Библиотека управления

Угольная промышленность в условиях финансового кризиса

По данным Министерства промышленности и торговли РФ, динамика производства угля в 2008 году составила 103% по отношению к 2007 году. Если брать статистику по январю–сентябрю 2008 года, то рост производства угля составлял 107% к соответствующему периоду 2007 года. Однако финансовый кризис и сопутствующее падение спроса на уголь скорректировал итоговый показатель. В последнем квартале 2008 года ежемесячная отгрузка коксующегося угля снизилась с 3,5 млн. т до 800 тыс. т.

Последние 5 лет в угольной отрасли наблюдался устойчивый рост добычи угля: в период с 2004 по 2008 гг. он составил 15% и достиг 324 млн. т. Добываемый уголь структурирован по виду использования в экономике на энергетический уголь (энергетика) и коксующийся уголь (металлургия).

В последние годы в угольной отрасли проходил процесс консолидации активов и формирования крупных холдингов. Данный процесс соответствует общемировой практике добычи, переработки и продажи угля. В 2008 году в угледобывающей промышленности РФ на долю 5 крупнейших компаний, производящих энергетический и коксующий уголь, пришлось более 75% и 66% добычи соответственно.

Ограничения развития угольной отрасли

Одним из ключевых ограничителей отрасли является недостаточное развитие транспортной инфраструктуры, что усугубляется огромными расстояниями. Если снижение доступности и рост стоимости финансовых ресурсов носят временный характер, то недостаточная пропускная способность транспортной сети (железные дороги, порты, пр.) и логистические издержки являются постоянными ограничениями развития угольной отрасли. Основные угледобывающие мощности сосредоточены в Кемеровской области и Якутии. Издержки на транспортировку в таком случае становятся ключевым фактором в формировании цены.

Среднее расстояние от кузбасских месторождений до портов Балтийского и Черного морей составляет 4500–5000 тыс. км, до восточных – 6000 тыс. км. В более выгодном положении находятся угольщики Якутии, которые находятся в 2500 тыс. км от дальневосточных портов, что позволяет предлагать уголь на рынки Азии по более конкурентоспособной цене

По данным Департамента ТЭК администрации Кемеровской области, транспортные издержки в настоящее время являются одной из главных составляющих стоимости Кузбасского угля и достигают в среднем от 35% до 40% от конечной цены.

Отрицательно на развитии угольной промышленности сказывается низкая пропускная способность железнодорожной сети и портов. По этой причине в мае-июле 2008 года, когда цены и спрос на уголь был высоки, на складах угледобывающих компаний скопилось до 14 млн. тонн угля, что в 3 раза превышает все нормативы. С одной стороны, затоваривание складов снижает оборачиваемость капитала и генерирует дополнительные издержки, с другой стороны – отрицательно сказывается на качестве продукции и снижает пожарную безопасность предприятий.

Еще одной проблемой отрасли является низкий уровень использования угля в электроэнергетике. В производстве электроэнергии в России доля угля составляет 26%. По уровню использования угля в производстве электричества Россия значительно уступает странам с крупнейшими угольными запасами. Например, в США доля угля в производстве электричества составляет 50%, в Китае – 75%, в Японии, стране, которая уголь не добывает, – 25%.

По существующей программе развития электроэнергетики РФ до 2025 года, доля угля в производстве электричества может вырасти до 40%. Для достижения данного показателя потребуется дополнительно около 25 млн. т угля. Увеличение доли угля в производстве электроэнергии до 40% позволит сэкономить 15 млрд. м3 газа.

Отдельно следует отметить зависимость электростанций от определенной марки угля, добываемой на вполне конкретном месторождении. Зачастую ТЭС не имеют возможности маневра на рынке угля, их оборудование «заточено» под конкретного поставщика. Характерным примером является импорт энергетического угля из Казахстана. Экибастузский уголь, несмотря на невысокое качество, поставляется на российские ТЭС в ежегодном объеме до 35 млн. т.

Сложности с переходом энергетики на уголь объясняются не только нехваткой угольной генерации, но и низкой долей переработки угля. Обогащение энергетических углей, по оценкам экспертов, в целом по стране составляет около 10–15%, а в Кузбассе доходит до 25%. В России работают станции, спроектированные под сжигание углей с зольностью 50%, при таких параметрах зольности половина угля, поступающего на станцию, попросту является балластом.

Таким образом, производство энергии с использованием угля возможно только в том случае, если государство будет инвестировать средства в строительство и модернизацию угольной энергогенерации, а угольщики совершенствовать свои возможности по переработке угля.

Влияние кризиса на угольную промышленность

Первый удар кризиса приняли на себя экспортоориентированные отрасли российской экономики. Не стала исключением и угольная промышленность. В наиболее сложной ситуации оказались производители коксующегося угля. Причина — кризис в черной металлургии, который выразился в сокращении производства и, соответственно, в снижении спроса на уголь.

Завышенные ожидания угольщиков на спрос со стороны металлургов вызвал неоправданный рост добычи угля в 2008 году, что привело к перепроизводству и создало дополнительное понижающее давление на цену угля после сокращения спроса. Этот факт подтверждается трехкратным превышением норматива по запасам добытого угля летом 2008 года.

По мнению экспертов компаний Rio Tinto и BHP Billiton, в четвертом квартале 2008 года снижение объема производства у металлургов по всему миру достиг 30%. Такие прогнозы подтверждаются российской практикой. Так, крупнейший производитель коксующегося угля "Распадская" в ноябре–декабре 2008 года поставила потребителям в четыре раза меньше угля, чем в октябре того же года: 150 тыс. тонн концентрата против 650 тыс. тонн. По прогнозам специалистов компании ФОК, цены на коксующийся уголь в 2009 году снизятся на 30–40%.

Негативное влияние финансового кризиса на угольную промышленность проявляется в следующем:

Во-первых, в снижении спроса на уголь как со стороны металлургов, так и со стороны энергетиков. Вслед за снижением спроса последовало резкое падение цен, что привело к ухудшению эффективности деятельности компаний отрасли.

Во-вторых, в росте неплатежей за поставляемую продукцию. Кризис в металлургии вызвал рост неплатежей за поставляемый уголь. По данным компании ФОК, общая задолженность за поставленный уголь составляет 22 млрд. рублей, из них на долю металлургов приходится 20 млрд. рублей.

В-третьих, в увеличении дефицита доступных кредитных ресурсов.

В-четвертых, в изменении курса рубля к доллару и евро. Изменение курсов валют в первую очередь влияет на стоимость реализуемых отраслью программ модернизации производства, так как большая часть оборудования импортируется из-за рубежа.

Климатические и географические особенности расположения основных угольных ресурсов делают добычу угля чувствительной к колебанию спроса и цен. По данным компании ФОК, реализуемые в отрасли инвестиционные проекты только на 40% финансируются за счет собственных средств. Снижение эффективности угольных компаний, рост неплатежей и падение кредитоспособности отрасли ставит под вопрос как реализацию программ модернизации угольных предприятий, так и освоение новых месторождений.

Попытки минимизировать последствия кризиса

Снижение объёмов производства – основная антикризисная мера, реализуемая на данный момент в угольной отрасли. О сокращении объемов производства сообщают не только российские угольщики, но и компании по всему миру. Глобальные лидеры угольной отрасли BHP Billiton и Rio Tinto сообщили о планируемом снижении добычи угля в 2009 году на 10–15%. По прогнозам компании ФОК, добыча угля в России в 2009 году может сократиться на 20%.

Прогнозируемое падение производства угля в России ниже общемирового уровня связано со сложностью выхода отечественных компаний на внешние рынки. Снижение внутреннего спроса на уголь вынудил угольных трейдеров направить поставки угля за границу. Дополнительные объемы угля вызвали пробки на Западносибирской железной дороге и портах Дальнего Востока. К примеру, объемы ежесуточного поступления угля в порты в 1,5 превышают существующие мощности портов по обработке грузов.

Еще одна проблема экспорта угля – это железнодорожные тарифы. Так, в цене российского угля доля услуг железной дороги достигает 40%. К примеру, у иностранных компаний (BHP Billiton, Rio Tinto, пр.) такую же долю занимают издержки на фрахт. Однако финансовый кризис вызвал снижение активности международных перевозок (с июня 2008 года индикатор состояния мирового рынка фрахта Baltic Dry Index снизился более чем на 90%), что закономерно привело к снижению стоимости фрахта. В тоже время РЖД не только не снизили цены на свои услуги, но планируют в 2009 году повысить транспортный тариф на 8%. Данные обстоятельства сокращают конкурентные преимущества российских экспортеров угля.

Значительные трудности для угольной отрасли создает фиксированный таможенный тариф, который действует вне зависимости от изменения цен на мировом рынке. На взгляд экспертов, государству имеет смысл ввести сходную с нефтью схему таможенного сбора.

Социальные риски

В результате финансового кризиса компании угольной отрасли сократили либо отправили в неоплачиваемый отпуск порядка 5–7% персонала. В случае резких сокращений наиболее уязвимым регионом является Кемеровская область – здесь сосредоточенно более 50% добычи угля. Для сохранения социальной стабильности в угольных регионах необходима программа государственной поддержки угольной отрасли и социальной сферы данных субъектов федерации.

Моноотраслевая специфика населенных пунктов, расположенных при угольных предприятиях, грозит социальной катастрофой в случае сокращения объемов добычи, остановки шахт, разрезов, обогатительных фабрик. В схожей ситуации оказались и угледобывающие регионы Украины. Ситуация в угольной отрасли Украины напрямую зависит от дотаций из бюджета. По данным, себестоимость добычи угля в Украине в 2 раза выше российской. Для поддержания спроса на уголь Донбасса правительство Украины ежегодно дотирует отрасль. Однако в бюджете на 2009 года на поддержку отрасли выделено в 5 раз меньше средств, чем в 2008 году.

Отрасль ожидает сокращение инвестиционных программ и проектов развития. Наиболее красноречивым примером заморозки планов развития является отказ компаний осваивать новые месторождения угля.

Роль государства

Для поддержки развития угольной отрасли России необходимо усиление роли государства. По мнению специалистов компании ФОК, поддержку государства можно разделить на следующие блоки мер:

1. Финансовая поддержка отрасли. Необходимо упростить доступ угольных компаний к кредитным ресурсам государственных банков. Применить такой инструмент, как субсидирование кредитной процентной ставки. На период низких цен дотировать разработку стратегических месторождений.

2. Инфраструктурное развитие. Необходимо повышать пропускную способность транспортной сети. Развивать вагоностроение. Данные меры необходимы для повышения конкурентоспособности отечественного угля на международных рынках. Кризис дает дополнительные возможности сильным компаниям занимать ниши аутсайдеров.

3. Развитие угольной генерации. Государство должно перейти от деклараций к реальной работе в этом направлении. Необходимо создать условия для вытеснения импортного (казахстанского) энергетического угля с отечественного рынка.

4. Таможенные и налоговые методы. Необходимо применять таможенные сборы на экспорт угля сравнимые с нефтью, в таком случае отечественные угольщики в условиях снижения цен смогут более эффективно конкурировать на иностранных рынках. Следует рассмотреть вопрос введения протекционистских таможенных тарифов на импорт угля. На период кризиса и/или для поддержки инвестиционных проектов следует применять такие инструменты, как налоговые каникулы и налоговый кредит.

Угольные компании не должны становится пассивными получателями государственной помощи. В распоряжении угольщиков остается ранее неиспользуемый инструмент — средства Инвестиционного фонда РФ. С помощью государственных инвестиций компании могут усилить свои конкурентные преимущества, создать предпосылки для быстрого выхода из кризиса.