Библиотека управления

Валютный риск: оценка и методы управления

И.А.Зарипов, А.В.Мазанов, А.В. Петров Глава из книги «Актуальные вопросы деятельности финансовых институтов в современной России»
Изд-во «Современная экономика и право»
    Данная публикация является продолжением темы финансовых рисков, в ней рассматриваются риски, сопровождающие в частности все экспортно-импортные сделки.

Мировой рынок срочных сделок представляет собой хорошо организованную систему биржевой и внебиржевой торговли. В зависимости от намерений и финансовых возможностей участника рынка он может выбрать либо хорошо отлаженную систему гарантий и высокую ликвидность биржевых операций, либо более рискованный внебиржевой рынок. В целом привлекательность рынка срочных сделок для банков и финансовых компаний, корпораций и разнообразных частных владельцев сбережений заключается в возможности проводить как высокодоходные спекулятивные и арбитражные операции, так и осуществлять не менее важную функцию хеджирования валютного риска. Представленные варианты использования для страхования валютного риска различных видов срочных сделок (будь то форвардные и фьючерсные контракты или более гибкие опционные операции) позволяют сделать вывод о том, что при любых прогнозах изменения валютного курса правильный выбор стратегии дает возможность заранее ограничить потенциальные убытки. А использование различных комбинаций срочных сделок (стратегии «спрэд», «стрэдл» и т. д.) приводят, помимо этого, к получению дополнительной прибыли, создавая широкое поле для спекулятивной игры.

Валютным риском называется риск девальвации национальной валюты, в которой оценивается экономический результат деятельности. Однако это классическое определение валютного риска малоприменимо для российской экономики, что объясняется крайней нестабильностью рубля и, следовательно, неудобством этой денежной единицы для аналитического учета. Удобной в этом смысле единицей является доллар США, в соответствии с курсом которого могут оцениваться собственные средства и финансовый результат экономического агента.

Предмет валютного риска

Таким образом, валютный риск в российской экономике состоит в возможности ревальвации единицы аналитического учета — доллара, а значит, в возможности девальвации рубля. Предметом валютного риска служат собственные средства и прибыль экономического агента. В случае если привлечение и размещение средств происходит в долларах США, то прибыль, также выраженная в долларах, не подвергается валютному риску. Если привлечение и размещение средств осуществляется в рублях, то риску подвержена прибыль, выраженная в рублях. Если привлечение осуществляется в рублях, а размещение — в долларах, то риску недостаточной девальвации рубля подвержена вся сумма размещения. Если привлечение осуществляется в долларах, а размещение — в рублях, то возникает риск девальвации рубля на всю сумму займа. Если же происходит рублевое размещение собственных средств, то риску оказываются подвержены как рублевые средства, так и прибыль, получаемая от этого размещения.

Сложной проблемой является вычленение среди всех денежных потоков именно потоков, связанных с движением собственных средств и прибыли. Из схемы денежных потоков можно сразу же исключить долларовые потоки, которые взаимно компенсируются и не представляют валютного риска. В отношении же рублевых потоков необходимо определиться, куда именно инвестированы собственные средства банка среди всей суммы его активов. Например, определяется доля собственных средств банка в структуре его пассивов и принимается допущение, что такая же доля принадлежит банку в каждом из видов его активов. Такой подход имеет ряд недостатков:

  • структура пассивов банка постоянно меняется, и потому невозможно достаточно быстро пересчитать долю собственных средств банка во всех активах;
  • расчетная часть задачи по оценке этой доли существенно усложняется с точки зрения математических и программных средств;
  • невозможно осуществить адекватное управление денежными потоками при постоянном пересчете этого показателя.

Или же условно определяется актив, в который инвестируются собственные средства банка. Именно этот актив необходимо оценивать в долларах, приобретая позиции на срочном валютном рынке, — так формируется теоретический портфель, состоящий из актива этого вида и из срочных валютных контрактов.

Для упрощения задачи можно рекомендовать в качестве подобного актива избрать ценные бумаги, номинированные в долларах США (например облигации ВЭБ, долларовые векселя). Однако даже в рамках данного подхода задача вычленения собственных средств и прибыли среди всех денежных потоков решается не полностью. Дело в том, что на каждую дату возможно определить денежный поток как сальдо между поступлениями рублевых средств и необходимыми платежами. В этом потоке можно лишь выделить поступления от того теоретического актива, в который инвестированы собственные средства банка, и которые, следовательно, можно защитить от риска. Однако ситуация не столь очевидна с рублевой прибылью банка, источником которой служит использование привлеченных средств.

Очевидно, настоящая задача должна быть разбита на два этапа: планирование операций и отслеживание операций. На первом этапе можно определить предполагаемую прибыль от планируемой операции и защитить ее путем создания хеджевых позиции. На втором же этапе позиции корректируются применительно к изменению конъюнктуры рынка, причем при необходимости хедж может быть ликвидирован.

Практика показала, что валютные курсы имеют тренды, которые трудно поддаются прогнозированию: в определении обменных соотношений значительную роль играют психологические факторы. Существуют соотношения валютных курсов по паритету покупательной способности (понимаемому как соотношение цен в странах по широкой корзине потребительских и промышленных товаров), однако это соотношение является действующим только в случае, если валютный обмен опосредует потоки реальных товаров, а также если для такого обмена нет таможенных и иных препятствий.

Исследования Банка международных расчетов (БМР) по проблемам международного обмена выявляют гигантский отрыв теории от практики: в частности, сегодня торговые потоки составляют только 2% от количества всех валютных сделок. Как результат — постоянное расхождение текущих валютных курсов от обменного соотношения по паритету покупательной способности. Сегодня курсы колеблются хаотично, главным образом из-за сильного превалирования в процессе установления текущих котировок политических и информационных причин, воздействующих на психологию спекулятивных сделок, которые определяют сегодня спрос и предложение валюты.

Виды валютных рисков

Валютные риски, как и процентные, можно разделить на два основных вида:

  • риск простой (краткосрочный по экспортно-импортным операциям);
  • риск комплексный, понимаемый как обобщающее значение для конкретной фирмы, в характере деятельности которой присутствуют международные операции.

Не случайно в зарубежной экономической литературе, посвященной проблеме рисков, встречаются два термина: riskiness (мера простого риска или попросту рискованность) и risk exposure (рисковая позиция по тем или иным валютам для конкретной компании).

Простой риск

Под простым валютным риском следует понимать малопредсказуемые изменения обменного курса двух валют, приводящие одну из сторон обменной сделки к потерям, а другую — к выигрышу. Обменные сделки возникают при международной торговле в виде получения денег или платежей в инвалюте за экспортные и импортные операции с отсрочкой платежа. Следует подчеркнуть, что риск изменения валютных курсов присутствует только в том случае, если момент совершения сделки (например поставка товара) не совпадает по времени с ее оплатой. Моментом возникновения валютного риска является подписание контракта или договоренность о сделке, при которых цена определяется не в национальной валюте экспортера или импортера. Риском для экспортера является падение курса иностранной валюты с момента получения (или подтверждения) заказа до получения платежа и во время переговоров о сделке. Риск для импортера — это повышение курса иностранной валюты в период между датой подтверждения заказа и днем платежа. Непредсказуемость изменения валютных курсов (т.е. риски) в действительности почти не влияют на объемы двусторонней торговли между странами благодаря многочисленным финансовым инструментам и возможностям для хеджирования (страхования) валютного риска.

Мерой простого валютного риска выступает среднеквадратическое отклонение колебаний валютного курса по дням за определенный период времени. Например, полагая, что обычно платеж по внешнеторговой сделке производится в период до 30 дней (т. е. в период действия нормального векселя), наиболее характерным временным периодом для исчисления краткосрочного валютного риска является 1 месяц. Долгосрочный валютный риск должен использоваться для долгосрочных обменных операций (например для операций по движению капиталов). Если стоимость международных кредитов выражена в инвалюте, то приобретает особое значение проблема нахождения возможного риска от изменения стоимости кредита и размера процентных платежей, чтобы иметь возможность выбрать наиболее благоприятную валюту для заимствований.

Как правило, в случае экспорта продавец товара пользуется системой форфейтирования и аккредитивом, что позволяет ему получить экспортную выручку от своего банка, обслуживающего внешнеторговые платежи, раньше, чем заплатил импортер. В этом случае часть валютных рисков банк экспортера сознательно берет на себя с целью более качественного обслуживания клиента.

В случае импорта риск повышения валютных курсов приходится на более длительный период, так как оплата импорта должна осуществляться против документов на импортируемый груз. Обычно платеж по внешнеторговой сделке производится в период до 30 дней.

Все крупные банки сегодня оперируют с широким кругом валют. Доллар США остается до сих пор наиболее важной валютой, однако и ряд других валют широко используется в торговле. Операции в различных валютах приносят возможности и риски аналогично операциям с различными процентными условиями. Например, если долларовые активы превышают долларовые обязательства, банк ожидает прибыль от повышения курса валюты и убыток от его понижения, и наоборот. Опять же, большую часть риска можно избежать, имея полностью состыкованный баланс, что в данном случае означает соответствие валютной композиции активов валютной композиции обязательств. Во многих случаях приближение к полному валютному соответствию баланса возможно (т.е. финансирование стерлингового размещения за счет стерлингового привлечения либо через компенсацию несбалансированной спот-позиции форвардной позицией и т. д.), однако определенная степень валютного риска обычно остается.

Во-первых, банки, оперирующие регулярно в нескольких валютах, неизменно будут иметь маленький риск, хеджировать который слишком дорого. И на практике банки различают “дилинговую” позицию, возникающую от ежедневных операций, и “структурную” позицию, то есть намеренно выбранные риски.

Во-вторых, даже очевидно хеджированные позиции могут тем не менее содержать некоторый риск. Допустим, банк принимает депозиты в швейцарских франках, заключает своп на три месяца по обмену на американские доллары и инвестирует в Нью-Йорке. Данная сделка хеджирована, и банк уверен в реконверсии основной суммы в швейцарские франки в трехмесячный срок. Однако долларовый процент, ожидаемый к получению, не хеджирован, и большое движение валютных курсов может значительно влиять на прибыльность сделки.

В-третьих, в последние годы вырос спрос на валютные опционы со стороны части корпоративных клиентов. Предоставление таких опционов приносит доход в виде комиссии, однако оставляет в банках условные валютные обязательства, которые могут быть хеджированы через участие в торговле валютными опционами. Наконец, для банков с большим валютным бизнесом неизбежно, что на прибыль, выраженную в национальной валюте, будут влиять изменения валютных курсов (за исключением случая, когда они специально хеджированы).

Официальные инструкции ограничивают банковскую свободу действий, но не могут предотвратить все несбалансированные валютные позиции, а значит, не избавляют от необходимости управления валютным риском как части управления активами и пассивами, что включает в себя два ключевых принципа:

  • необходимость подробных лимитов для несбалансированных валютных позиций;
  • диверсификация валютного портфеля с тем, чтобы свести к минимуму потенциальные убытки от предсказуемых изменений валютных курсов.

На практике отношение к валютному риску значительно изменяется от банка к банку. Одни регулярно держат несбалансированные позиции с тем, чтобы получить прибыль от ожидаемых изменений валютных курсов, другие обращаются с валютным риском не так, как с процентным или риском ликвидности, а держат его в узких лимитах. Банк обычно имеет системы контроля, включающие различные лимиты: дневной лимит, овернайт-лимит (на ночь), лимиты на каждую валюту, лимиты для индивидуальных сделок и лимиты для расчетов в различных временных зонах.

Комплексный риск

Управление валютными позициями, как и другие аспекты управления активами и пассивами, имеет как краткосрочные, так и долгосрочные соображения. В краткосрочном плане банки могут оперировать на определенном круге рынков с целью изменения позиции активы/обязательства в какой-то данной валюте. В долгосрочном плане банки могут конкурировать более или менее агрессивно за бизнес в какой-то валюте, а также изменять свои долгосрочные заимствования в определенной валюте. Если это соотносится с другими долгосрочными планами, банк может стремиться расширить розничные банковские операции в других валютах с тем, чтобы увеличить свои ресурсы в данных валютах. Причиной для беспокойства по поводу несбалансированных валютных позиций является то, что вовлеченные риски часто не ограничиваются убытками от неожиданных изменений валютных курсов.

Существуют связанный кредитный риск и риск страны, а также риск “другой стороны”, идущий от отсрочки выполнения сделок. Поскольку каждый банк должен быть в состоянии своевременно выполнять свои собственные обязательства в валюте, также существует риск ликвидности. Как уже упоминалось, участие в валютных форвардных сделках может также нести процентный риск. Следует помнить, что движение обменных курсов часто связано с движением относительных процентных ставок, поэтому несбалансированная валютная позиция и несбалансированная процентная позиция не будут зачастую независимыми рисками.