Библиотека управления

Оценка некоммерческих инвестиционных проектов

Виктор Цлаф к.т.н., доцент.
Директор Самарского НИИ экономических проблем региона и Самарской школы бизнеса
Из материалов журнала "Новые рынки"

У большинства из нас термин “инвестиции” ассоциируется с отложенной прибылью, т.е. это вложение денег, материальных ценностей, интеллектуальной собственности с целью когда-то в будущем вернуть себе “сколько вложено и немножко больше”. При этом мы редко задумываемся, зачем нам эта прибыль и в какой форме она нам нужна. Мы настолько хорошо усвоили, что капиталист действует ради прибыли и только ради нее, и настолько привыкли к чисто бухгалтерскому представлению, что прибыль есть сумма поступлений минус сумма затрат, что накрепко увязаем в этой идеологии и редко проявляем интерес к экономическому смыслу этих понятий и действий. А с точки зрения экономики все оказывается не так просто.

Из всех авторов распространенных книг по economics, пожалуй, только Пол Хейне (“Экономический образ мышления”. — М., 1992) смог дать концентрированно и систематизировано совокупность тех фундаментальных понятий, которыми мыслят экономисты. Следует добавить к этому разработку Национального совета по экономическому образованию США, выделившего в образовательных целях 55 основных категорий экономики. Основываясь на этих работах и развивая их положения, можно выстроить следующую картину.

Экономика, рассматриваемая как деятельность, развертывается между двумя полюсами: возможностями и потребностями, и осуществляется двумя основными субъектами: производителем и потребителем. Производитель, используя свои возможности, удовлетворяет потребности потребителя и получает от него взамен те возможности, которыми располагает потребитель. Возможности производителя поступают к потребителю в форме потребительских свойств некоторых товаров (продукции или услуг). Возможности потребителя, передаваемые производителю, обычно заключены в форму денег. Впрочем, это не обязательно. Экономические процессы возможны и без денег, если субъекты находят иные формы представления возможностей. В наше время это бартер, в советские времена это могло быть совсем иначе. Например, завод A, рапортуя в министерство о том, что он доволен поставками завода B, создавал для последнего возможность получения дополнительного “лимита” на приобретение дефицитного оборудования или сырья и т.п. В каждом обществе ценятся те возможности, которые наиболее редки, соответственно, обменивающиеся возможностями стороны предпочитают именно эту, редкую форму возможностей. Кто сейчас хочет работать за бартер, а не за “живые деньги”? Кому 20 лет назад нужны были деньги, если можно было получить право на “дефицит”, не покупаемый ни за какие деньги?

Если возможности, полученные от потребителя, превышают возможности, использованные для удовлетворения потребностей этого потребителя, то дело приносит прибыль. Если мы использовали возможностей больше, чем получили взамен — мы в убытке. Прибыль — это приращение возможностей. Бизнес — это деятельность по приращению возможностей.

Вот теперь можно разбираться с тем, что такое коммерческая и некоммерческая деятельность, коммерческие и некоммерческие проекты.

Сначала отметим, что человек (во всяком случае, экономический человек по А.Смиту, т.е. человек, поступающий рационально) не делает ничего, что не сулило бы ему новых возможностей. Если Вы, уважаемый читатель, раскрыли этот журнал и читаете этот текст, Вы наверняка не ожидаете прибыли в обычном, “денежном” смысле. Но — тоже наверняка — ждете открытия для себя каких-то новых возможностей, иначе зачем тратить время? Впрочем, человек, поступающий “нерационально”, тоже ищет для себя новые возможности, например, получить удовольствие от того, что публично продемонстрировал свое отличие от “нормальных”, рациональных людей.

Таким образом, прибыль не в бухгалтерском, а в экономическом смысле человек стремится получить всегда, реализуя любое дело, любой проект. И вовсе не обязательно, чтобы эта прибыль была получена в денежной форме. Новые возможности может открыть, например, информация, подтолкнувшая рождение новой идеи (а идея сама по себе не является объектом интеллектуальной собственности, она только может быть превращена в такие объекты — и только эти объекты, но не идея, могут получить денежную оценку). Новые возможности могут содержаться в новых условиях деятельности, новых кадрах и мало ли в чем еще. Потратив какие-то свои возможности для удовлетворения потребностей другого субъекта и получив взамен другие возможности, производитель получает прибыль, если полученные возможности оценивает выше, чем потраченные. Разумеется, если речь идет не о деньгах и не об объекте собственности, имеющем “твердую” денежную оценку, то его оценка полученных возможностей может оказаться субъективной. Выручает в этом смысле известный в экономике принцип альтернативной стоимости — каждая вещь стоит столько, сколько стоят утраченные при ее приобретении альтернативные возможности. Например, вы можете купить A либо B — но, купив A, не покупаете B, так как деньги (ваши возможности) израсходованы. Если альтернативная вещь (B), которую вы не приобрели, потратив деньги на A, стоит, скажем, 1000 рублей, то цена купленной вами вещи A также равна 1000 рублей — конечно, если эти вещи по полезности для вас эквивалентны. Если при этом вы сделали покупку за 900 рублей, то 100 рублей — это ваша выгода, а если покупка сделана за 1100 рублей, то 100 рублей — ваш убыток. Этот принцип пригоден и для случая, когда приобретаемые возможности не имеют непосредственно денежной оценки.

Например, речь идет о вложении некоторой суммы A в модернизацию очистных сооружений, расположенных на линии стоков в некоторый водоем. За эти деньги “приобретается” чистота воды в водоеме (не чистая вода, а именно чистота воды! — вода была и раньше, приобретается ее новое качество). Сколько стоит чистота воды? Очевидно, на этот вопрос нельзя ответить, пока не ясно, кому и для чего нужна чистота воды. — Водой пользуется население для питья и бытовых нужд, грязной водой оно пользоваться не может, следовательно, если стоки не очищать и вода в водоеме останется грязной, то нужно строить очистные сооружения в системе водоснабжения; их стоимость равна B. Значение B и есть альтернативная стоимость модернизации сооружений очистки стоков. Если A<B, то разность B - A есть прибыль от модернизации очистных сооружений на стоке.

В приведенном примере никаких денежных поступлений от модернизации очистных сооружений мы не получаем, но мы приобретаем возможность использования воды из водоема. Оценку этой возможности мы осуществили по альтернативной стоимости и вычислили прибыль как разницу затрат в “нашем” и альтернативном вариантах получения одних и тех же возможностей.

Логика вычисления прибыли в данном примере такова: неистраченные деньги эквивалентны поступлениям.

Можно ли было выбрать другие альтернативы? Да, конечно, и альтернативная стоимость чистоты воды каждый раз будет иметь другое значение. Для нашего примера: можно проложить водопровод от другого водоема, где вода не загрязняется, привозить воду из другого населенного пункта, выкопать артезианскую скважину и т.п. Какое же значение альтернативной стоимости выбрать за цену приобретаемой возможности? Исходя из принятой логики, следует выбрать стоимость самого дешевого альтернативного варианта. Тогда все прочие варианты окажутся убыточными, а “наш” вариант пройдет проверку на прибыльность в наиболее жестких условиях.

Полученные новые возможности (прибыль) производитель может использовать, чтобы производить больше возможностей для потребителя (реинвестировать), либо законсервировать до лучших времен (накапливать), либо использовать для удовлетворения потребностей — но не потребителя, и не производителя как юридического или физического лица, создающего возможности для потребителя, а тех физических лиц, которые имеют право этой прибылью распоряжаться (потреблять).

Получивший прибыль субъект может использовать ее для расширения производства возможностей для потребителей не на том же предприятии, а на каком-то ином. В таком случае мы говорим не о реинвестировании, а об инвестировании. Здесь появляется новая фигура — инвестор, использующий свои возможности для расширения возможностей производителя. Впрочем, вкладывать ли новые возможности в одно или другое предприятие — вопрос в данном случае не принципиальный.

Из сказанного следуют три важных вывода.

Во-первых, инвестирование есть использование возможностей инвестора, чтобы создать новые возможности производителю, чтобы он мог создавать больше возможностей для потребителя.

Во-вторых, те возможности, которые потребитель отдаст в обмен на полученные от производителя, рано или поздно должны попасть и к инвестору, причем их должно быть больше, чем инвестором затрачено — иначе зачем ему нужно инвестировать?

В-третьих, и это очень важно, — эти возможности совершенно не обязательно должны прийти к инвестору в денежной или вообще материальной форме.

Если возврат возможностей инвестору предполагается в денежной форме или в иной форме, допускающей непосредственную денежную оценку этих возможностей, то мы говорим о реализации коммерческого инвестиционного проекта. Если возможности возвращаются в форме, не допускающей их непосредственной денежной оценки, — о некоммерческом проекте.

Более широко: если осуществляемая деятельность приносит деятелю новые возможности в виде денежных сумм или ценностей, имеющих денежное выражение, то такая деятельность в экономическом аспекте должна считаться коммерческой. Если деятельность приносит деятелю новые возможности, не допускающие денежной оценки иначе, как с использованием принципа альтернативной стоимости, то такая деятельность является некоммерческой.

Нетрудно увидеть, что выведенные нами экономические определения коммерческой и некоммерческой деятельности существенно отличаются от привычных юридических. Согласно Гражданскому кодексу РФ, деятельность (точнее — организация, осуществляющая эту деятельность) называется коммерческой, если прибыль (имеется в виду прибыль в денежной форме) может распределяться между владельцами организации, и некоммерческой — если не может1.

Но с экономической точки зрения тот, кто использовал свои возможности для каких-то целей, например, учредил некоммерческую организацию, в любом случае потребляет результаты этого использования.

Давайте посмотрим, как Гражданский кодекс РФ трактует цели создания некоммерческих организаций:

  • потребительские кооперативы создаются с целью удовлетворения материальных и иных потребностей участников (ст.116);
  • общественные и религиозные организации (объединения) создаются для удовлетворения духовных или иных нематериальных потребностей их членов, имеющих общие интересы (ст.117);
  • создание фондов (ст.118) и учреждений (ст.120) преследует социальные, благотворительные, культурные, образовательные, управленческие или иные общественно полезные цели; но очевидно, что, кроме декларируемых здесь целей “для общества”, учредитель фонда или учреждения преследует и свои цели — получение возможностей для осуществления деятельности, которая в каком-то смысле для него важна.

Таким образом, любая деятельность создает для деятеля новые возможности.

* * *

Какие возможности создавал для себя Сизиф, вкатывая камень на гору, откуда тот моментально скатывался вниз? — Возможность таким образом искупить свою вину и “отбыть” наказание. Разве лучше быть прикованным к горе цепью и быть отданным на растерзание орлу, как Прометей?— Это может быть истолковано как пример “альтернативной стоимости” способа искупления вины.

Очевидно, нужно разобраться в том, какому инвестору какие возможности нужны и зачем. Ответ на этот вопрос — “зачем” — и позволит приблизиться к определению эффективности некоммерческого проекта, так как под эффективностью в общем случае понимают степень достижения цели.

Кому и зачем нужны некоммерческие инвестиционные проекты

Будем различать следующие типы инвесторов, финансирующих некоммерческие инвестиционные проекты.

1. Физические лица — за пределами предпринимательской деятельности, которой они, возможно, занимаются. Например, это Вы, читатель, пока Вы отвлеклись от своего бизнеса. Начиная от строительства загородного дома или ремонта в квартире и кончая покупкой букета цветов любимой женщине — все эти дела можно считать реализацией некоммерческих инвестиционных проектов, если только Вы рассчитываете получать от них некие дополнительные возможности в течение достаточно долгого времени и не использовать эти возможности для достижения каких-либо коммерческих целей. Затраты, предназначенные для однократного получения каких-либо возможностей, не относятся к инвестициям. Иначе говоря, если Вы дарите букет женщине, рассчитывая провести с ней только сегодняшний вечер, — спишите расходы в “текущие затраты”, если же рассчитываете со временем повести ее в ЗАГС и долговременно радоваться ее близости — считайте это некоммерческим инвестиционным проектом. Но если Вы намерены жениться ради приданого, выраженного в круглой сумме, — Ваш проект следует считать коммерческим.

Физические лица за пределами предпринимательства реализуют инвестиционные проекты только с целью создания для себя некоторых потребительских ценностей: бытовых удобств, имиджа, микросоциума для дружеского общения, условий для занятий хобби и т.д.

Люди семейные или компанейские, создавая нечто стабильное для семьи или для друзей, тем самым создают себе возможность в течение длительного времени испытывать от сделанного удовольствие, чувство удовлетворения, исполненного долга. Прибыльность (в экономическом смысле — как новые возможности) проекта для третьих лиц и для себя тесно взаимосвязаны.

Мотивация к инициированию и финансированию таких проектов может быть вызвана этическими, эстетическими, идеологическими факторами, следованием семейным или клановым традициям, реализацией собственного самоопределения.

2. Государство и органы местного самоуправления. Органы власти и управления реализуют множество некоммерческих инвестиционных проектов в социальной сфере, экологии, правоохранительной сфере и др., направленных на повышение качества жизни населения. В отличие от проектов физических лиц, проекты, осуществляемые государством и муниципалитетами, направлены, во-первых, на потребление не инициатором проекта, а третьим лицом (населением), во-вторых, не только непосредственно на потребление, но и на производство — однако на производство таких товаров (продукции, услуг), которые оплачиваются не населением, а бюджетом. Государственный или муниципальный орган, реализовавший такой проект, получает для себя новые возможности показать избирателям, как пекутся об их интересах, отчитаться перед вышестоящими органами об исполнении законов и нормативных актов, предписывающих заботиться о населении, а также реализовать идеологические и этические установки сотрудников этих органов на выполнение своего долга. Население и орган, реализовавший проект, получают, таким образом, совершенно разные возможности, и прибыльность (в экономическом смысле) проекта для этих субъектов может быть очень слабо взаимосвязана. При этом подобные проекты не рассчитаны на то, что получаемые населением или этими органами новые возможности каким-либо образом сопоставляются с затрачиваемыми бюджетными средствами, что не позволяет применять для оценки эффективности проектов подходы, разработанные для коммерческих проектов.

Не все инвестиционные проекты, реализуемые государством и муниципалитетами, являются некоммерческими. Поддержка хозяйствующих субъектов льготными кредитами, гарантиями для получения коммерческих кредитов и т.п. относятся к коммерческим проектам. Реализация каждого такого проекта позволяет расширить возможности для реализации следующих проектов путем увеличения поступлений в бюджеты как за счет непосредственных платежей за услуги (процентов по кредитам и т.п.), так и за счет расширения налогооблагаемой базы.

3. Некоммерческие негосударственные организации. Они выполняют различные инвестиционные проекты, направленные на достижение уставных целей. При этом их уставы могут включать социальные, благотворительные, культурные, образовательные, управленческие или иные общественно полезные цели. Характеристика проектов близка к тем, которые реализуются государством и муниципалитетами.

4. Коммерческие организации, либо физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность. Эти лица, как правило, инициируют и финансируют коммерческие проекты. Некоммерческие проекты они реализуют для создания условий труда, имиджа, производственной эстетики, социальной сферы для сотрудников — в этом смысле проекты, осуществляемые инвесторами этого типа, близки к проектам, реализуемым государством, муниципальными органами и некоммерческими организациями. Впрочем, на “заднем плане” таких проектов часто маячит мотивация персонала к повышению производительности труда или улучшение коммуникации с клиентами и властями с целью извлечения чисто денежной выгоды2, что не позволяет отнести такие проекты к некоммерческим.

Общим атрибутом всех рассмотренных некоммерческих инвестиционных проектов является то, что их цели не могут обсуждаться в финансовых терминах. Нужно или не нужно то, ради чего реализуется некоммерческий инвестиционный проект — эта дилемма решается с социальной, политической, экологической, этической, эстетической, идеологической, правовой — но не с финансовой точки зрения. Принимая решения о реализации некоммерческих проектов, соответствующие лица могут и должны рассматривать затраты — с точки зрения их допустимости при текущем финансовом состоянии инвестора: физического лица, семьи, организации или государства — но не с точки зрения соотношения затрат и финансовых результатов реализации проекта.

А тогда что же понимается под эффективностью некоммерческого проекта?

Критерии эффективности некоммерческих инвестиционных проектов

Как сказано выше, под эффективностью в общем случае понимается степень соответствия цели. Не будем здесь останавливаться на том, что такое цель и как ее ставить. Статьи автора по этому вопросу можно найти, например, в интернете на сайте “Компетентность в бизнесе” (www.mamba.ru) и других. Отметим, что цель должна быть поставлена точно и детально, допускать только однозначный ответ: достигнута она или нет (цель не может быть “достигнута частично”) — и в этом смысле оценка эффективности проекта не составляет труда: если цель проекта достигается, то он эффективен, в противном случае — не эффективен.

Однако не следует забывать о том, что каждая цель может быть достигнута разными путями. Поэтому становится актуальной задача сравнительной оценки эффективности проектов, направленных на достижение одной и той же цели.

Экспертиза достижения цели для некоммерческого проекта не включает финансовых оценок.

Параметры способа реализации могут оцениваться по разным критериям, например: цель должна быть достигнута способом, наименее травмирующим людей с точки зрения изменения реальной покупательной способности населения; или: реализация проекта не должна задевать религиозного чувства верующих граждан.

В числе критериев эффективности есть и финансовый: цель должна быть достигнута наименее затратным способом.

Еще раз отметим принципиальную разницу: для коммерческого проекта оценка эффективности с помощью финансовых показателей необходима для решения, следует реализовать проект или не следует; для некоммерческого проекта такой вопрос не ставится — цель проекта должна быть достигнута, вопрос заключается в том, каким путем это лучше сделать.

Для некоммерческих проектов “нефинансовые” критерии эффективности способов реализации всегда должны иметь более высокий приоритет перед финансовыми критериями. Наиболее приоритетными являются критерии, лежащие в той же плоскости, что и цель проекта. Например, если проект реализуется для удовлетворения социальных потребностей, социальные критерии должны быть приоритетными.

Если проект может быть реализован различными путями, одинаково удовлетворяющими приоритетным “нефинансовым” критериям, то проект можно оценивать с точки зрения его “прибыльности”. Как мы видели раньше, прибыль для некоммерческого проекта понимается как разность затрат на его реализацию при принятом способе и наиболее дешевом из альтернативных (эквивалентных в прочих отношениях) способов.

Сказанное необходимо дополнить следующими замечаниями.

Во-первых, оценивание эффективности некоммерческого проекта, в отличие от коммерческого, требует выполнения финансовых расчетов для всех альтернативных вариантов реализации и выбора из них самого дешевого для последующего сопоставления с выбранным вариантом.

Во-вторых, методика оценки эффективности коммерческих инвестиционных проектов, кроме показателей рентабельности, предполагает использование показателей финансовой устойчивости. Нет оснований исключать анализ финансовой устойчивости из анализа вариантов реализации некоммерческого проекта. Однако такой анализ будет основываться только на показателях состояния инвестора в связи с той его деятельностью, которая позволяет накапливать возможности инвестирования — реализация самого проекта доходов ни инвестору, ни исполнителю проекта не принесет и состояние инвестора может только ухудшить дополнительными расходами. Вопрос об устойчивости в данном случае приобретает следующую форму: выдержит ли инвестор это ухудшение?

В-третьих, сравнительная оценка альтернативных вариантов реализации проекта, как правило, не требует различения сегодняшней и будущей стоимости денег. Поэтому принятые в инвестиционном анализе расчеты с применением дисконта для данного случая не имеют смысла.

Тем не менее, расчеты финансовых потоков в динамике необходимы. Они могут показать в какой-то момент дефицит наличных средств, вследствие чего появится необходимость привлечения дополнительных источников финансирования, например, займов, со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями для стоимости реализации проекта. При этом может существенно измениться сравнительная оценка данного способа достижения цели на фоне альтернативных способов. В рассматриваемом отношении оценивание некоммерческих и коммерческих проектов методически не различается.

В-четвертых, анализ чувствительности полученных сравнительных оценок требует расчета при всех вариациях исходных данных всех вариантов реализации проекта и сопоставления их, так как вследствие разной реакции на разные факторы соотношение между затратами по разным вариантам может меняться.

Таким образом, для экономического анализа эффективности некоммерческих проектов может быть использован обычный компьютерный инструментарий инвестиционного анализа, но с учетом сделанных выше замечаний.

1 Указанное различие лучше просматривается в англоязычной терминологии, где применяется термин non-profit — неприбыльный, а не некоммерческий. Имеется в виду прибыль в ее “бухгалтерском” смысле, т.е. денежная прибыль.

2 Ср.: “... наш упор на развитие человеческих отношений был продиктован не альтруизмом, а просто убеждением, что если мы будет уважать наших людей и помогать им уважать самих себя, это даст компании наибольшие прибыли”. — Уотсон-старший, президент американской фирмы IBM.