законодательства России) миноритарным акционерам в реализации своих прав — вот далеко не полный перечень наиболее неприемлемых механизмов установления такого контроля.

К сожалению, российская судебная система часто оказывается неспособной защитить от подобных действий миноритарных акционеров и иных стейкхолдеров.

(4) Проблемы продажи контрольного пакета, наследования бизнеса.

Принимая решение о приобретении акций компании, инвестор оценивает и принимает риски, связанные с наличием в этой компании конкретного контролирующего акционера. Но мажоритарный акционер вправе в любое время продать принадлежащий ему пакет акций, и это право не может быть ограничено уставом общества.

Миноритарным акционерам отнюдь не безразлично, кто станет новым контролирующим акционером и для каких целей он приобретает акции компании. Ведь таким приобретателем может стать рейдер, а целью приобретения может служить распродажа активов компании в интересах нового владельца. Покупателем может оказаться конкурирующее общество или компания-потребитель, заинтересованная в снижении цен на производимую продукцию, что приведет к риску потери прибыли. Очевидно, можно представить и иные негативные сценарии, в основу которых ляжет продажа контролирующим акционером принадлежащего ему пакета акций.

Аналогичные риски несет и смена контролирующего акционера в результате наследования акций умершего собственника. Обладают ли наследники должным опытом и знаниями для того, чтобы сохранить компанию? Нет ли среди них разногласий, которые облегчат захват контроля над активами для рейдера? Не захотят ли наследники продать бизнес?

Вообще, компания, в которой собственник является еще и генеральным директором, очень уязвима, поскольку потеря владельца автоматически означает и потерю главного управленца. Компании приходится решать параллельно и неожиданно две очень трудные задачи: владельческой и управленческой преемственности. Если в такой компании не создан совет директоров (а, как правило, Собственник такой компании не обязан формировать совет директоров и не видит в нем необходимости), такая компания лишается сразу всех органов управления. Часто компании не справляются с такими испытаниями и «незадорого» меняют владельца.

Все поименованное порождает для миноритарных акционеров, потенциальных инвесторов и иных стейкхолдеров дополнительные риски.

Как снизить риски и усилить потенциальные преимущества?

Итак, мы видим, что наличие в компании контролирующего акционера несет за собой как дополнительные возможности, так и дополнительные риски. Владелец бизнеса должен осознавать свою ответственность перед иными стейкхолдерами, стремиться минимизировать риски и усилить преимущества высокого уровня концентрации капитала. Как это сделать? Во многом ответ на данный вопрос зависит от долгосрочной стратегии самого акционера.

Если акционер не видит свою компанию среди публичных акционерных обществ, если наличие миноритарных акционеров рассматривается им как ненужная обуза, такому акционеру целесообразно предпринять действия, направленные на вытеснение из общества оставшихся акционеров. Появление в акционерном законе главы 11.1, регулирующей процессы приобретения крупных пакетов акций и вытеснения миноритариев, позволяет эту проблему решить.

Перераспределение структуры собственности в России уже в значительной степени состоялось. Кто хотел стать единственным акционером в своей закрытой компании, стал им.

Правда, справедливости ради, отметим, что вытеснить миноритариев смогли не все, кто к этому стремился. Четко очерченная процедура и жесткий контроль со стороны государственных органов обусловили достаточно высокую стоимость этого процесса, заставившую контролирующих акционеров отказаться от вытеснения. В этой группе компаний, как нам представляется, риски миноритарных акционеров, связанные с наличием контролирующего собственника, особенно велики. Мажоритарий хотел бы избавиться от миноров, да не может. Зато может не принимать во внимание интересы миноритарных акционеров при принятии управленческих решений (речь здесь не о криминале).

Однако немало компаний являются или планируют стать публичными, выйти на фондовый рынок и разместить IPO. Такие компании, конечно же, заинтересованы в росте доверия миноритариев. А следовательно, им необходимо предпринимать специальные меры, направленные на снижение рисков контролирующего акционера.

Не так мало среди многоакционерных компаний можно найти владельцев контрольных пакетов, которые осознают свою ответственность перед миноритариями. Они также готовы не только декларировать такую ответственность, но и совершать конкретные шаги, направленные на закрепление своих обязательств.

Что же может сделать в этом вопросе мажоритарий?

Во-первых, контролирующий акционер может публично декларировать свою политику в отношении акционерного общества и принадлежащего ему пакета акций. Определенность здесь очень важна. А публичная декларация создает некоторые дополнительные гарантии того, что обязательства будут исполняться. Такая «декларация о намерениях» может быть размещена мажоритарным акционером на сайте акционерного общества, может войти в качестве самостоятельного раздела в годовой отчет акционерного общества.

Есть загадка советских времен. Чем отличается комиссар от политрука? Комиссар говорит: «Делай как я», а политрук: «Делай, как я сказал». Более современная версия требует от мажоритарного собственника «базароответственности», т.е. совершенствование корпоративного управления ему следует начинать с себя. Вначале сказать, что будешь делать, а потом сделать в соответствии со сказанным, а не наоборот: вначале сделал, а потом объяснил. И декларация — это первый шаг к «базароответственному» поведению.

Эта декларация может быть поддержана некоторыми обязательствами, добровольно принимаемыми на себя владельцем контрольного пакета акций в отношении иных стейкхолдеров. В зависимости от обстоятельств и особенностей бизнеса, к таковым могут относиться:

■ обязательство раскрыть информацию о намерении продать контрольный пакет акций не менее чем за 30 дней до совершения сделки;

■ обязательство покупать у миноритарных акционеров акции компании по цене, размер или порядок определения которой определяется такой декларацией. Эта цена может быть и меньше рыночной стоимости акций, но создает их ликвидность для миноритария, что особенно важно в отсутствие рынка акций;

■ обязательство использовать свои возможности для содействия развитию бизнеса компании, возможно — с конкретизацией этих возможностей и действий, которые контролирующий акционер готов совершить. Среди них — лоббирование интересов компании в органах управления и общественных организациях, членом которых является контролирующий акционер; персональное участие в переговорах с наиболее значимыми контрагентами компании, предоставление им личных гарантий и т.д.;

■ обязательства, связанные с повышением эффективности управления компанией. Например — в части привлечения возможностей аппарата материнской компании холдинга для проработки бизнес-плана развития «дочки», предоставления отдельных услуг управления по аутсорсингу, оценки рисков отдельных сделок или предоставления юридической защиты;

■ коммерческие обязательства (приобретать продукцию компании по рыночным ценам, вкладывать средства в увеличение уставного капитала, предоставлять льготные кредиты или, например, использовать принадлежащий мажоритарию пакет акций для обеспечения ссуд, получаемых акционерным обществом у банка. Список потенциальных обязательств можно продолжать достаточно долго.

Конечно же, публичное принятие подобных обязательств не гарантирует их исполнения. Однако в последние годы в стране наблюдается дискуссия по вопросу о признании ответственности собственника за действия, наносящие ущерб миноритарным акционерам, а при банкротстве — и кредиторам. В частности, такой подход начинает просматриваться при рассмотрении судами исков миноритарных акционеров дочерней компании к материнскому обществу холдинга.

Очевидно, не лишними здесь будут и дополнительные механизмы контроля, закладываемые непосредственно в декларацию. К таковым можно отнести добровольную отчетность контролирующего акционера перед заинтересованными лицами, обязательство мажоритария проводить встречи с миноритарными акционерами или возложение обязанности по контролю за исполнением мажоритарием своей декларации на корпоративного секретаря общества, и/ или независимых директоров, и/или ревизионную комиссию.

Все сказанное в первую очередь относится к механизмам репутационного контроля. Гарантом выполнения декларации является сам мажоритарий, а залогом — его репутация. Если он будет вести себя прилично в репутационном смысле, его компания станет более «топопривлекательной», т.е. привлекательной для топ-менеджеров и авторитетных корпоративных директоров, а затем уже — инвестиционно привлекательной.

Во-вторых, усиление выгод и снижение рисков может быть обеспечено и инструментами корпоративного управления.

(1) Первое, что приходит в голову, — расширение контрольных полномочий совета директоров и включение в состав этого органа необходимого количества действительно независимых директоров. Даже если таких директоров будет недостаточно для противодействия мажоритарию при принятии не выгодных для общества решений, их гласная позиция (а то и выход из состава совета) будут, как минимум, служить сигналом об ухудшении положения дел.

В мире традиционно считается, что независимый директор не должен быть зависим в первую очередь от менеджмента компании, поскольку именно менеджмент является источником ключевых шансов и ключевых рисков. Но этот критерий актуален для развитых рынков, на которых много компаний с распыленным владением, т.е. с владением, в котором даже у крупнейшего акционера миноритарный пакет (что, как уже упоминалось, положительно оценивается рейтинговыми агентствами). В России таких компаний просто нет, даже среди публичных. Как говорилось выше, источником ключевых шансов, а значит, и рисков, является Собственник. Поэтому независимый директор в России должен быть независим именно от этого источника, т.е. от Собственника! Согласимся, что звучит абсурдно, но это именно так.

На наш взгляд, независимый директор в компании с Собственником — это человек, которому компания с согласия Собственника платит приличное вознаграждение за то, чтобы такой директор вовремя и аргументированно сказал Собственнику «Ты не прав». И, если Собственник проигнорирует аргументы директора, тот подаст в отставку, несмотря на потерю вознаграждения. Для независимых директоров в российских компаниях слово «репутация» является даже более важным, чем слово «квалификация». Без репутационной составляющей корпоративный директор не может считаться профессиональным, какой бы квалификацией и опытом он ни обладал.

Сказанное относится и к роли совета директоров в ситуации конфликта интересов Собственника и компании.

Но совет директоров призван решить и другую проблему таких компаний, о которой говорилось выше: проблему отсутствия подотчетности исполнительного органа. Даже если Собственник является одновременно генеральным директором, в его интересах сформировать механизм подотчетности генерального директора вышестоящему органу.

Зачем это нужно? В первую очередь для самого Собственника, если он не хочет всю жизнь работать на свою компанию, а все же надеется, что компания будет работать на него. Для этого нужно будет освободить свое время, передав текущее управление наемному генеральному директору.

Известно, что многие Собственники хотели бы передать текущее управление приличному менеджеру, но просто опасаются это сделать из-за угрозы потери бизнеса. И это понятно: если передаешь наемному директору управление компанией, в которой не выстроен механизм подотчетности этого директора, очевидно, рискуешь ее потерять. Вот и становится наш СобственникМенеджер заложником своей неподотчетной системы управления. Не хочешь быть подотчетным — работай сам. А если хочешь в перспективе передать текущее управление компанией наемному генеральному директору, выстраивай систему подотчетности высшего руководителя, пока сам находишься на его месте.

Какие органы являются вышестоящими для генерального директора? Это высший орган управления (собрание акционеров или совладельцев) и совет директоров. Первый обязателен, второй — не обязателен для подавляющего большинства компаний3. Подотчетность Собственника-Гендиректора собранию — это подотчетность себе любимому, т.е. профанация. Остается только совет директоров.

Однако для того, чтобы этот механизм работал, необходима, как минимум, прозрачная процедура признания хотя бы нескольких директоров действительно независимыми. Кроме того, если есть внешние миноритарные акционеры, необходима гласность в работе самого совета директоров.

(2) Еще одним инструментом корпоративного контроля является ревизионная комиссия. При наличии доброй воли мажоритария ревизионная комиссия как орган, контролирующий не только операционную деятельность, но и корпоративное управление, может быть сформирована преимущественно из кандидатов, выдвинутых миноритарными акционерами.

(3) Далее — дивидендная политика. Использование прибыли всегда является камнем преткновения в спорах между крупными и мелкими акционерами. Закрепление механизма использования прибыли на уровне внутреннего нормативного акта компании (положение о дивидендной политике, положение об использовании прибыли) в определенных пределах напряженность в этом вопросе снимает.

(4) Пойдем чуть дальше. В компаниях, акции которых не котируются на организованном фондовом рынке, для миноритарных акционеров существует проблема ликвидности. А наличие возможности выйти из состава акционеров общества — лучший способ разрешения назревающего конфликта или нивелирования риска при смене собственника компании. Выше уже говорилось, что одной из форм обеспечения такой ликвидности являются обязательства мажоритария по приобретению акций общества у мелких акционеров. Но приобретение собственных акций может осуществлять и само акционерное общество. Наконец, можно предпринять шаги по прохождению процедуры листинга и выводу акций компании на фондовый рынок4.

(5) Из прочих «лучших практик» хотелось бы упомянуть рост прозрачности компании. Прозрачность информации способствует установлению более доверительных отношений между участниками корпоративных отношений.

(6) Полезным будет введение регламентации порядка принятия важнейших управленческих решений, предусматривающих обсуждение, например, инвестиционных проектов до их принятия, если не на правлении, то на каком-либо постоянно действующем совещании при генеральном директоре. В этом случае совершить сделку «по воле» мажоритария под влиянием эмоционального порыва или исключительно в его интересах будет намного сложнее. Эту же задачу может решить обязательная внешняя экспертиза отдельных типов сделок.

Отметим, что при закреплении соответствующих регламентов принятия управленческих решений в документах общества их нарушение может рассматриваться как совершение сделок с превышением полномочий. То есть, являться основанием для обращения в суд.

(7) Гласные критерии отбора и оценки результатов работы управленческой команды исключают риски пристраивания к руководству компанией людей, близких собственнику, но не обладающих необходимыми знаниями и профессиональными навыками. Дополнительный инструмент здесь — возложение подбора и оценки менеджеров на комитет совета директоров по вознаграждениям, в состав которого должны входить преимущественно независимые директора. Этот же комитет должен разбираться с вопросом обоснованности размера выплачиваемых вознаграждений.

Риски менеджмента, связанные с внезапной продажей контрольного пакета акций, могут быть нивелированы введением «золотых» и «серебряных» «парашютов». Однако для мажоритария вводить их надо достаточно аккуратно, чтобы не потерять возможность увольнения неэффективных руководителей.

(8) Отметим: важно не только ввести в практику корпоративного управления компанией соответствующие элементы, направленные на защиту интересов миноритариев и иных стейкхолдеров, закрепив их в уставе и внутренних нормативных актах акционерного общества. Важно, чтобы все миноритарные акционеры и стейкхолдеры, в том числе и не слишком искушенные в корпоративном законодательстве, все эти действия увидели и оценили. То есть здесь важна и PR-составляющая.

Государство как мажоритарий

Примером действий контролирующего акционера, стремящегося снизить риски, связанные с присутствием мажоритария, повысить инвестиционную привлекательность своих компаний, является политика государства в отношении системы корпоративного управления в компаниях с государственным участием.

Сознавая внутренний конфликт интересов, присущий государству как одновременно и собственнику, и регулятору, последнее стремится его преодолеть через использование механизмов лучшей практики корпоративного управления. Отсюда — действия и решения, направленные на введение в состав советов директоров компаний с государственным участием независимых директоров, создание комитетов советов директоров, использование современных приемов мотивации менеджмента.

Заинтересованность в соблюдении норм корпоративного законодательства и прав акционеров (в том числе и государства, являющегося контролирующим, а то и единственным акционером во многих компаниях) в немалой степени обусловило активность органов государственного управления по внедрению в компаниях с государственным участием института корпоративного секретаря.

Новые требования к составу годового отчета компаний с государственным участием определяются, в том числе, желанием усилить контроль за эффективностью менеджмента и сохранностью активов.

В период кризиса государство прилагало активные усилия, в том числе — осуществляло значительные финансовые вливания за счет бюджетных средств, в первую очередь — в банки и компании с государственным участием в капитале.

И все же мы считаем, что одновременное выполнение государством хозяйственной и регулирующей роли подобно «играющему рефери». «Играющего тренера» еще принять можно, но «играющий рефери» — это слишком. Поэтому принципиальным решением в области повышения инвестиционной привлекательности со стороны государства является избавление от акций компаний, не являющихся монополистами, компаний, которые должны работать в конкурентной среде. Государство не должно заниматься предпринимательской деятельностью, а владение пакетами акций относится к такой деятельности, поскольку предпринимательская деятельность по определению связана с риском, а рискует государство не своим, а нашим имуществом как граждан. Пусть лучше вернет его гражданам в виде снижения уровня налогов.

Резюме

Завершая статью, хотелось бы, оппонируя уважаемым рейтинговым агентствам, отметить, что наличие в компании контролирующего акционера может стать не недостатком, а большим конкурентным преимуществом такой компании. Однако для того, чтобы это случилось, и акционерному обществу, и самому контролирующему акционеру необходимо предпринять определенные сознательные усилия.


1 Мы отдаем себе отчет, что иногда преимущество с точки зрения акционера является недостатком с точки зрения компании. Мы будем различать эти моменты.

2 Исключение составляет ситуация, когда мажоритарный акционер владеет многими компаниями, и данное общество — не самый крупный его актив.

3 Большинство российских компаний насчитывает менее 50 акционеров, что позволяет не создавать совет директоров.

4 Правда, здесь у компании могут возникнуть дополнительные обязательства и дополнительные затраты по их выполнению. Например — обязательства в области раскрытия информации. Отметим, что подобное повышение затрат часто, как это ни покажется странным на первый взгляд, сопровождается повышением котировок акций.