Библиотека управления

Риски кредитных организаций: бесперебойность перевода денежных средств

Тамаров Павел Глава из книги «Платежные системы в ракурсе российского законодательства и международной практики»
«Центр Исследований Платежных Систем и Расчетов»

Надлежащее осуществление перевода денежных средств должно рассматриваться с точки зрения его своевременности, т. е. соответствия всем регламентным (временным) требованиям, так как задержка в его выполнении может привести к неспособности контрагента выполнить свои обязательства, а в конечном итоге – к цепочке неплатежей, что негативно повлияет на стабильность НПС в целом.

Понятие бесперебойности, ассоциируемое в целом со свойством осуществления перевода без нарушений (перебоев), в том числе установленных сроков осуществления необходимых в процессе перевода технологических процедур, и достижения результатов (в частности, своевременного выполнения), согласно Закону о НПС и принятым Банком России нормативным актам (в части бесперебойности ФПС), неразрывно связано с рисками. Хотя в международной практике задачи управления рисками в платежных системах уже давно занимают важное место в деятельности различных финансовых институтов и инфраструктур, в связи с подготовкой и принятием Закона о НПС данная тематика приобрела особую актуальность в России.

Рекомендации Банка России относительно своевременности осуществления расчетов и системного риска расчетной системы1 нацеливали кредитные организации на усиление внимания к организации управления рисками при переводе денежных средств. Своевременность расчетов в деятельности кредитной организации может достигаться сочетанием рекомендуемых Банком России мер согласно функциям, которые она выполняет в рамках заключенного договора корреспондентского счета, т. е. функциям банка-корреспондента или банка-респондента. Осуществление функций по управлению рисками при переводе денежных средств банка-корреспондента коррелирует [7], исходя из норм Закона о НПС, с задачей управления рисками кредитной организации, действующей в роли расчетного центра платежной системы, в то время как соответствующие функции банка-респондента – с задачами, связанными с ролью участника ПС.

Кроме того, кредитная организация одновременно может выступать и в других ролях, в том числе операционного и / или платежного клирингового центра, а также участвовать во многих платежных системах. А поскольку базовый характер отношений корреспондентского счета сохраняется и в условиях новых требований Закона о НПС, рекомендации Банка России по обеспечению своевременности расчетов также сохраняют свою актуальность в целом с учетом совокупности всех ролей, которые кредитная организация играет как субъект НПС.

Выполнение переводов денежных средств между счетами, открытыми кредитной организацией другим кредитным организациям, отвечает свойствам (понятию) платежной системы и взаимосвязано с критерием Закона о НПС об отнесении деятельности кредитной организации к деятельности оператора в платежной системе. Это позволяет сделать вывод, что рекомендации Банка России применимы к кредитной организации, выполняющей роль расчетного центра или роль оператора ПС совместно с ролью операторов УПИ.

Письмо Банка России о системном риске концентрирует внимание на рисках, которые возникают в связи с взаимной зависимостью многих кредитных организаций, являющихся участниками взаиморасчетов. Данные риски фактически должны рассматриваться как типичные для платежных систем. Согласно вступившему в силу Закону о НПС они характерны как для зарегистрированных платежных систем и действующих в их составе расчетных центров, так для кредитных организаций, имеющих открытые счета других кредитных организаций и проводящих между ними переводы денежных средств вне рамок каких-либо зарегистрированных платежных систем в объеме, не превышающем установленную Банком России величину2.

Эти рекомендации соответствуют международным стандартам и касаются типичных рисков, которые свойственны платежным системам и которые определяются как основные риски (правовой, операционный, кредитный и риск ликвидности) при осуществлении расчетов. Рекомендации раскрывают понятие профилей риска как внутренних документов, содержащих описание системного риска и основных рисков. В целом рекомендации Банка России о своевременности осуществления расчетов и системном риске расчетной системы сфокусировали внимание на содержании понятий «своевременность» и «бесперебойность», позволяя характеризовать их в терминах времени, например:

  • среднего времени превышения заданного (нормативного) срока зачисления денежных средств на корреспондентские счета ЛОРО;
  • среднего (максимального, минимального) количества переводов, выполненных с задержкой во времени по отношению к заданному (нормативному) сроку, и т. п.

Перечень подобных характеристик может быть существенно расширен. Вместе с тем он может прямо не отражать собственно риск, с которым связана прежде всего вероятность возникновения неблагоприятных последствий, а также размеры этих последствий, в том числе возможных убытков. Установленная Законом о НПС взаимосвязь бесперебойности ФПС и риска позволяет более предметно раскрыть соотношение этих понятий в целях дальнейшего практического применения, опираясь на понятие «своевременность» с учетом законодательных требований к срокам осуществления перевода денежных средств.

Бесперебойность ПДС и бесперебойность ФПС

Термин «бесперебойность ФПС» установлен ст. 28 Закона о НПС, определяющей требования к системе управления рисками платежной системы. В контексте данной статьи управление рисками платежной системы рассматривается прежде всего как задача управления рисками нарушения бесперебойности ФПС. Установление требований к обеспечению бесперебойности ФПС отнесено Законом о НПС к полномочиям Банка России.

Согласно Положению Банка России № 379-П бесперебойность ФПС определена как «способность предупреждать нарушения требований законодательства, правил платежной системы, заключенных договоров при взаимодействии субъектов платежной системы (далее – нарушения надлежащего функционирования платежной системы), а также восстанавливать надлежащее функционирование платежной системы в случае его нарушения». В свою очередь, термин «бесперебойность ПДС» используется в законодательстве о НПС в контексте требований к операторам по переводу денежных средств:

  • операторам электронных денежных средств (ст. 13);
  • небанковским кредитным организациям, имеющим право на осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов и связанных с ними банковских операций (ст. 11 Закона № 162-ФЗ).

В соответствии с указанными законодательными нормами Банк России уполномочен устанавливать требования к обеспечению бесперебойности ПДС операторами электронных денежных средств и небанковскими кредитными организациями. При этом определение бесперебойности ПДС ни законодательством о НПС, ни изданными Банком России нормативными документами прямо не установлено. Так, в Указании Банка России № 2695-У о бесперебойности перевода электронных денежных средств (ЭДС) говорится только в контексте обеспечения его бесперебойности.

Сопоставление законодательных требований к обеспечению бесперебойности показывает необходимость расширения содержательности характеристик бесперебойности ФПС, поскольку оператор платежной системы обязан сформировать ее показатели, равно как и методики оценки риска платежной системы. В то же время в отношении бесперебойности ПДС такие обязанности не установлены. Однако дальнейшая проработка понятийных свойств бесперебойности ПДС представляется продуктивной в виду различных обстоятельств, связанных с взаимовлиянием:

  • банковской деятельности и функционирования платежных систем;
  • переводов банком денежных средств и расчетов в платежной системе;
  • банковских рисков и рисков нарушения бесперебойности ФПС и т. п.

Термин «бесперебойность» использован законодательством о НПС применительно к двум понятиям3 (бесперебойность ПДС и бесперебойность ФПС), поэтому логичным было бы признать сходство этих понятий в общей терминологической структуре, а различие – в предметах, к которым они отнесены. В связи с этим бесперебойность ПДС можно рассмотреть по аналогии с бесперебойностью ФПС как способность оператора ПДС предупреждать нарушения требований законодательства, правил перевода денежных средств, заключенных договоров при осуществлении перевода денежных средств (далее – нарушение надлежащего осуществления перевода денежных средств), а также восстанавливать надлежащее осуществление перевода денежных средств в случае его нарушения.

Исходя из аналогии понятий бесперебойности ПДС и бесперебойности ФПС (в контексте ст. 28), управление рисками при переводе денежных средств в кредитной организации можно определить как комплекс мероприятий и способов снижения вероятности возникновения неблагоприятных последствий для бесперебойности ПДС с учетом размера причиняемого ущерба. Риск-ориентированный подход к обеспечению бесперебойности ПДС требует рассматривать показатели бесперебойности в ракурсе как базовых характеристик риска, так и характеристик, отражающих специфику платежных систем и переводов денежных средств.

С учетом данной аналогии и подхода при анализе бесперебойности ПДС должны рассматриваться: вероятностные характеристики бесперебойности ПДС и характеристики негативных последствий (базовые характеристики риска); влияние на бесперебойность ПДС не только технологического обеспечения, но и финансового состояния оператора ПДС и, возможно, других факторов, рассматриваемых вместе как факторы риска нарушения бесперебойности ПДС. Кроме того необходимо проводить структурирование риска нарушения бесперебойности ПДС на основе классификации влияющих факторов по аналогии с типичными рисками платежной системы.

Показатели бесперебойности ПДС с учетом рассматриваемой аналогии могут быть идентичны показателям бесперебойности ФПС [8], в том числе в связи с тем, что функционирование платежной системы неразрывно связано с переводом денежных средств (является целью), для которого своевременность – важнейшее свойство.

На законодательном уровне установлен ряд требований к срокам перевода денежных средств. Так, Законом о НПС (ст. 5.5) устанавливается его предельный срок 3 дня, за исключением перевода ЭДС. Последний выполняется незамедлительно после принятия оператором ЭДС распоряжения клиента и осуществляется путем одновременного уменьшения остатка ЭДС плательщика и увеличения остатка ЭДС получателя средств на сумму перевода ЭДС (ст. 7.10 и 7.11 Закона о НПС).

Правилами платежной системы (например, согласно п. 15 ст. 20.1) и правилами перевода денежных средств в кредитной организации могут быть установлены дополнительные специфические и /или детальные регламентные требования, в том числе более жесткого характера, чем законодательные. Кроме того следует упомянуть и требование Гражданского кодекса Российской Федерации (ст. 849) о зачислении банком на счет клиента поступивших денежных средств не позднее дня, следующего за днем поступления соответствующего платежного документа, если более короткий срок не предусмотрен договором банковского счета.

Таким образом, если перевод денежных средств выполнен в соответствии с установленными сроками, он осуществлен надлежащим образом с позиции понятия «своевременность». Поскольку показатели, характеризующие степень своевременности перевода денежных средств, связаны с его надлежащим исполнением, то, согласно принятым определениям бесперебойности, эти показатели могут одновременно рассматриваться и применительно к показателям бесперебойности.

Соответственно, состав характеристик своевременности, как и показателей бесперебойности, а также порядок подсчета (установления) их значений может быть разнообразным и зависящим от многих факторов, таких, например, как общий дизайн (институциональная структура и базовые принципы институционального взаимодействия) платежной системы, определяемый ее правилами, или порядок перевода денежных средств, установленный кредитной организацией. Однако специфика показателей бесперебойности состоит (согласно определениям Закона о НПС) в необходимости определять их в терминах вероятности (возможности) негативных последствий.

В свою очередь, сходство принятых определений бесперебойности ПДС и бесперебойности ФПС позволяет говорить об идентичности соответствующих показателей и рассмотрении их отличий, проявляющихся в элементах (организационных, технологических и т. п.) деятельности кредитной организации как в составе, так и вне платежной системы. Для бесперебойности ФПС совокупность показателей должна охватывать взаимодействие различных участвующих организаций (участников ПС, операторов УПИ, оператора ПС). В этом смысле понятие бесперебойности ФПС шире понятия бесперебойности ПДС, рассматриваемого применительно к деятельности отдельной кредитной организации. Однако кредитная организация как оператор ПДС, осуществляющий переводы денежных средств, например, через 2–3 платежные системы (в роли участника ПС), а также через банки-корреспонденты, должна в своей деятельности предусматривать все возможные механизмы перевода с учетом аспектов бесперебойности ПДС при переводе через каждую из платежных систем. В связи с этим обеспечение бесперебойности ПДС кредитной организацией в целом включает решение отдельных задач обеспечения бесперебойности функционирования в каждой из платежных систем, где она участвует.

Соотношение понятий бесперебойности ПДС и бесперебойности ФПС иллюстрируется на рис. 1. Их пересечение (сектора круга среднего диаметра) охватывает характеристики перевода денежных средств, выполняемого кредитной организацией в каждой платежной системе, где кредитная организация участвует или предоставляет услуги платежной инфраструктуры. Центральная часть (круг наименьшего диаметра) показывает, что свойства своевременности образуют базовую часть свойств обоих упомянутых выше понятий.

Рис. 1. Соотношение характеристик своевременности и бесперебойности

Банковские риски и риски нарушения бесперебойности

Рассмотрение бесперебойности ПДС в контексте риска нарушения бесперебойности ПДС, включающей различные факторы данного риска (технологическое обеспечение, финансовое состояние и др.), обусловлено как рядом законодательных и нормативных требований, так и вытекающим из них содержательным значением. Для небанковской кредитной организации (НКО) задача обеспечения бесперебойности ПДС определена согласно ст. 11 Закона № 162-ФЗ вместе с обязанностью управлять операционным риском, что косвенно свидетельствует об их взаимосвязи. В соответствии с требованиями Указания Банка России № 2695-У обеспечение бесперебойности перевода ЭДС рассматривается прежде всего в связи с задачами технологического и операционного обеспечения, но не исчерпывается ими, поскольку согласно п. 3 данного Указания оператор ЭДС может принимать и иные меры, направленные на обеспечение бесперебойности осуществления перевода ЭДС.

Нарушение бесперебойности ПДС может быть связано с техническими сбоями, технологическими задержками в операционной работе банка-корреспондента или вызвано недостаточностью денежных средств на счете, открытом в банке-корреспонденте, и невозможностью в приемлемые сроки мобилизовать необходимую ликвидность.

Поскольку перевод денежных средств согласно Закону о НПС является целью функционирования платежной системы, задачи оператора ПДС, действующего в составе одной или нескольких платежных систем, по обеспечению бесперебойности ПДС коррелируют с задачами обеспечения бесперебойности ФПС. Исходя из того, что своевременность перевода денежных средств является наиболее важным элементом бесперебойности, можно считать целью управления риском нарушения бесперебойности соответствие времени осуществления денежного перевода срокам, установленным регламентом. Управление указанным риском должно осуществляться путем снижения негативного воздействия влияющих факторов, которыми, в частности, могут выступать технологическое обеспечение и финансовое состояние участников ПС и операторов УПИ.

Управление банковскими рисками имеет целью предотвращение утраты кредитной организацией финансовой состоятельности, в частности, путем снижения негативного влияния факторов, связанных с осуществлением перевода денежных средств и решаемых, в том числе, с учетом методики расчета величин соответствующих нормативов. К примеру, для НКО, образованной в целях осуществления перевода денежных средств без открытия банковского счета, в качестве обязательных установлены нормативы достаточности капитала (Н1.1) и ликвидности (Н.15.1)4.

В соответствии с Инструкцией Банка России № 110-И5 величина операционного риска учитывается при расчете норматива Н16. При этом уровень операционного риска определен согласно Указанию Банка России № 2840-У7 как «вероятность наступления (осуществления) обусловленных факторами операционного риска событий (действий), которые могут привести к возникновению убытков, и размер потенциальных убытков».

Кроме того, в целях управления операционным риском осуществляются:

  • выявление, оценка и мониторинг операционного риска;
  • меры по достижению и (или) поддержанию приемлемого уровня данного риска;
  • мониторинг эффективности управления операционным риском.

Указанные задачи коррелируют с задачами обеспечения бесперебойности ФПС в части ответственности оператора ПС по организации управления рисками нарушения бесперебойности ФПС, включающие согласно п. 3 Положения Банка России № 379-П:

  • выявление факторов риска нарушения бесперебойности ФПС;
  • определение степени и характера влияния указанных факторов на бесперебойность ФПС;
  • оценку достигнутого уровня рисков нарушения бесперебойности ФПС;
  • подтверждение соответствия достигнутого уровня рисков нарушения бесперебойности ФПС установленному приемлемому уровню;
  • принятие мер, необходимых для достижения или поддержания приемлемого уровня рисков нарушения бесперебойности ФПС;
  • выявление текущих изменений достигнутого уровня риска нарушения бесперебойности ФПС (мониторинг рисков).

При оценке достигнутого уровня риска нарушения бесперебойности ФПС, под которым понимается размер возможного ущерба, причиняемого участниками ПС их клиентам вследствие нарушений надлежащего функционирования платежной системы, оператор ПС осуществляет его сопоставление с приемлемым уровнем рисков нарушения бесперебойности ФПС. При этом к числу показателей, характеризующих уровень рисков нарушения бесперебойности ФПС (в числе прочих) отнесен уровень бесперебойности оказания операционных услуг, а также показатели, характеризующие технологическое обеспечение участников платежной системы и операторов платежной инфраструктуры.

Аналогичным образом можно провести параллели по вопросам управления ликвидностью. В целях контроля состояния ликвидности НКО, согласно Инструкции ЦБ № 137-И8, минимальное значение норматива ликвидности НКО установлено в размере 100%, а в целях эффективного управления ликвидностью Федеральный закон № 162-ФЗ требует размещать денежные средства, предоставленные клиентами для перевода без открытия банковских счетов, исключительно на корреспондентском счете в Банке России, на депозитах Банка России, на корреспондентских счетах в кредитных организациях.

В свою очередь, в число показателей бесперебойности ФПС Банком России включен (пп. 10 и 11 Положения Банка России № 379-П) уровень бесперебойности оказания расчетных услуг, т. е. услуг, связанных со списанием /зачислением денежных средств по счетам, открытым в расчетном центре участниками ПС. В состав показателей, согласно данным требованиям, могут включаться и те, которые характеризуют управление ликвидностью и обеспечение исполнения обязательств участников ПС.

Таким образом, в вопросах управления ликвидностью НКО и платежных систем также прослеживаются определенные аналогии, как и в вопросах управления операционным риском. В связи с этим можно предположить, что непротиворечивым образом соответствующие аналогии о взаимосвязи вопросов управления ликвидностью и операционным риском в деятельности НКО с вопросами обеспечения бесперебойности ПДС и ФПС могут быть перенесены и на деятельность банков как операторов по переводу денежных средств.

Указанные аналогии позволяют рассматривать различные варианты «пересечений» в задачах управления банковскими рисками и обеспечением бесперебойности (управления рисками нарушения бесперебойности) в различных плоскостях, прежде всего финансовой (управление ликвидностью) и операционной (организационная структура и технологическое обеспечение). При этом размер (площадь) пересечений отражает то, в какой степени решения, принимаемые в целях управления рисками (банковскими и в платежной системе) одновременно влияют на финансовую устойчивость кредитной организации и бесперебойность ПДС и ФПС с учетом степени вовлечения кредитной организации в деятельность платежных систем (в качестве участника ПС, оператора УПИ).

Бесперебойность и риск ликвидности

Своевременное осуществление переводов денежных средств требует от банка планирования ежедневных потоков платежей. Планирование должно быть основано на постоянном мониторинге и анализе этих потоков (в том числе в целях оценки размера денежных средств на счетах клиентов на конец дня), контроле за сроками платежей, формировании статистических данных, позволяющих прогнозировать время прохождения платежей по платежным системам, банкам-корреспондентам, внутри банка и т. д.

Возможность осуществить необходимый дневной объем переводов денежных средств базируется на выполнении кредитной организацией нормативов ликвидности, прежде всего норматива мгновенной ликвидности. Согласно Инструкции Банка России № 110-И9 норматив мгновенной ликвидности (Н2) регулирует (ограничивает) риск потери кредитной организацией ликвидности в течение одного операционного дня и определяет минимальное отношение суммы высоколиквидных активов банка к сумме обязательств (пассивов) по счетам «до востребования», скорректированных на величину минимального совокупного остатка средств по счетам физических и юридических лиц (кроме кредитных организаций) «до востребования». Методика расчета этого норматива основана на данных отчетности о состоянии определенных счетов в балансе кредитной организации.

Одно лишь соблюдение норматива мгновенной ликвидности не гарантирует своевременности расчетов. В современных условиях перевод крупных сумм, а также осуществление срочных платежей требует их выполнения в реальном времени. Задержка, к примеру, в один час может привести к ощутимым финансовым потерям для плательщика и /или его контрагента. Поскольку норматив мгновенной ликвидности носит статический характер, он не позволяет оценить достаточность ликвидных активов банка в разные периоды времени в течение дня.

На риске управления внутридневной ликвидностью акцентирует внимание Принцип 8 документа Базельского комитета по банковскому надзору (далее – БКБН) «Принципы надлежащего управления и надзора за риском ликвидности»10. В частности он устанавливает, что «в целях своевременного исполнения обязательств по платежам и расчетам как при нормальных условиях, так и в стрессовых ситуациях банк должен активно управлять внутридневной ликвидностью и соответствующими рисками, содействуя таким образом бесперебойному функционированию платежных и расчетных систем».

В 2010 г. БКБН в отчете «Международные подходы к оценке, стандартам и мониторингу риска ликвидности»11, получившем название Базель III, ввел новые минимальные стандарты ликвидности, включающие показатели (коэффициенты) краткосрочной ликвидности (Liquidity Coverage Ratio, LCR) и чистого стабильного фондирования (Net Stable Funding Ratio). И хотя введение LCR нацелено на достижение гибкости в задачах краткосрочного управления ликвидностью банка, данный показатель не учитывает внутридневное управление ликвидностью. В отчете БКБН говорится: «Банки и регуляторы должны осознавать, что использование LCR в процессе стресс-тестирования не покрывает ожидаемые и не ожидаемые потребности во внутридневной ликвидности, которые возникают в течение дня и исчезают к концу дня… В настоящее время Базельский комитет пересматривает вопрос о том, каким образом должны решаться задачи управления внутридневной ликвидностью».

Одно из направлений этой деятельности связано с подготовкой БКБН совместно с КПРС нового отчета, дополняющего «Принципы надлежащего управления…» в части инструментов мониторинга внутридневной ликвидности. Отчет12 содержит характеристики набора индикаторов13, которые рассматриваются как показатели риска внутридневной ликвидности. (далее – индикаторы) и, в том числе, включают:

  • ежедневный максимальный объем требуемой внутридневной ликвидности;
  • доступный объем внутридневной ликвидности на начало рабочего дня;
  • совокупный объем платежей;
  • объем критически важных по времени исполнения обязательств и др.

В отчете отмечена тесная взаимосвязь между управлением риском внутридневной ликвидности банка и обеспечением бесперебойного функционирования платежных и расчетных систем, что позволяет применять данные индикаторы как органами банковского надзора, так и органами наблюдения за платежными системами.

Внутридневная ликвидность определяется как «средства, которые могут быть доступны в течение рабочего дня, как правило, чтобы предоставить возможность финансовым институтам осуществлять платежи в реальном времени». Соответственно, рабочий день рассматривается как «часы работы платежных и расчетных систем (или группы систем), в течение которых банк может получать и осуществлять платежи».

На использование внутридневной ликвидности в платежных и расчетных системах оказывает влияние ряд факторов. При этом в периоды острой нехватки ликвидности (событий шокового характера) проявляются узкие места в деятельности банков. В связи с этим органам надзора недостаточно одного индикатора для оценки эффективности управления рисками. Применение набора индикаторов обусловлено необходимостью установить:

  • потребность в ликвидности как в нормальных, так и в кризисных (шоковых) условиях;
  • объем доступной внутридневной ликвидности как в нормальных, так и в кризисных (шоковых) условиях;
  • характер изменений в деятельности (поведении) банка в течение дня в платежных и расчетных системах.

Для каждого индикатора даны определения, позволяющие находить (вычислять) соответствующие значения в нормальных условиях. Однако потребность в ликвидности может многократно возрасти в стрессовых ситуациях, и банки должны определять соответствующие величины в условиях, которые включают четыре сценария стрессовых ситуаций:

  • в собственной деятельности (как прямого или косвенного участника платежных систем);
  • в деятельности контрагента – участника ПС;
  • в деятельности банка-клиента (банка-корреспондента);
  • в функционировании рынка ликвидности и межбанковских кредитов.

Информация, получаемая в результате стресс-тестирования, ложится в основу взаимодействия банка и надзорного органа для достижения соглашений о реалистичности результатов, полученных с использованием индикаторов, а также характера и степени влияния условий каждого из тестов и их комбинации. Набор индикаторов зависит от характера участия банка в платежной системе (прямого / косвенного), а также вида стресс-теста.

Применение нескольких индикаторов одного типа связано со спецификой деятельности банка в различных платежных системах, использования различных валют при расчетах, собственной корпоративной структуры, характера деятельности в стране, где банк образован, и за рубежом. Рассмотрение специфических особенностей должно обосновывать раздельный или агрегированный подсчет значений индикаторов и соответствующий мониторинг и анализ.

Предполагается, что банки должны готовить ежемесячный отчет по индикаторам внутридневной ликвидности, которые будут включать средние, минимальные и максимальные значения.

Бесперебойность переводов денежных средств (ПДС), рассматриваемая как способность кредитной организации осуществлять перевод денежных средств надлежащим образом, прежде всего без сбоев и задержек, связана с обеспечением внутридневной ликвидностью. Соответственно, индикаторы могут служить показателями, характеризующими бесперебойность ПДС с учетом всех платежей, проходящих по счетам, открытым в кредитной организации. Вместе с тем аналогичные индикаторы, определенные и рассчитанные применительно к соответствующей платежной системе, могут рассматриваться как показатели бесперебойности функционирования платежной системы (ФПС). За основу в расчете таких показателей могут приниматься характеристики потоков платежей, проходящих по счетам участников в расчетном центре (центрах) платежной системы в соответствии с правилами данной платежной системы. В общем случае эти потоки платежей могут не совпадать с потоками всех платежей, учитываемых в показателях ПДС.

Состав участников ПС и объем операций по корреспондентским счетам, открытым в данной кредитной организации как в расчетном центре, могут существенно отличаться от состава ее банков-респондентов и операций по их счетам в целом. При этом если правилами платежной системы не предусмотрены внутрибанковские переводы и переводы в рамках двусторонних корреспондентских отношений расчетного центра, то и индикаторы, применяемые в качестве показателей бесперебойности ФПС, не должны учитывать эти переводы. Состав и значения (величины) таких индикаторов в общем случае отличаются от состава и значений индикаторов внутридневной ликвидности, определенных для расчетного центра как кредитной организации в целом.

Кроме того, необходимо учитывать, что в платежной системе вопросы управления внутридневной ликвидностью должны рассматриваться не столько с позиций исполнения собственных платежных обязательств кредитной организации – расчетного центра, сколько с позиций обязательств одних участников ПС перед другими. В связи с этим норматив мгновенной ликвидности расчетного центра не может быть адекватным образом использован для платежной системы, так как для его подсчета применяются остатки по счетам, зафиксированные в балансе кредитной организации на конец текущего дня (начало следующего рабочего дня). В течение же дня ситуация может быть существенно иной. Так, даже если в системе расчет осуществляется в назначенное время один раз в день, то при расчете на нетто-основе под риском могут находиться суммы, значительно превышающие размер максимальной дебетовой нетто-позиции. Следовательно, использование любых соотношений, основанных только на данных баланса расчетного центра, вряд ли может быть применимо при анализе рисков платежной системы в целом.

На рис 2 показано, что в поле деятельности кредитной организации по управлению ликвидностью (полный круг) могут быть выделены области (сектора), связанные с задачами обеспечения бесперебойности, при этом:

Рис. 2. Области деятельности кредитной организации по управлению ликвидностью и обеспечению бесперебойности

  • управление внутридневной ликвидностью является частью задачи управления ликвидностью кредитной организации и должно рассматриваться в контексте задачи обеспечения бесперебойности ПДС;
  • управление внутридневной ликвидностью кредитной организации, используемой в целях перевода денежных средств через платежную систему, является частью общей задачи по управлению внутридневной ликвидностью, но при этом оно зависимо от механизмов управления ликвидностью в платежной системе, что выходит за рамки самостоятельной деятельности кредитной организации.

Представленное соотношение демонстрирует подход к управлению ликвидностью как неотъемлемой части обеспечения бесперебойности.

Бесперебойность и операционный риск

Осуществление перевода денежных средств, функционирование платежных систем связаны с высокой степенью автоматизации соответствующих процессов обработки и передачи информации, протекающих, как правило, в режиме реального времени, следовательно, с высокими требованиями к управлению операционным риском. Как уже отмечалось, в деятельности кредитной организации размер операционного риска учитывается при расчете норматива Н1 – достаточности капитала. Применение такого подхода базируется на целостности различных направлений деятельности кредитной организации как коммерческого предприятия, обладающего необходимыми ресурсами, в том числе собственным капиталом.

Согласно Письму Банка России № 76-Т14 (приложению к Рекомендациям об организации управления операционным риском в кредитных организациях) в рамках задач управления операционным риском в деятельности кредитной организации выделены направления, связанные с переводом денежных средств:

  • банковское обслуживание физических лиц,
  • банковское обслуживание юридических лиц,
  • осуществление платежей и расчетов (кроме платежей и расчетов, осуществляемых в рамках обслуживания своих клиентов): расчеты на нетто-основе, клиринг; валовые расчеты; инкассовые операции.

Таким образом, в деятельности кредитной организации вопросы, касающиеся перевода денежных средств, помимо вопросов управления ликвидностью, определены также в задачах управления операционным риском. Вместе с тем в соответствии с Законом о НПС организация (в том числе кредитная), намеревающаяся стать оператором платежной системы, в составе необходимых для регистрации документов направляет в Банк России бизнес-план развития платежной системы на два года с указанием цели и планируемых результатов, включая анализ рыночных и инфраструктурных факторов.

Указанное требование свидетельствует о том, что при создании платежной системы предоставление кредитной организацией платежных услуг и услуг платежной инфраструктуры должно быть выстроено как определенное бизнес-направление. Иными словами, если раньше проведение платежей и межбанковских расчетов могло осуществляться кредитной организацией как вспомогательное направление, необходимое для осуществления основной деятельности, то с принятием законодательства о НПС образование платежной системы должно рассматриваться как достаточно самостоятельное коммерческое предприятие (направление деятельности).

Такой подход предполагает рассматривать деятельность платежной системы с позиций рентабельности, что подразумевает и задачу оценки риска несостоятельности платежной системы как коммерческого предприятия. Но поскольку в банковской деятельности операционный риск оценивается путем установления величины (доли), пропорциональной собственному капиталу, возникает вопрос о применимости данного подхода к платежной системе.

Деятельность платежной системы как коммерческого предприятия рассматривается также в рамках международных стандартов, в частности, в Принципах для ИФР. Согласно принципу 15 «Общий бизнес-риск» инфраструктурам финансового рынка (к ИФР отнесены системно значимые платежные системы, расчетные системы по ценным бумагам, центральные контрагенты и центральные депозитарии, торговые репозитории) необходимо выявлять общий бизнес-риск, контролировать его и управлять им.

ИФР должны располагать ликвидными чистыми активами, финансируемыми за счет собственного капитала (такими как обыкновенные акции, резервы или нераспределенная прибыль), чтобы иметь возможность продолжать выполнение операций и оказание услуг в качестве действующего предприятия в том случае, когда несет общие коммерческие убытки. Ликвидные чистые активы всегда должны быть достаточны для обеспечения восстановления или упорядоченного завершения критических операций и услуг. Собственный капитал позволяет ИФР постоянно покрывать убытки, для этой цели он всегда должен быть в наличии.

Требованием о формировании бизнес-плана платежной системы на законодательном уровне созданы предпосылки к тому, чтобы рассматривать размер операционного риска в платежной системе (по аналогии с операционным риском кредитной организации) при расчете капитала платежной системы. Однако решение поставленной таким образом задачи представляется проблематичным, поскольку:

  • институционально структура платежной системы является более сложной, чем корпоративная структура кредитной организации, так как она включает разных юридических лиц, таких как участники ПС и операторы УПИ. В мировой практике отсутствует методология, позволяющая рассматривать в подобных комплексных инфраструктурах капитал платежной системы;
  • в отсутствие норматива, определяющего достаточность капитала платежной системы, задачу управления операционным риском можно решать в основном на качественном уровне с использованием анализа различных методов управления риском, направленных на снижение влияния соответствующих негативных факторов.

В настоящее время российское законодательство не предоставляет Банку России полномочий определять для кредитных организаций правила управления рисками, в том числе операционным. Лучшая отечественная и международная практика отражается в рекомендациях15 Банка России кредитным организациям по вопросам управления рисками, которые не могут рассматриваться как обязательные нормы. Вместе с тем законодательство о НПС определило право и обязанность Банка России регулировать обеспечение бесперебойности. В рамках изданных нормативных актов Банка России присутствуют требования к организации и технологическому обеспечению перевода денежных средств и функционированию платежной системы, которые в вопросах обеспечения бесперебойности пересекаются с вопросами управления операционным риском.

Соответственно, реализованные на практике методы управления операционным риском в кредитных организациях, сформированные согласно рекомендациям Банка России, должны быть соотнесены с новыми нормами по обеспечению бесперебойности, скорректированы и дополнены. При этом требования по управлению операционным риском в небанковских кредитных организациях, имеющих право на осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов и связанных с ними банковских операций, установлены нормативным актом Банка России16.

Таким образом, задачи по управлению операционным риском кредитной организации, связанные с обеспечением бесперебойности ПДС и/или бесперебойности ФПС, в частности поддержания установленного уровня оказания операционных услуг, должны выполняться в обязательном порядке. При этом решение других аналогичных, но не связанных с обеспечением бесперебойности задач формально может не отвечать в полной мере рекомендациям Банка России ввиду того, что эти рекомендации не носят характер обязательных требований. Применяемые в кредитных организациях технологические процедуры и организационные решения должны быть уточнены с учетом новых законодательных и нормативных требований, а также ролей, которые банк играет как субъект НПС в различных механизмах перевода денежных средств.

Задачи управления операционным риском кредитной организации, затрагивающие бесперебойность ФПС, должны быть соотнесены не только с требованиями Закона о НПС и нормативных актов Банка России по обеспечению бесперебойности, но и с правилами каждой платежной системы, в которой кредитная организация является участником и /или оператором УПИ. При участии в платежной системе и/или деятельности в качестве оператора УПИ кредитная организация должна дополнительно проанализировать и, возможно, расширить организационные решения и операционно-технологические процедуры в части, затрагивающей взаимодействие со всеми другими субъектами платежной системы. Соответственно, структурирование направлений деятельности кредитной организации в целях управления операционным риском, установленное Письмом Банка России № 76-Т, может рассматриваться с учетом характера деятельности кредитной организации как субъекта НПС.

На рис. 3. показана структуризация операционного риска с выделением его элементов в части операционного риска при переводе денежных средств. В общем поле деятельности по управлению операционным риском кредитной организации (полный круг) могут быть выделены области (сектора), связанные с расчетным обслуживанием клиентов и межбанковскими расчетами, а также с деятельностью в платежных системах и входящие в обеспечение как бесперебойности ПДС, так и бесперебойности ФПС. Задачи обеспечения бесперебойности ФПС в целом выходят за рамки деятельности одной кредитной организации и должны учитывать характер ее участия в платежных системах и соответствующие роли.

Рис. 3. Области деятельности кредитной организации по управлению операционным риском и обеспечению бесперебойности

Бесперебойность и защита информации при ПДС

Вопросы обеспечения безопасности и защиты информации всегда были предметом особого внимания в банковской деятельности. И это неудивительно, поскольку негативные события, связанные с нарушениями информационной безопасности, могут нанести серьезный ущерб как отдельным банкам, так и в целом российской банковской системе и, следовательно, должны рассматриваться в рамках задач управления рисками. Уровень информационной безопасности (ИБ) кредитной организации во многом определяется уровнем ИБ банковских технологических процессов (платежных, информационных и пр.), а также эксплуатируемых автоматизированных банковских систем. В связи с этим риски нарушения ИБ могут рассматриваться в рамках операционного риска, возникающего в банковской деятельности.

Банк России, как уже отмечалось, не имел раньше полномочий осуществлять регулирование в области управления рисками, в том числе операционного риска, в частности связанного с нарушениями безопасности и защиты информации. Однако за последние годы Банку России удалось весьма существенно продвинуться в формировании стандартов наилучшей отечественной практики в сфере информационной безопасности с учетом международного опыта.

Принятый стандарт Банка России по обеспечению информационной безопасности17 является документом, положения которого применяются на добровольной основе (если только в отношении отдельных положений обязательность их применения не установлена законодательством Российской Федерации и нормативными актами). В настоящее время стандарт включает комплект документов18, которые в условиях вступившего в силу Закона о НПС и принятых в соответствии с ним нормативных актов могут быть учтены для обеспечения защиты информации при переводе денежных средств.

Стандарт рассматривает риски нарушения ИБ как возможность потери защищенности интересов (целей) банковской системы Российской Федерации (БС РФ) в информационной сфере и возникновение ущерба или убытков. Потеря защищенности заключается в утрате свойств доступности, целостности или конфиденциальности информационных активов, а также заданных целями бизнеса параметров или доступности сервисов инфраструктуры БС РФ. При этом риски нарушения ИБ должны быть согласованы и иерархически связаны с рисками основной деятельности кредитной организации, т. е. с банковскими рисками.

Стандартом предусмотрен ряд рекомендаций, в частности «Методика оценки рисков нарушения информационной безопасности»19. В методике рассматриваются основные свойства ИБ – конфиденциальность, целостность, доступность – каждого типа информационных активов, поддержание которых на должном уровне необходимо осуществлять для обеспечения ИБ.

Риск нарушения ИБ определяется на основании:

  • степени возможной реализации угроз ИБ в результате воздействия выявленных и/или предполагаемых источников угроз на рассматриваемые типы информационных активов;
  • степени тяжести последствий от потери свойств ИБ.

Степень тяжести последствий может оцениваться по качественной шкале: минимальная, средняя, высокая, критическая. Риски нарушения ИБ могут быть оценены также и в количественной (денежной) форме применительно к величине возможного убытка. Оценка рисков нарушения ИБ в количественной форме производится с целью формирования резервов на возможные потери, связанные с инцидентами ИБ.

В связи с принятием Закона о НПС полномочия Банка России в сфере информационной безопасности расширены. Согласно ст. 27 Банк России устанавливает требования к обеспечению защиты информации при переводе денежных средств. Кроме того, порядок защиты информации должен обеспечиваться в рамках системы управления рисками платежной системы (п. 11 ст. 28.3), а требования к защите информации должны быть частью правил платежной системы (п. 19 ст. 20.1). Поскольку контроль выполнения данных требований осуществляется в рамках надзора в НПС (ст. 27), их нарушения должны рассматриваться с учетом требований ст. 34, а именно – их влияния на бесперебойность ФПС и услуги, оказываемые участникам ПС и их клиентам.

Перевод денежных средств является платежной услугой (ст. 3), а предоставление услуг платежной инфраструктуры осуществляется в рамках платежной системы, организуемой в целях осуществления перевода денежных средств. В связи с этим механизмы защиты информации при переводе денежных средств могут оказать влияние и на бесперебойность ФПС, и на услуги, оказываемые участникам ПС и их клиентам. Соответственно, степень и характер такого влияния должны определенным образом оцениваться.

В Положении Банка России от 09.06.2012 № 382-П «О требованиях к обеспечению защиты информации при осуществлении переводов денежных средств и о порядке осуществления Банком России контроля за соблюдением требований к обеспечению защиты информации при осуществлении переводов денежных средств» понятие оценки определено в контексте требований к обеспечению защиты информации при переводе. Порядок такой оценки аналогичен методике оценки соответствия информационной безопасности кредитных организаций требованиям стандарта Банка России20.

Вместе с тем риск ИБ, возникающий при переводе денежных средств, законодательством о НПС и нормативными актами Банка России прямо не регулируется, за исключением общих норм, вытекающих из требований ст. 28 Закона о НПС. Таким образом, характер взаимосвязи базовых свойств ИБ, рассматриваемых в рамках Методики оценки рисков нарушения ИБ21, и показателей бесперебойности ПДС и бесперебойности ФПС должен рассматриваться самостоятельно операторами ПДС и операторами ПС с учетом совокупности всех законодательных и нормативных требований, а также лучшего отечественного и зарубежного опыта.

В частности задача обеспечения защиты информации при переводе денежных средств, задача обеспечения бесперебойности должны быть сопоставлены с задачей управления операционным риском кредитной организации и, соответственно, встроены в существующую систему управления рисками или определенным образом выделены в ней. При этом необходимость выделения может рассматриваться с учетом возможных различий в организации и осуществлении перевода:

  • в рамках участия кредитной организации в каждой из платежных систем и при осуществлении перевода вне платежной системы;
  • в рамках требований законодательства о НПС к защите информации при переводе денежных средств и общих требований к внутреннему контролю и рекомендаций по управлению операционным риском в кредитной организации;
  • в части нарушений, влияющих на бесперебойность ФПС и услуги, оказываемые участникам ПС и их клиентам, и нарушений, не оказывающих такого влияния.

В настоящее время требования стандарта Банка России, в том числе в части методики оценки рисков нарушения ИБ, затрагивают только банковскую деятельность. Вместе с тем в контексте Закона о НПС решения, принимаемые банками при организации управления риском нарушения ИБ, должны способствовать правильной идентификации (адресности) нарушений, связанных с переводом денежных средств, поскольку одни из них ведут к применению мер в рамках ст. 74 Закона о Центральном банке Российской Федерации (например, к ограничению банковских операций), другие – к применению ст. 34.8 Закона о НПС, предусматривающей исключение оператора ПС из реестра операторов. Кроме того операторами ПС и операторами УПИ могут быть не только кредитные организации, в связи с чем область применимости стандарта Банка России в целях такой идентификации может быть расширена.


1 Письмо Банка России от 18.02.2010 № 18-Т «О своевременности осуществления расчетов по корреспондентским счетам и мерах по управлению рисками при осуществлении расчетов» , а также Письмо Банка России от 03.05.2011 № 67-Т «О системном риске расчетной системы».

2 Указание Банка России от 02.05.2012 № 2814 У «О размере значения переводов денежных средств, при превышении которого оператор по переводу денежных средств обязан обеспечить направление в Банк России заявления о регистрации оператора платежной системы».

3 Согласно ст.17.7 Закона о НПС использован также термин «гарантированный уровень бесперебойности оказания операционных услуг», не рассматриваемый в настоящей статье.

4 Статья 11 Федерального закона № 162-ФЗ, Инструкция Банка России от 15.09.2011 № 137-И «Об обязательных нормативах небанковских кредитных организаций, имеющих право на осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов и связанных с ними иных банковских операций, и особенностей осуществления Банком России надзора за их соблюдением».

5 Инструкция Банка России от 16.01.2004 № 110-И «Об обязательных нормативах банков».

6 Положение Банка России от 3.11.2009 № 346 «О порядке расчета размера операционного риска».

7 Указание Банка России от 25.06.2012 № 2840-У «О требованиях к управлению операционным риском небанковскими кредитными организациями, имеющими право на осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов и связанных с ними иных банковских операций».

8 Инструкция Банка России от 15.09.2011 № 137-И «Об обязательных нормативах небанковских кредитных организаций, имеющих право на осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов и связанных с ними иных банковских операций, и особенностях осуществления Банком России надзора за их соблюдением».

9 Инструкция Банка России от 16.01.2004 № 110-И "Об обязательных нормативах банков" заменена Инструкцией Банка России от 03.12.2012 № 139-И "Об обязательных нормативах банков"

10 Письмо Банка России от 4.02.2009 г. № 15-1-4/536 «О документе Базельского комитета по банковскому надзору "Принципы надлежащего управления и надзора за риском ликвидности"».

11 Basel III: International framework for liquidity risk measuremet, standarts and monitoring www.bis.org/publ/bcbs188.pdf, www.cbr.ru/today/ms/bn/2.pdf.

12 Monitoring tools for intraday liquidity management

13 В консультативной версии отчета был использован термин «индикаторs мониторинга» (monitoring indicators), который в окончательной версии был заменен на термин «инструменты мониторинга» (monitoring tools)

14 Письмо Банка России от 24.05.2005 № 76-Т «Об организации управления операционным риском в кредитных организациях».

15 Например, Письмо Банка России от 23.03.2007 № 26-Т «О Методических рекомендациях по проведению проверки системы управления банковскими рисками в кредитной организации (ее филиале)».

16 Указание Банка России от 25.06.2012 № 2840-У «О требованиях к управлению операционным риском небанковскими кредитными организациями, имеющими право на осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов и связанных с ними банковских операций».

17 СТО БР ИББС-1.0–2010 Стандарт Банка России «Обеспечение информационной безопасности организаций банковской системы Российской Федерации».

18 Материалы представлены, в частности, на сайте «Некоммерческого партнерства «Сообщество пользователей стандартов по информационной безопасности АБИСС».

19 РC БР ИББС-2.2–2009 Рекомендации в области стандартизации Банка России «Обеспечение информационной безопасности организаций банковской системы Российской Федерации. Методика оценки рисков нарушения информационной безопасности».

20 СТО БР ИББС-1.2–2010 Стандарт Банка России «Обеспечение информационной безопасности организаций банковской системы Российской Федерации. Методика оценки соответствия информационной безопасности организаций банковской системы Российской Федерации требованиям СТО БР ИББС-1.0–2010».

21 СТО БР ИББС-1.2–2009 Стандарт Банка России «Обеспечение информационной безопасности организаций банковской системы Российской Федерации. Методика оценки рисков нарушения информационной безопасности».